Гений из барака

Автор: Maks Сен 28, 2019

В ноябре-декабре 1941 года в блокадном Ленинграде были арестованы более ста ученых, профессоров и преподавателей ленинградских вузов. Среди арестованных был математик Николай Сергеевич Кошляков. Сначала его приговорили к расстрелу, которой заменили на 10 лет лагерей.

Даже в заключении ученый продолжал вести свои исследования и математические расчеты. Из-за отсутствия бумаги пользовался фанерой, по мере необходимости соскребая написанное стеклом. Лишь в конце 1944 года математика этапировали в Москву, в так называемую шарашку.

Формулы на фанере

Николай Сергеевич Кошляков родился 23 июля 1891 года в Санкт-Петербурге, в семье главного инспектора почт и телеграфов России. Уже в гимназии мальчик проявил склонность к математике. В 1914 году молодой человек окончил физико-математический факультет Петербургского университета.

После успешной сдачи магистерских экзаменов в Петербургском университете в 1917-м Николай Кошляков получил место приват-доцента в Пермском университете, где работал до 1919 года. Он также преподавал в Крымском университете, в затем в ЛГУ, где заведовал кафедрой общей математики.

Карьера ученого складывалась вполне успешно. Но вдруг в конце 1941 года, когда Ленинград находился в блокаде, математика Николая Котлякова арестовали по делу «Союза старой русской интеллигенции», также известному как «Дело №555».

Николай Сергеевич КошляковЗа решеткой оказались тогда 127 ученых, в том числе профессора Андрей Журавский, Николай Розе и другие. Обвинение сводилась к тому, что они якобы ждали прихода немецких оккупантов, чтобы восстановить в стране капитализм. Все обвиняемые были приговорены к расстрелу, который в результате заменили 10 годами лагерей.

Николая Кошлякова отправили в лагерь вблизи Соликамска Пермского края, а его семью эвакуировали в Новосибирскую область. Уезжая, сын смог забрать с собой некоторые работы отца. При первой же возможности он отправил все это в лагерь — в 1943 году Кошлякову разрешили переписку.

Ученый в заключении продолжал работать. Увы, бумаги не было, и ученый вместо нее использовал фанеру, соскребая ранее написанное куском стекла.

Работал математик в бараке для доходяг: на общие работы Кошлякова не отправляли из-за страшного истощения.

Под чужой фамилией

В 1943-1944 годах математик написал две очень важные работы. Закончив труды, ученый показал их лагерной администрации, объяснив, что они представляют большую ценность для науки. Исследование отправили на Лубянку, а откуда на экспертизу в Математический институт имени Стеклова. Академики Иван Виноградов и Сергей Бернштейн написали в НКВД, что исследования Кошлякова представляют огромный интерес для советской науки. Бернштейн также написал математику открытку: «Надеюсь, что здоровье и силы помогут вам продолжить ваши прекрасные исследования». Это способствовало тому, что лагерное руководство выдало заключенному Кошлякову бумагу и увеличило паек.

В конце 1944 года математика этапировали в Москву, в так называемую шарашку — теоретический отдел конструкторского бюро СБ-1, большинство сотрудников которого были заключенными. Именно из этой «шарашки» выросло НПО «Алмаз» имени академика Расплетина.

Работа Николая Кошлякова была опубликована в 1949 году, когда он еще отбывал срок. Органы НКВД разрешение на публикацию дали, правда, запретили упоминать фамилию математика-заключенного. Работу его издали под псевдонимом «Н.С. Сергеев».

Когда Кошляков в 1951 году освободился, то продолжил работать в том же НПО «Алмаз», в должности начальника лаборатории, а после выхода на пенсию оставался научным консультантом.

В 1953 году ему дали Госпремию СССР и орден Ленина, а также выделили квартиру в Москве. А через два года, в 1955-м, математик Кошляков и другие ленинградские ученые, несправедливо арестованные по «делу №555», были реабилитированы.

Ирина СМИРНОВА



, ,   Рубрика: Версия судьбы




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,187 сек. Потребление памяти:8.75 mb