Когда никто не виноват

Автор: Maks Июн 28, 2021

Уникальный случай произошел в 1962 году на Северном флоте ВМФ СССР. Проявив объективность и беспристрастность, военный трибунал, вопреки воле сверху, оправдал выжившего командира погибшей подводной лодки Б-37. Казалось, все было против капитана 2-го ранга Анатолия Бегебы, но его признали невиновным.

Б-37 успела прослужить не так много. В состав флота она вошла 3 января 1960 года, базировалась в Полярном. Участвовала в учениях «Метеор», в нескольких торпедных стрельбах, тактических занятиях — вот и вся биография. По натовской классификации субмарины этого типа именовались «Фокстрот».

«Фокстрот» смерти

11 января 1962 года экипаж подводной лодки Б-37, отшвартованной у причала №3, проводил плановый осмотр и «проворачивание оружия и технических средств». Так на флоте называется ежедневный осмотр вооружения, механизмов и устройств, с проверкой их состояния.

В 8:23 на подлодке был замечен пожар — густой черный дым поднимался из рубки. Затем оттуда показались языки пламени. Командир подлодки Анатолий Бегеба, стоявший на причале, сообщил по телефону дежурному о пожаре и бросился к подлодке.

В 8:27 в носовой части Б-37 раздался взрыв. Он был такой силы, что буквально разорвал нос субмарины. Обломки корпуса, части торпед и механизмов, баллоны воздуха высокого давления стали разлетаться во все стороны. Один из обломков такого баллона, пробив крышу и потолок дома, ранил 11-летнюю девочку, навсегда оставшуюся инвалидом.

Другие обломки убили и ранили десятки людей на берегу. В ближайших к базе домах вылетели стекла, фрагменты Б-37 находили позднее за многие сотни метров от места взрыва. Бегебу сбросило с кормы в воду. Его спасли.

Поврежденная подлодка начала тонуть. Пришвартованная рядом с нею другая субмарина С-350 также получила сильнейшие повреждения 1-го и 2-го отсеков, и ее носовая часть стала опускаться на дно.

Аварийно-спасательные партии успели вытащить через люк 7-го отсека Б-37 четверых живых моряков и извлекли тела пятерых погибших. При этом погибли двое спасателей.

Всего на обеих пострадавших подлодках и на берегу погибли 77 человек (некоторые источники говорят о 79 погибших), 52 получили ранения. В Интернете можно встретить и данные о том, что тогда погибли свыше 120 моряков. Говорят, что катастрофа Б-37 до гибели атомохода «Курск» была самой крупной по количеству жертв. Однако в этом случае авторы к числу погибших зачем-то приплюсовали всех раненых.

Комиссия установила

Министр обороны маршал Родион Малиновский поручил разобраться со случившимся лично главнокомандующему Военно-морским флотом СССР адмиралу Сергею Горшкову. Государственной комиссии, созданной для разбирательства происшествия, глава оборонного ведомства не очень доверял. Он опасался, что, преследуя ведомственные интересы, ее члены — морские офицеры и адмиралы будут что-то утаивать.

Экипаж погибшей подлоки Б-37По прибытии в Полярный комиссия приступила к работе. Было установлено, что на подлодке взорвался боезапас из 11 торпед. Среди вероятных причин чрезвычайного происшествия называли воспламенение взрывчатого вещества боевого зарядного отделения торпеды. Это могло произойти из-за ее механического повреждения. Высказывалось предположение, что торпеду могли повредить при загрузке, и матросы пытались с помощью паяльной лампы «замарафетить» поверхность, чтобы убрать следы повреждений. Другой вариант — случайный выстрел часового из автомата по торпеде при перезаряжании оружия.

Второй причиной считали взрыв аккумуляторной батареи. Третьей причиной могла быть диверсия.

Дело в том, что в первом отсеке Б-37 было обнаружено тело без головы, рук и ног… Опознать его не было тогда никакой возможности, и этого не смогли сделать даже после подъема всех тел моряков на поверхность. А ведь этот человек был рядом с торпедой, которая предположительно первой взорвалась и вызвала детонацию боекомплекта.

Но вариант с диверсией опровергла отдельная комиссия КГБ, которая оперативно отработала эту версию. Никаких следов злого умысла чекисты не нашли. Однако нужно было найти виновных в происшествии. Был снят с должности командующий Северным флотом адмирал Андрей Чабаненко, понесли наказание по службе и другие вышестоящие офицеры. Командира Б-37 адмирал Горшков снял с должности, распорядившись, что впредь он будет служить только на берегу.

Когда судебно-медицинские эксперты произвели исследование всех тел, поднятых с Б-37, то вынесли вердикт: экипаж погиб большей частью от удушья, хотя мог воспользоваться индивидуальными дыхательными аппаратами ИДА-51, особенно те моряки, что были в кормовых отсеках. Можно было сделать вывод, что их спасением никто не руководил, и именно это могло привести к трагедии. Получается, виновен командир подлодки, который к тому же еще и выжил. Новый командующий Северным флотом адмирал Владимир Касатонов так и посчитал…

Капитана 2-го ранга Анатолия Бегебу «за высокую аварийность оружия и технических средств на корабле, растерянность и нерешительные действия по борьбе за живучесть подводной лодки и спасению личного состава во время катастрофы» предали суду Военного трибунала.

Разбирательство

Все перипетии этого громкого дела подробно описаны в книге писателя-мариниста, капитана 1-го ранга в запасе Владимира Шигина «Отсеки в огне».

Заседание военного трибунала в составе полковника юстиции Титова (председатель) и народных заседателей, капитана 1-го ранга Шкодина и капитана 2-го ранга Савельева, проходило в Полярном. Бегебе предложили адвоката, но он защищал себя сам.

Командира Б-37 обвиняли в преступной халатности, недостаточном контроле за подготовкой экипажа и организацией службы, в гибели большого количества людей и выводе из строя двух подводных лодок. Обвиняемый виновным себя не признал.

Тщательно рассмотрев документы дела, трибунал принял во внимание, что Анатолий Бегеба пытался руководить спасением личного состава, но просто не успел это сделать из-за малого количества времени. В общем, последовал оправдательный приговор. В зале суда этому не сразу поверили. Долго приходил в себя и Анатолий Бегеба, мысленно уже расставшийся со свободой.

Адмирал Касатонов на следующий день устроил председателю трибунала скандал, заявляя, что Бегеба должен быть осужден, но Титов остался при своем мнении.

Оставить без изменения

Командование Северным флотом подняло большой шум в связи с таким итогом судебного разбирательства. Военный прокурор флота через Генеральную прокуратуру СССР отправил в ЦК КПСС кассационный протест на приговор военного трибунала, требуя ужесточить наказание для командира Б-37. Однако обстоятельства дела в этом документе были изложены несколько иначе, что впоследствии вскрылось.

Дело передали в Военную коллегию Верховного суда СССР, которая, рассмотрев его, оставило приговор трибунала без изменения. Вне сомнений, что это не могло произойти без одобрения на самом верху. Почему Никита Хрущев помиловал неизвестного ему офицера-североморца? Может, не захотел в 1962-м устраивать 1937 год, ведь он не понаслышке знал, как тогда все происходило? Или принял во внимание недовольство офицерского состава тем, что Бегебу делают крайним, о чем ему наверняка доложили? Да и «бунт» трибунала против официальной линии командования говорил о том, что в настроениях людей накапливается критическая масса. А может, Хрущев просто знал истинную причину гибели Б-37?

Олег ТАРАН

ОНА БЫЛА СТАРОЙ…

Анатолий Бегеба до выхода на пенсию преподавал в Каспийском высшем военно-морском училище. Незадолго до своей смерти в 2002 году он озвучил свой вариант причины катастрофы — загорелась и взорвалась одна из просроченных торпед, которыми иногда вооружали подлодки 2-го эшелона, прикрывавшие базы. Но, скажи он об этом на суде, посчитали бы — перекладывает вину. Вот и промолчал…

Загадки истории » Катастрофы и катаклизмы » Когда никто не виноват

, , , , ,   Рубрика: Катастрофы и катаклизмы 220 раз просмотрели

Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:35. Время генерации:1,688 сек. Потребление памяти:11.02 mb