Ленинградский «озорной гуляка»

Автор: Maks Май 23, 2021

Владимир Феоктистов по кличке Фека считается «дедушкой российского рэкета», но запомнился он своим знакомым, жившим на закате СССР, не столько выдающимися криминальными деяниями, а как своего рода живая иллюстрация «красивой жизни», о которой в СССР мечтали многие.

Владимир Феоктистов родился в Воронеже, а рос в Ленинграде в семье офицера и зубного врача. И с самого детства он хотел жить богато и красиво. Когда после окончания школы его одноклассники корпели над учебниками, чтобы поступить в институт, Владимир «окучивал» в Ленинграде иностранцев, чтобы у них подешевле купить какие-нибудь шмотки, а потом подороже их загнать согражданам.

Рискованная фарца

А чтобы не считаться тунеядцем, Феоктистов устроился слесарем на механический завод №3. Думается, зарплата на заводе его интересовала мало. На ниве спекуляции он получал гораздо больше денег. Но проблема состояла в том, что за работу на заводе хвалили, а за спекуляцию сажали. Не избежал этой участи и Феоктистов. В 1964 году его задержали вместе с приятелем. Им вменялась статья о спекуляции, а состав их преступления состоял в том, что они скупили у гражданина Финляндии три плаща по 35 рублей и 34 нейлоновые рубашки по цене 10 рублей за штуку. То ли полученная, то ли предполагаемая нажива при перепродаже этих предметов составила 533 рубля.

На два года Феоктистова отправили в зону, для исправления. По возвращении он, отчасти сам, отчасти под давлением родителей, решил вести честный образ жизни. И даже поступил на заочное отделение Ленинградского инженерно-строительного института. Правда, хватило его только на год. Потом из института он не то сам ушел, то ли его отчислили из-за неуспеваемости. И Феоктистов снова вернулся на Невский проспект, в компанию фарцовщиков и валютчиков. И даже, говорят, стал среди них заметной фигурой.

В 1970-х Фека перерос уровень фарцовщика и стал главарем банды, сколотив собственную группировку. Самым колоритным ее членом был Евгений Цветков по кличке Бык. Он был мастером спорта по боксу, некоторое время служил офицером в Советской армии и в уголовном розыске. Но там кулаки были на третьем месте, а на первых двух — звездочки на погонах и «масло в голове». Зато в криминальном мире, к которому он примкнул, его кулаки обретали первостепенную ценность. Внешность у Быка был под стать «погонялу». Другими членами группировки Феоктистова были Владимир Поляков по кличке Поляк и Ваня Капланян по кличке Нахаленок.

Ресторанный кутила

Мать Феоктистова была армянкой, и горячая кавказская кровь в нем играла. Например, он очень любил шумные застолья. Согласно второй, теневой идеологии, в СССР считалось, что красивая жизнь ассоциируется с посиделками в «кабаке». Мол, это круто. Фека же был в этом уверен. Он в сопровождении своих соратников, как говорили в то время, «не вылезал из кабаков». И благодаря этому обрел славу публичной, но очень опасной личности. Эту славу подогревали его заметные импортные шмотки. Бывший фарцовщик знал толк в одежде. Обычно в ресторанных застольях Феку окружали яркие женщины, что тоже добавляло ему популярности. Но изюминкой в репутации криминального ленинградского гуляки было его разнузданное поведение. Он легко мог кому-нибудь заехать в глаз, не стесняясь бить даже женщин. Получила большую известность история, как официант принес их компании графин с разбавленной водкой. Фека, определив на вкус, что с напитком что-то не так, подозвал официанта, достал из кармана нож и прилюдно отрезал ему усы.

Владимир ФеоктистовНо за ресторанными кутежами скрывалась и «рабочая» часть его жизни. Частыми посетителями злачных заведений были люди, жаждавшие красиво покутить на неправедно нажитые средства. Именно таких в зале зорко выглядывали помощники Феоктистова, пока их босс провозглашал тосты. Наметив цель, они или приглашали будущую жертву к себе за стол, или общительный Нахаленок подсаживался за стол к ней. Дальше было почти как в фильме «Бриллиантовая рука». Когда клиент доходил до кондиции, его сажали в такси и везли на съемную квартиру, где предлагали перекинуться в картишки. Официально запрещенная игра в карты на деньги тоже была атрибутом красивой жизни. Отказаться от нее было как-то позорно. Поэтому люди, находившиеся в изрядном подпитии, обычно соглашались. Утро для них оборачивалось не только муками похмелья, но глубоким раскаянием. Оказывалось, что за ночь они просадили огромные деньги. А вчерашний ресторанный друг Ваня Капланян утром превращался в злого недруга, сулящего жестокие кары, если святой карточный долг не будет уплачен.

Лучше всего эту ситуацию обрисовывает выдержка из обвинительного заключения в отношении Феки и его подельников: «5 декабря 1977 года возглавляемая Феоктистовым группа в составе Капланяна, Плиева и Меликова, заранее договорившись, вовлекла в азартную игру гражданина Садкова и путем подмены колоды карт, использования специального приспособления для мечения нужных для выигрыша карт на квартире Меликова по адресу: ул. Шевченко, д. 38, «обыграли» Садкова на сумму свыше 12 тысяч рублей; при этом Капланян в процессе игры специально прекратил играть, оставив в игре Меликова только с Садковым, а после игры принял участие в вымогательстве денег у Садкова путем лишения его свободы передвижения и угрозы насилием, в результате Садков был вынужден через Плиева передать участникам этого преступления 6050 рублей».

Правда, Феоктистов в тот раз вышел сухим из воды. К «разводке» гражданина Садкова он формально отношения не имел.

Но обыгрывание людей в карты или в примитивную игру «Шмэн» — на сумму номеров денежных купюр было не единственным занятием группировки Феоктистова.

Как-то к Феке обратился с просьбой «катала» Валера Слепой и попросил выбить карточный долг из цеховика Наиля Садыкова, за 50% от взысканных средств. Фека выбил, и к нему регулярно стали поступать заявки на подобные услуги. Коллекторский бизнес оказался золотым дном. После этого Феоктистов и получил право называться «дедушкой российского рэкета».

Злополучная статья

Все у Феоктистова было прекрасно, пока его красивую жизнь не погубили несколько строчек в газете. Сам он рассказывал, будто бы докопался как-то в ресторане гостинцы «Астория» к девахе, та пожаловалась своему жениху — журналисту немецкого журнала «Шпигель». А тот оказался пронырой. С неделю понаблюдав за Фекой и сфотографировав его в ресторане, он, вернувшись на родину, опубликовал в журнале «Шпигель» статью «Русская мафия под прикрытием полиции».

Этот журнал лег на стол председателю КГБ СССР Юрию Андропову. Тот позвонил первому секретарю Ленинградского обкома КПСС Григорию Романову и спросил: что за мафия процветает в городе трех революций?

И рассерженный Романов приказал милицейскому руководству засадить Феоктистова во что бы то ни стало. Однако проблема состояла в том, что формально Фека был чист. Он обирал и обижал людей, отнимая у них огромные деньги, но жаловаться в милицию те вовсе не собирались. Доходы-то были насквозь криминальные, как говорится — вор у вора украл.

Милиционеры пытались надавить на любовницу Феки, Нину по прозвищу Гаврош, которой периодически попадало от него под горячую руку. Но она заявила: «Если бил, значит сама заслужила».

И все же в СССР не зря говорили: «Был бы человек, а статья найдется». Нашли ее и для Феоктистова, после чего «укатали» его на 10 лет в Красноярский край.

Олег АЛЕКСАНДРОВ

НЕИСПРАВИМЫЙ

В Ленинград Феоктистов вернулся в 1989 году. Но это был уже другой город, где рэкет цвел повсеместно, а заказные убийства стали обыденностью. В своей новой жизни прежнего влияния он уже не обрел. Хотя и привычек не утратил. Например, в 57-летнем возрасте его задерживали за избиение в мотеле «Ольгино» женщины, отказавшейся вступить с ним в интимную связь.

Загадки истории » Приключения и авантюры » Ленинградский «озорной гуляка»

, , , , ,   Рубрика: Приключения и авантюры 206 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:31. Время генерации:0,218 сек. Потребление памяти:8.51 mb