Чернокожий патриот страны советов

Автор: Maks Апр 22, 2019

Американский чернокожий певец Поль Робсон приезжал в СССР трижды: в 1934, 1949 и 1958 годах. Он был преданным поклонником страны победившего социализма. В Советский Союз его с радостью пускали, поскольку ни у кого из руководства страны не возникало сомнений в том, что у артиста левые взгляды. А его гастроли в СССР в 1958 году прошли с особым триумфом.

Страна Советов была тем самым местом, где Робсон чувствовал себя полноценным человеком. До сих пор спорят о том, был ли Робсон членом американской коммунистической партии. В любом случае, если и был, то скрывал это, потому что с 1950-го по 1957 год США переболели маккартизмом: по инициативе сенатора Маккарти в стране выявляли тайных коммунистов и подвергали их травле. Именно после окончания этой несимпатичной общественной кампании Робсону выдали заграничный паспорт. И в 1958-м он отправился на гастроли в СССР.

Взаимная любовь

Любовь Робсона к СССР не случайна. Страна Советов казалась ему оплотом общественного равенства. Будущий певец родился в 1898 году в штате Нью-Джерси. Несмотря на то что он появился на свет в одном из лояльных к чернокожим штатов американского Севера, с расизмом он там сталкивался систематически. Юноше, который демонстрировал уникальные способности во всем, за что брался — от математики до музыки, — ставили палки в колеса на каждом шагу.

Он выучился на юриста в престижном Колумбийском университете. Работы долго не было, подрабатывал рассыльным. А когда получил работу по специальности, его выжили коллеги, не желавшие трудиться рядом с цветным.

Так что в 1925 году Поль Робсон впервые выступил с концертом в Нью-Йорке. Успех замечательного баса с характерным для негра тембром голоса превзошел все ожидания. Пресса писала, что на небосклоне американской музыки взошла новая звезда. Робсон тогда пел негритянские песни, и благодаря его исполнению они отзывались в сердцах не только его соплеменников.

Поль Робсон с женой ЭсландойЕще в 1921 году женой будущего певца стала негритянка Эсланда, которая, когда он стал артистом, выполняла обязанности его менеджера.

Впервые в СССР Робсон приехал еще в 1934 году. И, как многие западные звезды, оказался совершенно очарован сталинским СССР.

Дело в том, что еще в 1929-м, оставшись без работы, певец отправился в Европу. Но и там его настиг расизм, с которым он не думал встретиться в Старом Свете: их с женой не пустили в ресторан на обед, организованный в честь самого Робсона. И только в СССР чернокожего артиста приняли столь восторженно, что он заявил: «С момента появления в России я понял, что нашел то, к чему стремился всю жизнь. Только в Советском Союзе я почувствовал себя полноценным человеком…» С тех дней убеждения советских коммунистов стали убеждениями Робсона. А пропагандируемые прессой достижения советской страны он воспринимал чуть ли не как свои собственные.

Жертва преследований

Робсон пел перед антифашистами во время Гражданской войны в Испании.

В годы Великой Отечественной артист организовал сбор денег в пользу воюющего СССР. Он заявил: «У меня нет никакого сомнения в том, что Гитлер найдет себе в России могилу!»

А в США певца тем временем ненавидели все больше. После одного из концертов его чуть не линчевали ку-клукс-клановцы. Невзгоды заставили артиста «леветь» с каждым днем все больше. Он пел для бастующих шахтеров. Он исполнял советские песни — к примеру, «Широка страна моя родная».

В 1952-м ему присвоили международную Сталинскую премию «За укрепление мира между народами».

В 1953-м Поль Робсон после смерти Сталина посвятил ему песню «Тебе, дорогой товарищ».

В 1958-м Робсону наконец-то вернули заграничный паспорт, и артист в сопровождении супруги устремился в любимую Страну Советов.

Он прибыл в СССР 30 декабря 1958 года и в интервью «Литературной газете» на вопрос о планах на 1959 год заявил: «О, их немало!.. Прежде всего концерты в СССР, о которых я буквально только что договорился».

Концерты прошли в Москве, Ленинграде и Ташкенте. Пресса сообщала, что Робсон пребывает в диком восторге от социалистического строительства в Узбекистане.

Режиссер Василий Катанян, который в 1959 году снимал фильм о пребывании негритянского певца в СССР, в своей книге «Прикосновение к идолам» вспоминал: «Сегодня трудно представить, как был популярен Поль Робсон у нас в стране в конце 40-50-х годов. Это был единственный иностранный артист, которого у нас знали. Правда, пел он только по радио, а не в концертных залах, но передавали его часто и много писали о нем. Далеко не последнюю роль в его славе играли левые политические воззрения и то, что он был за них в известной степени дискредитирован в США».

Колоритный Узбекистан

На самом деле Узбекистан показал американцу и свою, так сказать, колоритную сторону. Помимо выступлений, которые прошли, как обычно, с успехом, в программу включили встречу Робсона с трижды Героем Социалистического Труда Туркунбаевым. Вот как описал антураж этой встречи Василий Катанян: «Гости прибыли абсолютно обезумевшие от ухабов, пыли и жары. Танцовщицы заплясали, трубы задудели, дети запели, наши аппараты затрещали — словом, все пошло своим чередом… Наконец все уселись в шатре, убранном с ханской роскошью. Туркунбаев поднялся:

— Я предлагаю первый тост за нашего лучшего друга, за дорогого человека, которого мы уже давно знаем и любим, за… Э… э… Как его зовут?

Поль Робсон.

— Как-как?

— Роб-сон!

Туркунбаев очень удивился, пожевал губами и закончил:

— За нашего дорогого Робсона!

Все выпили, поговорили. Туркунбаев не унимается:

— Разрешите мне поднять бокал за то, чтобы наша дружба крепла и чтобы вы, наш уважаемый, наш горячо любимый э…э…э… Как его зовут?

— Роб-сон.

— Как-как?

— Да Робсон же!»

Вокруг певца началась настоящая истерия, которую Катанян вспоминал с ностальгической грустью и иронией одновременно: «…мы на пляже в Сочи, где не успел Робсон раздеться, как его окружила несметная толпа профсоюзных отдыхающих глазеть на черное тело, и мы буквально бежали с пляжа; и милиционер, который свистком остановил машину, чтобы взять у Поля автограф; и вечера на палубе теплохода, где все пели „Подмосковные вечера», а Поль подпевал; и этот его концерт на стадионе в Ташкенте, где откуда ни возьмись на помост выбежал с букетом пятилетний негритенок — чернее ночи — и как Робсон радостно засмеялся, взял его на руки и спел «Спи, мой беби», отчего тот действительно заснул, и молодая белая мама поднялась на сцену и осторожно унесла спящего».

Катанян правильно оценивал дурацкую роль Робсона в советской пропагандистской кампании: «…у нас сделали его общественной фигурой, не обращая внимания на его талант, и что я тоже к этому скатываюсь, снимая его со всеми этими дурацкими учительницами или спортсменами».

Поль Робсон стоически и доброжелательно сносил советское гостеприимство. То ли он был сверхтактичен, то ли не понимал, что происходит, то ли полагал: весь этот идиотизм — издержки, за которыми кроется главное — счастливое и справедливое советское общество…

Как бы то ни было, но, уезжая из СССР, Поль Робсон клялся, что в скором времени он вернется в Советский Союз с новыми гастролями. Но больше в Страну Советов друг государства победившего социализма не приезжал, хотя продолжал с успехом гастролировать в странах победившего капитализма. Последние гастроли певца прошли в Австралии и Новой Зеландии.

В 1965 году умерла Эсланда. После ее кончины Робсон прекратил концертную деятельность. Он скончался в 1976 году.

Карина СТЕПАНОВА



,   Рубрика: Версия судьбы

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:61. Время генерации:0,366 сек. Потребление памяти:8.52 mb