Фантомы архитектуры

Автор: Maks Сен 13, 2022

«Я планов наших люблю громадье!» — писал в поэме «Хорошо!» Владимир Маяковский. В СССР слабость к масштабным проектам питали многие, в том числе руководители государства. Наиболее наглядно «громадье» по понятным причинам воплощалось в архитектуре. Правда, особо грандиозные проекты остались только на бумаге…

Палец длиной в два этажа

Об образовании СССР было официально объявлено на I Съезде Советов 30 декабря 1922 года. И новой стране сразу же потребовался какой-то особенный узнаваемый символ. Во всяком случае так считал государственный деятель С.М. Киров, на том же съезде предложивший построить грандиозный Дворец Советов, с которым будет ассоциироваться молодое государство.

Идея понравилась, но приступить к ее реализации удалось только в 1931 году. Был объявлен конкурс, в котором приняли участие не только архитекторы, но и все желающие граждане Союза. В финал вышли три работы, выдержанные в стиле, который позже назовут сталинским ампиром. Через два года определился победитель — архитектор Борис Иофан.

Уже на стадии проекта стало ясно: Дворец Советов обещает стать сооружением, подобного которому в мире еще не было.

Первоначально Иофан представлял Дворец Советов как комплекс зданий, в центре которого возвышалась башня, увенчанная фигурой Освобожденного Пролетария. В процессе доработки идея претерпела изменения: башня как бы впитала в себя сопровождающие постройки, приобретя уровневую структуру. Место на верхушке Освобожденный Пролетарий уступил стометровому В.И. Ленину (высота Статуи Свободы — 93 метра). Один только палец исполина равнялся двухэтажному дому… Здание-пьедестал, высотой 420 метров, обрамляла бетонная площадь с автостоянкой. А внутри, кроме всего прочего, предполагался зал на 22 тысячи человек.

Строить Дворец Советов планировали на месте храма Христа Спасителя, который снесли специально для этой цели. Если бы проект был завершен, Москва лишилась бы еще и почти всей исторической части Волхонки, пришлось бы потесниться и Государственному музею изобразительных искусств им. А.С. Пушкина. Но вмешалась война. Стальной каркас, уже достигший семиэтажной высоты, разобрали на противотанковые укрепления. А после победы у обескровленной страны не было сил на осуществление такого помпезного строительства.

Зато наследство, которое оставила после себя не достроенная «вавилонская башня», оказалось полезным. Камнеобрабатывающий комбинат, построенный для производства облицовки, одел в гранит пол-Москвы. Вырытый для него котлован в 1960 году был превращен в бассейн «Москва», действовавший до 1994 года. А проект Иофана лег в основу здания МГУ на Воробьевых горах.

Мечта

Проект Дворца СоветовДворец Советов — не единственный пример несостоявшегося архитектурного замысла. Аналогичная судьба постигла башню Никитина — Травуша. Небоскреб высотой четыре километра планировалось построить в Японии. Ажурная конусная башня должна была стать домом для полумиллиона человек. Она имела у основания диаметр 800 метров, состояла из четырех сужающихся секций и по силуэту напоминала Останкинскую. Сходство с одной из главных московских достопримечательностей было не случайным: концепцию для крупной японской компании разрабатывали советские проектировщики — главный конструктор Останкинской телебашни доктор технических наук Николай Никитин совместно с кандидатом технических наук Владимиром Травушем.

Работы над проектом начались 9 августа 1966 года и три года шли вполне успешно. В 1969-м заказчики внезапно потребовали уменьшить высоту башни в два раза. Затем — до «смешных» 550 метров. А потом и вовсе отказались от своих планов. Предположительно это произошло из-за проблем на международном уровне. Например, Никитина Госстрой СССР не отпустил в Японию, хотя командировка нужна была для работы…

Впоследствии элементы конструкции царь-башни, как это часто случалось с советскими открытиями и изобретениями, были без согласования с авторами использованы японцами в проекте гипотетического небоскреба X-Seed 4000. Он также должен был возвышаться на 4000 метров, только не над сушей, а над морем, опираясь на шестикилометровое основание. Этот дом смог бы вместить в себя до миллиона жителей. На любом из этажей (между которыми курсировали 200-местные лифты) они чувствовали бы себя комфортно благодаря ровному микроклимату, который поддерживался с помощью солнечной энергии и зеленых зон внутри здания.

Проект в целом чудесный, но был плох лишь одним. По мнению аналитика в строительной отрасли Джорджа Байндера, X-Seed 4000 «никогда не подразумевалось строить. Целью планирования было достижение некоторой узнаваемости фирмы (компании «Тасаи Корпорейшн»), и это было достигнуто».

На Марсе — сады, на Луне — города

В 1960-х годах КБ «Спецмаш» под руководством Владимира Бармина был разработан проект мобильного «лунного города». Более 10 лет коллектив создавал ДЛБ (Долговременную лунную базу). Впрочем, это официальное название существовало только в документах. Между собой проектировщики называли свое детище Звездой. А иногда, в шутку, Барминградом.

«Лунный город» должен был состоять из девяти модулей специального назначения — жилого, складского, лабораторного и других. При необходимости все они могли быть превращены в луноходы путем установки на специальные колесные шасси. Затем сцеплялись друг с другом и следовали за электротягачом, работающим от портативного ядерного реактора. Таким образом «лунный город» превращался в «лунный поезд». «Вагончики» цилиндрической формы длиной 4,5 метра каждый были оснащены трехслойной защитой от метеорной, тепловой и ультрафиолетовой опасности. Поезд весил 8 тонн и должен был перевозить экипаж из 12 человек. Основным предназначением мобильного города были геологические исследования: пробы грунта можно было брать, не покидая модулей.

В середине XX века советская космонавтика проявляла интерес не только к Луне, но и к более отдаленному Марсу. Многие всерьез рассчитывали, что уже к концу столетия там появятся научные базы, а межпланетные командировки станут обыденностью. Ученые проектировали «тяжелые космические корабли», способные долететь до Марса и Венеры, и даже запланировали первое трехгодичное путешествие к Красной планете. Оно должно было стартовать 8 июня 1971 года.

Однако после смерти в 1966 году основоположника и главного вдохновителя развития практической космонавтики Сергея Павловича Королева программы освоения ближнего космоса стали сворачиваться одна за другой. Сначала отказались от полета на Марс. В 1974 году генеральный конструктор советской космической программы академик Валентин Глушко закрыл лунную «Звезду», предложив вместо нее собственную разработку — «Вулкан»-ЛЭК, но и она не была реализована. Колонизация других планет все-таки слишком дорогое удовольствие.

НЛО в горах Кавказа

И все же увлечение советских людей космосом оказалось так сильно, что инопланетная тематика нашла воплощение и в архитектурных проектах. Пусть не слишком больших, зато реальных.

Самый яркий пример — конечно же, гостиница «Тарелка», появившаяся в 1969 году на склоне горы Мусса-Ачитара возле горнолыжного курорта Домбай. На зеленом склоне белое округлое здание с иллюминаторами по периметру (один в один НЛО!) смотрится просто фантастически. К тому же маленькую гостиницу, в которой всего три номера, можно легко транспортировать вертолетом. То есть «летающая тарелка» может в любой момент улететь в неизвестном направлении. Как настоящий фантом…

Светлана ЕЛКИНА

  Рубрика: Если бы... 100 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:49. Время генерации:0,227 сек. Потребление памяти:9.34 mb