Казачья верность

Автор: Maks Июн 14, 2022

Казак Тимофей Ящик был телохранителем императрицы Марии Федоровны. Всей своей жизнью он доказал, что верность и преданность — это не пустые слова.

ВСТРЕЧА С МОНАРХОМ

В Копенгагене в Музее вооруженных сил есть необычная коллекция — черкеска, кинжал, шашка, револьвер, столовый набор с гербом датского королевского двора. Все эти вещи принадлежали одному человеку — Тимофею Ящику, казаку Собственного Его Императорского Величества конвоя.

Тимофей Ксенофонтович родился и вырос в казачьей семье на Кубани — в станице Новоминской. Семья была большой, но дети ни в чем не нуждались. С ранних лет Тимофею привили нехитрую, но непреложную истину: «Мой конь подо мной, мой Бог надо мной».

Казаки никогда не использовали коней для пахоты. Конь — это боевой товарищ и верный друг. А главным примером верности и послушания Господу для маленького Тимофея являлись его родители. Семья была очень религиозной. Как только Тимофей начал говорить, отец стал учить его молиться, креститься, опускаться на колени и делать поклоны.

Женился Тимофей Ксенофонтович рано — ему не было еще и восемнадцати лет. А в 1900 году его призвали на военную службу. Дома он оставил жену Марфу и двух дочерей. Мысль о важности служения царю прививалась казакам буквально с первых дней их жизни. И любить царя нужно было больше, чем кого-либо на этом свете. Тимофей Ящик служил в 1-м Ейском полку неподалеку от Тифлиса. Его, красавца и меткого стрелка, вскоре перевели в конвой командующего войсками Кавказского военного округа князя Григория Голицына.

Каждый год князь представлял царю доклад о положении дел на Кавказе. Отправившись в Петербург вместе с Голицыным, Ящик впервые увидел императора Николая II. Тимофей и не догадывался, что судьбе будет угодно навсегда связать его с императорской семьей.

ЖИЗНЬ НАЧИНАЕТСЯ ЗАНОВО

В те годы Кавказ бурлил. Казакам конвоя даже доводилось вырывать Голицына из рук террористов. Уходя в отставку, князь наградил Тимофея Ксенофонтовича за верную службу — подарил ему серебряные часы. А главное, Голицын рекомендовал Ящика в императорский конвой. Это было элитное подразделение, отвечавшее за безопасность монарха. Набирали в него кубанских и терских казаков, а также горцев.

В конвое Тимофей Ксенофонтович прослужил три года. Затем пять лет жил в родной станице, воспитывая детей, которых у него в семье было девять. В 1912 году Тимофея Ящика снова призвали на военную службу, и он опять попал в Собственный Его Императорского Величества конвой. Николаю II понадобился личный телохранитель. Перед царем выстроилась длинная шеренга казаков конвоя. Монарх прошел вдоль шеренги и остановился возле самого бравого и красивого казака. Им был Тимофей Ящик. Действительно, природа наградила его богатырской силой и ростом под два метра. Черная, как смоль, борода и густая шевелюра сочетались с безмятежными голубыми глазами. Строевая выправка тоже была отменной.

Царь внимательно посмотрел на казака и спросил, как его зовут. Услышав ответ, Николай улыбнулся и объявил, что берет этого Ящика.

В воспоминаниях Тимофей Ксенофонтович напишет, что в тот момент его жизнь только началась, хотя ему уже исполнилось 36 лет. Надо сказать, что в мемуарах Ящика царь вообще не рассматривается как политик или как военачальник, никаких оценок его деятельности не дается. Тимофей Ксенофонтович просто обожал монарха, видел в нем исключительно хорошего и доброго человека, который часто беседовал со своим телохранителем, расспрашивал о жизни на Кубани.

Весной 1916 года, в самый разгар Первой мировой войны, Ящик получил предписание немедленно отправиться в распоряжение вдовствующей императрицы Марии Федоровны, матери Николая II. Личные телохранители императриц назывались камер-казаками, именно камер-казаком императрицы и стал Тимофей Ящик.

Мария Федоровна выбрала телохранителя по рекомендации сына. Поначалу императрицу разочаровал внешний вид Тимофея Ксенофонтовича — бритая голова и срезанная борода. Ящик объяснил, что во время войны по-другому нельзя — вши одолеют, но пообещал исправиться. И вскоре отрастил и бороду, и шевелюру.

РАЗЛУКА С РОДИНОЙ

Тимофей Ящик и Мария ФёдоровнаСлужба Тимофея Ксенофонтовича у вдовствующей императрицы продлилась 12 лет. Еще до революции начались скитания. Весной 1916 года Мария Федоровна рассорилась с сыном и переехала в Киев, где жили ее дочери — Ксения Александровна и Ольга Александровна.

Тимофей Ящик, естественно, поехал в Киев вместе с императрицей. Там их и застала Февральская революция. Простившись с сыном — отрекшимся императором Николаем II, Мария Федоровна перебралась в Крым. Туда же последовали ее дочери. Большинство слуг после революции разбежалось, но Тимофей Ящик остался со вдовствующей императрицей.

Мария Федоровна не верила ни слухам, ни официальным сообщениям о гибели Николая II и всей его семьи. Поэтому она не хотела покидать Россию. Только в апреле 1919 года Мария Федоровна поддалась на уговоры и на борту британского линкора «Мальборо» эвакуировалась в Англию. А вот ее дочь — Ольга Александровна — осталась в России. Вместе с мужем — офицером Николаем Куликовским — она переехала на Кубань — в станицу Новоминускую. Как мы помним, это родная станица Тимофея Ящика. Он и отвез туда Ольгу Александровну и Куликовского.

В Новоминской великая княгиня родила второго сына. А еще она завела домашнюю живность, засадила огород, полола грядки, ходила босиком. Но белые терпели поражение за поражением, и оставаться в станице стало опасно. Снова на помощь пришел верный Тимофей Ящик. Он вывез семью Ольги Александровны за границу — к Марии Федоровне. Та жила уже не в Англии, а в Дании (Мария Федоровна — урожденная датская принцесса Дагмар).

А на Кубани казачьи партизанские части продолжали сопротивление. В 1922 году большевики решили бороться с ними решительно и беспощадно. В станице Новоминской родственники повстанцев были взяты в заложники. Среди них оказалась и Марфа Самсонова — жена Тимофея Ящика. Повстанцы не сдались, заложников расстреляли…

Поначалу русские эмигранты верили, что большевики недолго продержатся у власти. Что народ их свергнет, и можно будет вернуться на Родину. Так считал и Тимофей Ксенофонтович. Тем не менее, он искал любую возможность перевезти своих детей в Данию. Но это ему не удалось. Он смог получить разрешение только на выезд больного туберкулезом сына, но ребенок не дожил до отъезда.

Разлученный с детьми Тимофей Ящик все равно не забывал о них. Он умудрялся писать им письма, присылать посылки с одеждой и продуктами, а также деньги. Валюта, которую в 1930-е годы Тимофей Ксенофонтович отправлял из Дании, помогла его детям выжить во время голода. Все письма и посылки приходили на имя родственника — Александра Ящика, одноногого инвалида Первой мировой войны, на которого власти не обращали внимания.

ПОСЛЕДНИЙ КАРАУЛ

В 1920-е годы на улицах Копенгагена можно было встретить пожилую изящную даму, которую сопровождал огромный бородач в весьма экстравагантном для европейцев наряде. Грозный чужестранец при кобуре и шашке, одетый в черную папаху, черкеску, широкие шаровары и до блеска начищенные хромовые сапоги, приводил в недоумение жителей датской столицы и пугал детвору. В магазинах и отелях датчане и вовсе принимали его за ряженого швейцара. Так выглядели со стороны Мария Федоровна и Тимофей Ящик. Но камер-казак относился к своей службе со всей серьезностью. Ночью он ложился спать на пол у дверей покоев императрицы, держа наготове заряженный револьвер. Тимофей Ксенофонтович считал, что большевики представляют угрозу для Марии Федоровны даже в Дании.

Ящик охранял императрицу до самой ее смерти. Мария Федоровна умерла в октябре 1928 года на 81-м году жизни. Тимофей Ксенофонтович отстоял у ее гроба последний — трехсуточный караул.

Тремя годами ранее, в 1925-м, Ящик женился во второй раз — на датчанке Агнес Обринк. В православии она приняла имя Нина и выучила русский язык (Тимофей Ксенофонтович датский так и не осилил).

Не стоит удивляться, что посаженной матерью на свадьбе была Мария Федоровна. Она вообще ценила преданность своего камер-казака и не забыла упомянуть его в завещании. Императрица оставила Ящику некоторую сумму денег, которой хватило для того, чтобы открыть небольшую бакалейную лавку. На доходы от этой лавки и жили Тимофей Ксенофонтович с женой.

До конца жизни Ящик надеялся вернуться на Родину, поэтому так и не принял датское подданство. Он умер в 1946 году, успев застать победу Советского Союза над Германией. Немцев, кстати, казак Тимофей Ящик не любил так же сильно, как и датчанка Мария Федоровна.

Отпевали Тимофея Ксенофонтовича в русской православной церкви святого благоверного князя Александра Невского. Жена записала его рассказы, которые вышли отдельной книгой на датском языке. В 2004 году мемуары Тимофея Ящика «Рядом с императрицей» появились и на русском.

Надежда АРТОНКИНА

  Рубрика: Версия судьбы 99 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:50. Время генерации:0,818 сек. Потребление памяти:11.2 mb