Жёны грозного царя

Автор: Maks Дек 15, 2019

По количеству жен Иван Грозный вполне мог соперничать с английским королем Генрихом VIII. Но если число жен английского монарха точно известно — их было шесть, то с супругами первого русского царя возникает некоторая путаница.

По стопам отца

Как известно, Иван Грозный был достаточно жестким человеком. Даже жестоким. И с женщинами царь, вообще говоря, тоже не церемонился. Он хвастался англичанину Горсею, что растлил тысячу дев. Тысяча — это, наверное, перебор, но ясно, что от английского джентльменства царь был далек.

«В лагере у него были отборнейшие женщины, — пишет переводчик царского лекаря Альберт Шлихтинг. — Этими женщинами он злоупотреблял для своей похоти. Которая ему нравилась, он удерживал, а которая переставала нравиться, ту приказывал бросить в реку».

«Приказал он вывести всех этих благородных женщин и выбрал из них несколько для своей постыдной похоти, остальных разделил между своей дворцовой челядью», — рассказывают служившие у царя ливонцы Иоганн Таубе и Элерт Крузе.

Свидетельства иностранцев, конечно, пристрастны, но вряд ли все они, не сговариваясь, врали. Видимо, они просто не понимали загадочной русской души. Несмотря на некоторые злоупотребления по части похоти, в душе царь оставался романтиком. Мечтал о семейном очаге. Хотя по-своему.

В целом Иван Грозный продолжал политику своего отца — Василия III. В том числе и в брачных делах. Василий впервые в русской истории выбрал жену на смотре невест. А потом впервые отправил неугодную ему супругу в монастырь. И женился во второй раз на Елене Глинской. Которая и родила ему сына — Ивана Грозного.

Иван пошел по стопам отца. Бояре пытались выдать за него польскую принцессу — не срослось. И тогда 16-летний государь устроил смотрины. Всем дворянам, имеющим дочерей, велели везти их к наместникам. А те устраивали нечто вроде провинциальных конкурсов красоты. Участие в конкурсе было обязательным: кто девку утаит, «тому от меня быть в великой опале и казни».

Наместники свозили претенденток в Москву. Победу одержала Анастасия Романовна Захарьина-Юрьева. С ней царь прожил в браке 13 лет. Она родила ему шестерых детей, из которых до взрослых лет дожили двое — Иван Иванович, в 27 лет то ли погибший от удара отцовского посоха, то ли умерший от болезни, и Федор Иванович, сделавшийся царем. А первым царем из династии Романовых стал внучатый племянник Анастасии Романовны.

Конец счастливых дней России

Брак Ивана Грозного и Анастасии был, в общем-то, счастливым. Первую жену царь любил больше остальных и после ее смерти частенько по ней горевал. Судя по всему, было от чего горевать. Ее называли и целомудренной, и смиренной, и набожной, и, конечно же, красивой и умной, А главное — она наставляла царя на всяческие добродетели. «Великий князь был молод и вспыльчив, но она управляла им с удивительной кротостью и умом», — пишет Горсей.

Правда, были и другие люди, влиявшие на царя. Прежде всего руководители Избранной рады — поп Сильвестр и Алексей Адашев. А с ними у Анастасии были, мягко говоря, не лучшие отношения.

В 1560 году Анастасия умерла. Иван тяжело переживал кончину любимой жены. На ее похоронах он рыдал и еле стоял на ногах «от великого стенания и от жалости сердца».

Смерть Анастасии стала определенным переломом в жизни Ивана Грозного. «Превратился многомудренный ум его на нрав яр», — пишет Хронограф. Историк Николай Карамзин еще более категоричен: «Здесь конец счастливых дней Иоанна и России: он лишился не только супруги, но и добродетели».

Действительно, сразу после ее смерти попали в опалу и Сильвестр, и Адашев. Иван считал, что люди из его тогдашнего окружения отравили царицу. Правда, он говорил об этом как-то неуверенно: «А и с женою меня вы про что разлучили?»

Хотя основания для обвинений у него на самом деле были. Ученые провели спектральный анализ сохранившейся косы царицы и обнаружили в ней запредельное количество ртути. И пришли к выводу: Анастасия была отравлена. Кем? Да кем угодно. Клан Захарьиных раздражал всех, кто к нему не принадлежал.

Казни от тоски

Мария ТемрюковнаДолго горевать царю не дали. Уже через неделю бояре и духовенство заявили: надо искать новую невесту. Поискали в Польше — снова не срослось. Тогда невесту привезли с Кавказа — княжну Кученей, дочь кабардинского князя. Она была красива, да еще и экзотична. Княжна перешла в православие и стала царицей Марией Темрюковной.

Если первая жена Грозного считается олицетворением всех добродетелей, то вторая — полная ее противоположность. «Дикая нравом, жестокая душою», по словам Карамзина. Первая — наставляла на добродетели, вторая — склоняла ко злу.

Немец-опричник Генрих Штаден вообще уверял, что именно Мария Темрюковна надоумила царя ввести опричнину.

Возможно, супруга №2 и вправду отличалась суровым нравом, а может быть, она просто царствовала в неудачное время, и все беды этих лет приписали ей. Впрочем, ее брат Михаил Черкасский действительно служил в опричнине и даже возглавлял опричную Боярскую думу. Закончил он плохо — его посадили на кол.

В сентябре 1569 года царица умерла. И уже в октябре Иван Грозный расправился со своим двоюродным братом Владимиром Старицким и его родней. А в декабре решил идти походом на Новгород. В общем, тоску по умершим женам царь заглушал опалами и казнями. Тем более что Иван был уверен: вторую жену тоже отравили.

Однако это обвинение ничем не подкрепляется.

Сложно сказать, насколько сильно Иван Грозный любил Марию Темрюковну. Во всяком случае, наличие законной жены не мешало ему вести переговоры о новом браке — с Катериной Ягеллонкой. Проблема в том, что не только у Грозного была жена, но и у Катерины был муж — Юхан, младший брат шведского короля, который впоследствии сам станет королем. Но даже королевское звание не спасет его от домогательств Ивана, русский царь по-прежнему будет требовать отдать ему Катерину.

«Отраву злую учиниша»

Но, поскольку за границей не вышло, искать жену снова пришлось в России. Грозный устроил второй смотр невест. И опять со всех концов страны свезли девушек. По словам Таубе и Крузе, царь осматривал их «почти целый год». «Тех, кто не понравился ему, употреблял он для позорного плотского сладострастия, раздавал им кое-что и выдавал их замуж за своих палачей, или они были вовсе прогнаны безжалостным образом».

24 претендентки, скажем так, вышли в полуфинал. «Подержав их доброе время одну за другой, выбрал он из них 12». Эти 12 финалисток «должны были снять все украшения и платья и дать осмотреть себя безо всякого затруднения и сопротивления нагими. При этом присутствовал его доктор, и он должен был осмотреть их мочу в стакане и определить и высказаться относительно их природы, свойств и здоровья».

Видимо, доктор оплошал. Иван выбрал Марфу Собакину, которая вовсе не отличалась хорошим здоровьем. Более того, сразу же после смотрин она стала чахнуть и умерла через две недели после свадьбы. Разумеется, Иван Грозный по привычке объявил, что «ей отраву злую учиниша».

Ученые подвергали экспертизе и останки Марфы, но следов отравления не обнаружили. К сожалению, Иван Грозный не знал результатов экспертизы, поэтому казнил кое-кого из родни первых двух жен, обвинив в отравлении третьей.

Возникает вопрос: зачем царь вообще женился на больной невесте? Наверное, влюбился не на шутку и надеялся на лучшее: «положа на Бога упование, любо исцелеет».

Сомнительная Василиса

Так или иначе, Иван Грозный в третий раз остался вдовцом. И здесь возникла проблема. Православная церковь разрешает максимум три брака. А царю хотелось жениться в четвертый раз.

Иван заявил, что третий брак и браком-то не был. Не жил он, понимаешь ли, с Марфой, как муж и жена. Не успел. Так что она «преставилась девою».

Церковный собор подтвердил: царь девства Марфы «не разрешил». И «ради его теплого умиления и покаяния» разрешил царю четвертый брак. Но только в виде исключения и только царю. Любой другой, кто «дерзнет таковая сотворити», будет проклят.

Да и на царя наложили епитимью. Целый год он не мог заходить в .церковь. Во второй год должен был стоять в церкви на коленях, вместе с грешниками. Впрочем, епитимья отменялась, если «пойдет государь против недругов» за святую церковь. Войны велись постоянно, и все против недругов православия, поэтому и епитимья долго не продлилась.

Цари — особые люди. У них свои причуды. С огромным трудом добившись права на четвертый брак, Грозный женился на Анне Колтовской, чтобы прожить с ней всего полгода. А потом заставил ее принять постриг. Анна превратилась в инокиню Дарью и прожила в монастырях пятьдесят с лишним лет.

Мы не знаем, чем провинилась четвертая супруга. Источники об этом ничего не говорят. Поэтому примем самую простую версию: она просто надоела царю. Как и пятая жена — Анна Васильчикова, которую Иван Грозный тоже отправил в монастырь спустя несколько месяцев после свадьбы.

Начиная с Васильчиковой, возникает путаница. Если четвертый брак с Колтовской можно назвать как бы полузаконным, то все остальные — абсолютно незаконные. И можно ли называть последующих жен женами? А тем более — царицами? Историки по этому поводу спорят. Но мы не станем обращать внимание на эти формальности. Будем считать фактических жен.

Но и тут — загадки. Существование шестой жены — Василисы Мелентьевой — некоторые историки ставят под сомнение. А профессор Руслан Скрынников, один из крупнейших специалистов по этому времени, наоборот, считал, что только в случае с Василисой «женитьба Грозного была связана с увлечением».

В общем, если Василиса Мелентьева существовала, то она была вдовой, мужа которой убил опричник. По словам Скрынникова, «брак Грозного был счастливым, но недолгим», поскольку «вдова рано умерла»,

Больна и рожей не красна

Царь никак не мог угомониться. В 50 лет он женился на 17-летней Марии Нагой, племяннице последнего временщика Афанасия Нагого. От этого брака родился царевич Дмитрий. Его загадочная смерть в Угличе породит самозванцев и Смуту. Да и сама Мария Нагая, в то время уже инокиня Марфа, сыграет в этом определенную роль, то признавая Лжедмитрия своим сыном, то отказываясь от показаний.

Можно предположить, что Мария Нагая тоже довольно быстро надоела царю. По крайней мере, он не держался за нее. Как и во времена Марии Темрюковны, Иван при живой жене начал переговоры о новом браке. На этот раз — с английской королевой Елизаветой.

Королева не горела желанием выходить замуж за загадочного восточного деспота. Тогда Иван посватался к «королевиной племяннице» Мэри Гастингс, дальней родственнице королевы.

Англичане, естественно, знали, что царь женат. На этот счет посол Писемский получил царские указания: «государь взял за себя в своем государстве боярскую дочь, а не по себе». И если Гастингс дородна и достойна Ивана, то он свою нынешнюю жену оставит.

Ивану снова отказали. Дескать, племянница «больна и рожей не самое красна». Царь принялся искать других невест в Англии, но так и не нашел — умер.

Откуда такой интерес к англичанкам? Во-первых, Грозный мечтал о военном союзе с Англией. Во-вторых, под конец жизни он всерьез подумывал о возможном бегстве из России.

Как видим, царь позволял себе жениться и по любви, и по расчету. И столько раз, сколько ему вздумается.

Будем считать по минимуму, без сомнительной Василисы. Шесть жен. Первые три, по словам самого царя, отравлены. Следующие две сосланы в монастырь. Судьба последней — Марии Нагой — висела на волоске, пока царь примерялся к англичанкам. Мария пережила царя, но после его смерти все равно не избежала монастыря.

Так что, если кто-то думает, что царицам тогда жилось хорошо, то он сильно ошибается.

Глеб Сташков



,   Рубрика: Дворцовые тайны

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:58. Время генерации:0,566 сек. Потребление памяти:10.38 mb