Кровавое побоище

Автор: Maks Ноя 2, 2022

В июне 1807 года возле городка Фридланд в Восточной Пруссии произошло одно из самых кровавых сражений эпохи Наполеоновских войн. Увы, русские войска потерпели сокрушительное поражение. Виной тому — бездарный главнокомандующий.

БЕСНОВАТЫЙ ФЕЛЬДМАРШАЛ

В 1805 году Александр I заключил союз с Австрией и Пруссией, после чего объявил войну Наполеону — императору Франции и величайшему полководцу мировой истории.

С самого начала боевые действия протекали для России и ее союзников неудачно. В конце 1805 года при Аустерлице русско-австрийская армия Михаила Кутузова потерпела ужасающий разгром. Вины самого командующего в том не было. Все испортил Александр I, который постоянно вмешивался в процесс управления войсками и отдавал самоубийственные приказы.

Но виновным за поражение назначили именно Кутузова. Маститого полководца с позором отстранили от командования войсками. Ему на смену царь призвал дряхлого фельдмаршала Михаила Каменского.

Этот престарелый «орел Екатерины» своими чудачествами стремился подражать Суворову, но был лишен его гениальности. В итоге фельдмаршал представлял собой нечто среднее между уличным шутом и барином-самодуром.

Некоторые поступки полководца заставляли усомниться в его адекватности. В мемуарах Александра Ланжерона, французского эмигранта на русской службе, Каменский обрисован весьма мрачными красками. Этот грубый и жестокий старик кусал своих солдат на маневрах, вырывая куски мяса зубами. А еще фельдмаршал зимой будто бы приказывал раздевать пленных и поливать их ледяной водой, пока они не замерзали.

Возможно, в этой характеристике Ланжерона содержится преувеличение. Но не очень большое. Достоверно известно, например, что обращение фельдмаршала со своими крепостными граничило с садизмом. Жестокие истязания в усадьбе Каменского сочетались с циничным развратом. Фельдмаршал силой принудил к сожительству несовершеннолетнюю крепостную девушку. Вскоре это привело к трагедии.

Поняв, что воевать с Наполеоном совсем не так легко, как мучить крестьян, Каменский бросил свои войска. Не дожидаясь разрешения императора, перепуганный старик помчался в родовую усадьбу к милой крепостной наложнице. Увы, там его ждала ужасная смерть. Юный брат совращенной крестьянки решил отомстить за бесчестье. Он подкараулил Каменского на прогулке и ударил топором по голове. Удар был настолько силен, что лезвие рассекло голову напополам.

УБИЙЦА В ЭПОЛЕТАХ

На место Каменского из Петербурга прислали нового главнокомандующего. Им стал немецкий наемник на русской службе — генерал Леонтий Беннигсен.

Генерал был замешан в убийстве императора Павла I. В марте 1801 года три десятка пьяных офицеров проникли в царскую резиденцию — Михайловский замок. Там они цинично и жестоко забили Павла до смерти. Беннигсен лично участвовал в этом чудовищном преступлении.

Александр I был сыном несчастного Павла. Назначение убийцы отца главнокомандующим выглядело довольно странно. Но молодой император мог бы ответить своим критикам классической фразой: «Других генералов у меня для вас нет».

К тому времени, как Беннигсен принял бразды правления русскими войсками, Пруссия уже была разгромлена Наполеоном в битвах при Йене и Ауэрштедте (октябрь 1806 года). Однако прусский король Фридрих Вильгельм III не спешил сдаваться. Он бежал на самую окраину своего королевства — в Восточную Пруссию. Король надеялся на последнюю силу, которая еще оставалась в строю — на русскую армию. И действительно, вскоре войска Беннигсена появилась на полях Восточной Пруссии.

Надо сказать, что русский главнокомандующий начал довольно неплохо. Он свел вничью столкновение с наполеоновским маршалом Данном в сражении при Пултуске, а затем выдержал натиск самого Наполеона в кровавой битве при Прейсиш-Эйлау.

Две ничьи подряд вселили надежду не только в русское общество, но и во всю Европу. Наполеон обладал ореолом непобедимости. Даже просто не проиграть ему считалось большим успехом.

Император французов прекрасно понимал, что еще одна-две «нерешительные» битвы — и здание его могущества начнет осыпаться. Поэтому он усиленно искал новой встречи с русскими.

В июне 1807 года произошло то, чего так долго ждал Наполеон. А именно: генеральное сражение. Битва состоялась у городка Фридланд в Восточной Пруссии.

Беннигсен расставил войска так, что у них за спиной оказались речка Алле и сам город Фридланд. Умные головы в русской армии указывали на опасность такого расположения сил. Река в тылу — это всегда риск.

Однако Леонтий Беннигсен лишь пренебрежительно отмахивался. В те годы еще не существовало крылатого выражения «шапками закидаем», но Леонтий Леонтьевич действовал именно в таком духе. Две непроигранные битвы — при Пултуске и Прейсиш-Эйлау — наполнили генерала чрезмерным самомнением. Он бахвалился и грозился намять бока «злобному корсиканскому выскочке».

КАРТЕЧЬ СЕНАРМОНА

2(14) июня 1807 года началась злосчастная Фридландская битва. Старт сражению дал Наполеон. Основной удар он направил на левый фланг русских, которым командовал грузинский князь и русский генерал Петр Багратион. План Наполеона был таков: прорвать левый фланг, захватить город Фридланд и разбить отрезанные от него войска Багратиона.

Отважный грузин вовремя почувствовал грозящую ему опасность. Еще до начала французской атаки он стал требовать у Беннигсена подмоги, но тот ему отказал.

И вот колонны маршала Нея, одного из лучших полководцев Наполеона, двинулись на русские позиции. Багратиону пришлось несладко. Правда, выручали русские батареи, стоявшие на противоположном берегу реки Алле и стрелявшие по наступающим французам.

В какой-то момент показалось, что атаку корпуса Нея удалось отбить. Но тут произошло неожиданное. Французский артиллерийский генерал Сенармон со своими 36 пушками смело выехал на близкое расстояние к реке, развернул орудия и немедленно открыл огонь картечью. Град осколков обрушился на русские батареи, выкашивая орудийные расчеты.

Затем Сенармон развернулся и открыл огонь уже по колоннам Багратиона. Русские полки дрогнули и начали отступать к городу. Путь отступления пролегал между рекой и оврагом. Русские оказались зажаты в узкой лощине, где выстрелы батарей Сенармона становились просто убийственными. Началось кровавое месиво.

Попытка нашей конницы опрокинуть батареи Сенармона не удалась. Французы картечью отогнали русских всадников. Отступая под смертоносным огнем, кавалеристы наталкивались на свою же пехоту. Это еще более усиливало хаос и панику.

Почуяв удачу, французы бросились в штыки и опрокинули фронт русской позиции. Офицеры пытались остановить бегущих солдат, но все было напрасно. Растерянные бойцы стремились к мостам через реку Алле. Но для того чтобы достичь заветных мостов, им надо было пройти через город Фридланд.

В узких улочках началась давка. А французы в это время стали стрелять по городу зажигательными бомбами. Фридланд запылал. На смешавшуюся, деморализованную, неуправляемую толпу русских солдат бросилась французская пехота. Французы ворвались в город — и началась резня.

«НА БЕРЕГУ РЕКИ БЫЛ СУЩИЙ АД!»

Катастрофа на левом фланге обрекла на гибель и правое крыло русской армии, которым руководил генерал Андрей Горчаков. Здесь через реку Алле вообще не было мостов — все переправы находились слева. Но подходы к ним уже перехватил Наполеон.

Когда Горчаков понял, что отрезан, он решил прорываться через город к мостам. К тому времени уже стемнело.

В темноте русские полки бросились в штыковую атаку и пробились к берегу. Но там бойцы с ужасом увидели, что понтонных мостов уже не существовало: они пылали, подожженные французскими брандскугелями (зажигательными снарядами).

Не оставалась иного выхода, кроме как переправляться вплавь. Казалось бы, речка Алле — это не Дунай и не Волга. Разве так уж трудно перебраться через нее на другой берег?

На самом деле — трудно. Дадим слово участнику сражения Фаддею Булгарину, который тогда служил в русских кавалерийских частях. Он вспоминает: «Легко сказать, переплыть на лошади через реку — но каково плыть ночью, не зная местности, и когда с тыла жарят ядрами и брандскугелями! На берегу реки был сущий ад! Крик и шум ужасный… Тут тонут, там умоляют о помощи, здесь стонут раненые и умирающие… Пехота и конница сбились в кучу… Нельзя пробраться к берегу, а между тем ядра и брандскугели валят в толпы и в реку».

Командир Павловского полка генерал Николай Мазовский не захотел бежать и погиб смертью героя. Раненный в руку и ногу, он не мог сидеть на коне. Генерал велел двум гренадерам нести его впереди полка, бросившегося в контратаку. Увы, осколок картечи тут же поразил Мазовского насмерть. Его труп отступающие солдаты оставили в одном из домов во Фридланде.

Позднее французские пехотинцы найдут тело Мазовского, истыкают его штыками, разденут догола и выбросят на улицу. Только после ухода французов местные жители смогут похоронить русского генерала по-человечески. Вскоре наступил финал трагедии. Мостов уже не было, люди кидались в реку, стараясь переплыть на другой берег. Вскоре воды Алле окрасились в красный цвет — это была кровь сотен русских солдат, нашедших свою гибель здесь, на чужбине. Трупы усеивали все пространство по обоим берегам этой немецкой речушки.

ГЛУПОСТЬ ИЛИ ЛОВУШКА?

Фридландская битваА что же русский командующий? Что в это время делал Леонтий Беннигсен? А он еще в середине дня полностью потерял все нити управления войсками. Вдобавок у него началась кишечная колика.

Такие приступы случались с генералом всякий раз, когда он чувствовал смертельную опасность. Оставшуюся часть дня полководец провел возле нужника, сотрясаясь в судорогах от сильной боли в животе.

Итог сражения был катастрофичен. Русские потеряли около 10 тысяч человек убитыми. Французы — гораздо меньше.

Чем объяснить тот факт, что доблестные российские войска потерпели такое позорное поражение? Причина очевидна: крайне скверное расположение войск на местности. Кто же располагает войска, оставляя за спиной реку с парой хлипких мостов? Ведь очевидно же, что в случае неблагоприятного хода боя армия не сможет ни получить подкрепление, ни осуществить маневр. А если русские будут опрокинуты, то эта немыслимая диспозиция (с рекой за спиной) неминуемо превратит любую неудачу в кровавую и страшную катастрофу. Собственно, так и вышло.

Надо сказать, что Наполеон поначалу не поверил своим глазам, когда увидел расположение русских войск. Он даже какое-то время медлил с атакой. Русская позиция была настолько нелепа, что французский император сомневался: нет ли тут какого-то подвоха? Может быть, это просто приманка? Может, где-то рядом спрятаны свежие русские резервы, которые должны будут обрушиться на голову французов в нужный момент?

Вскоре Наполеон убедился: нет, это не ловушка. Это всего лишь безграничная глупость русского командующего Леонтия Беннигсена. Приняв к сведению этот факт, французский император дал сигнал к наступлению.

Полководческая бездарность Беннигсена стоила жизни тысячам русских солдат. На славную репутацию всего российского воинства легло грязное пятно. А ведь не прошло еще и двух лет с момента печально памятного Аустерлицкого разгрома!

После поражения при Фридланде даже Александру I стало ясно: нужно заключать мир. Встреча двух монархов — русского и французского — состоялась на берегах реки Неман, в маленьком городке Тильзит. Там Наполеон собирался продиктовать условия мира поверженным державам: Пруссии и России.

ИНТРИГИ РОГОНОСЦА

Тут же, в Тильзите, пребывал и прусский король Фридрих Вильгельм III. Он пытался выторговать хоть какие-то уступки для своего разгромленного королевства. Однако Наполеон уделял прусскому монарху не больше внимания, чем последнему лакею.

Тогда король решил прибегнуть к крайнему средству. Он срочно вызвал в Тильзит свою жену — молодую и очаровательную королеву Луизу.

Эта королева с душою куртизанки была самым эффективным оружием Фридриха Вильгельма III. Когда Пруссия терпела неудачу на дипломатических переговорах, король отступал в сторону и выдвигал вперед жену.

Красавица очаровывала собеседников-мужчин прозрачными намеками на возможную интимную близость, но с одним условием: надо проявить чуть больше сговорчивости на переговорах!

Этот нехитрый прием работал довольно эффективно. Как правило, Луизе удавалось добиться того, в чем не преуспел ее муж. Конечно, такой алгоритм был весьма унизителен для Фридриха Вильгельма как для мужчины. Но в прусском королевском дворце уже давно махнули рукой на такие мелочи.

Луиза спешно примчалась в Тильзит и напросилась на прием к Наполеону. Король-рогоносец поставил перед женой задачу: убедить завоевателя вернуть пруссакам хотя бы город Магдебург, если уж остальное спасти невозможно.

На встречу с Наполеоном прусская королева надела свое самое шикарное платье, вышитое серебряными нитями. Красавица недвусмысленно предлагала себя победителю.

Однако Наполеон, как ни странно, остался равнодушен к прелестям прекрасной пруссачки. Впрочем, если вдуматься, ничего странного здесь нет. Политика возбуждала Наполеона больше, чем женщины. И даже 10 прекрасных королев не заставили бы его поступиться своими политическими интересами. Порочный тандем Луизы и Фридриха Вильгельма на этот раз потерпел фиаско.

25 июня (7 июля) 1807 года был заключен Тильзитский мир. По нему Россия обязалась присоединиться к губительной «континентальной блокаде», провозглашенной Наполеоном с целью экономического удушения Великобритании. Было ясно: решающее столкновение с французским императором — дело недалекого будущего. И оно состоялось. В 1812 году.

Марат КУРАМШИН

  Рубрика: Главное сражение 144 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:48. Время генерации:0,210 сек. Потребление памяти:9.37 mb