Главный клюквенник Москвы

Автор: Maks Сен 9, 2020

Громкое дело банды Анатолия Дейнеховского, занимавшейся кражами икон в церквях Московской и других областей, было первым в СССР делом об организованной преступности.

На разоблачение и поимку участников преступной группировки Анатолия Дейнеховского у МУРа и сыщиков из других областей, где промышляла кражами икон эта банда, ушло несколько лет. Дейнеховский сам был опытным оперативником.

Генеральский сынок

История знаменитой советской банды «клюквенников» началась в августе 1978 года в Москве, в Донском монастыре. Ночью вышедшие на крики о помощи старушки, проживавшие при монастыре, нашли во дворе мужчину, который корчился на земле от боли. Поначалу бабули принял его за посланца Божьего, слетевшего с небес но подоспевший сторож их разочаровал, смекнув, что посланцы небес на веревке с купола не падают, и вызвал наряд милиции.

В отделении выяснили личность «посланца» — некто Игорь Лапшин, профессиональный альпинист. Задержанный уверял, что он глубоко верующий человек и именно поэтому проник на территорию монастыря — хотел поставить свечку Иоанну Воину. Ему не поверили, возбудили уголовное дело, но на зону Лапшин не попал — суд отправил его на принудительное лечение в психушку. У Лапшина имелась справка о психической неполноценности.


На самом деле это была первая попытка кражи, организованная новоявленной бандой московских «клюквенников», так на блатном жаргоне называют тех, кто занимается кражами икон и церковной утвари. Лапшину просто не повезло. По плану он должен был через купол проникнуть внутрь, украсть икону Иоанна воина и так же спуститься вниз. Но веревка подвела, и он рухнул вниз еще во время подъема. Больше подобных ночных происшествий в столице не случалось, зато вскоре начались кражи икон из церквей и монастырей в Московской области. И стало ясно, что это дело рук одной и той же банды.

Не сразу, но сыщики МУРа все-таки вышли на банду «клюквенников» и ее главаря, Анатолия Дейнеховского, сына известного генерал-майора артиллерии ВС СССР Петра Ипполитовича Дейнеховского, бригадного генерала Народного Войска Польского, прославленного участника Великой Отечественной войны. В это было трудно поверить. Чего не хватало генеральскому сыну, получившему прекрасное юридическое образование и работавшему в спецподразделении?

О таких тогда говорили «номенклатура» — дом на Кутузовском проспекте, продукты и вещи по талонам в элитных магазинах, закрытых для простого народа. Но Дейнеховский-младший делать военную или юридическую карьеру не пожелал, а покатился по кривой дорожке. Начал с мошенничества — выдавал себя за завскладом дефицитных тогда ковров и «стриг» немалые деньги у приехавших из союзных республик в первопрестольную граждан, желающих их купить. Брал деньги и исчезал. Милиции он не боялся — на этот случай имелась справка о невменяемости, купленная у психиатра из института имени Сербского.

Гастрольное турне

Анатолий ДейнеховскийДеньги текли рекой, и Дейнеховский кутил в ресторане «Хрустальный» на Кутузовском, где часто собирались скупщики антиквариата. Из подслушанных разговоров парень понял, что антиквариат гораздо выгоднее, чем ковры. И он решил создать банду. Вскоре группировка была укомплектована сыном известного академика, выпускником Бауманского высшего технического училища Андреем Зиновкиным, придумавшим специальный инструмент, с помощью которого можно было легко и бесшумно выламывать железные решетки на окнах. Вторым стал альпинист Игорь Лапшин. Позже добавились другие.

После неудачи Лапшина в Донском монастыре Дейнеховский пришел к выводу, что Москву лучше не трогать. И банда начала свои первые гастроли по Московской области. На рожон не лезли, сначала проводили тщательную разведку на местности и в храме. Узнавали, где сигнализация и как ее отключить, где самые ценные иконы и прочее. А потом, в одну из ночей прихватив иконы и серебряную церковную утварь, тотчас же уезжали. Не стыдились взламывать ящики для пожертвований и забирали оттуда наличность. Порой там были копейки, но на водку хватало. Следом за Московской областью начались гастроли по «Золотому кольцу России».

Дейнеховский сам на кражи ходил редко, он был мозговым центром. Это с его подачи каждый раз на дело шли с новым инструментом, а потом избавлялись от него, чтобы не оставлять улик. Работали только в перчатках. Случалось, что кто-то попадался, но неизменно выручали справки о невменяемости, которыми Дейнеховский снабдил всех подельников. За отсутствием улик и свидетелей милиция была пока бессильна. Дейнеховский занимался сбытом краденного, среди клиентов было немало известных людей из числа художников, музыкантов и влиятельных чиновников.

Имея высокие связи, Дейнеховский чувствовал себя безнаказанным и совсем потерял страх. Как-то после очередной кражи позвонил на Петровку, 38, и сообщил оперативному дежурному, что в Троицкой церкви в селе Горелец украли иконы. Куражась, посоветовал, чтобы местных не брали, дескать, это московские в Горелец приезжали.

Борьба интеллектов

Для МУРа и его коллег было делом чести поймать на горячем зарвавшегося вора. По делу «клюквенников» работала следственная бригада МВД СССР, куда вошли лучшие следователи и сыщики. По сути, это была борьба умов и интеллектов — кто кого? Постепенно устанавливали подельников Петровича, так в криминальном мире величали Дейнеховского. Шаг за шагом, подбирались все ближе.

Ночью 29 октября 1981 года милицейский патруль задержал на улице подозрительные «Жигули», в которых при досмотре обнаружили воровские инструменты и серебряный православный крест. Водителя и пассажира доставили в отделение, установили личности — Сорокин и Чхаидзе. Оба на «карандаше» у милиции. У обоих — справки о невменяемости. Почти месяц эта парочка косила под психов, но потом начала давать показания. Подозреваемые назвали фамилии подельников, указали церковь, куда на кражу ходил сам Дейнеховский. Это уже был серьезный повод для получения в прокуратуре ордера на его арест. Правда, когда поехали брать, чуть не упустили. Пока оперативники, окружив дом, решали, где лучше выставить засаду, Петрович вышел из подъезда и направился к метро. Благо, что кто-то из сыщиков его в лицо знал и вовремя заметил.

На первых допросах Дейнеховский все отрицал. Косил под психа, но это уже не срабатывало. А он так наделся попасть в психушку и сбежать оттуда. Кстати, в отношении докторов, у которых он покупал справки, тоже возбудили уголовные дела. Против самого Петровича у следствия имелось немало улик и показаний его подельников. В те дни кабинет, выделенный для хранения вещдоков, был забит под завязку. Следствие установило, что с 1978-го по 1981 год банда совершила несколько десятков краж помимо Московской, в Ярославской, Тульской, Владимирской, Костромской и Горьковской областях.

Главным итогом кропотливой и рутинной работы сыщиков стало не то, что все члены банды получили каждый свой срок наказания, а то, что бесценные иконы не попали на аукцион «Сотбис» и вернулись на свои места в храмы, откуда были похищены.

Антон СТАРОСЕЛЬЦЕВ

Деньги для вора не главное

Придя для проведения обыска в квартиру Анатолия Дейнеховского, оперативники и следователь очень удивились, увидев убогость обстановки. Мебели не было вообще. Какой-то пенек вместо стула, вместо кровати пассажирское сиденье от «Волги», и по всей квартире на полу стояли и валялись пустые бутылки. Дейнеховский подчистую пропивал все, что зарабатывал на сбыте краденых икон. Главным для него были не деньги, а адреналин, который он получал во время краж.

Загадки истории » Злодеи » Главный клюквенник Москвы

, , , ,   Рубрика: Злодеи 7 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:27. Время генерации:0,587 сек. Потребление памяти:8.63 mb