По приговору цензуры

Автор: Maks Май 23, 2021

Съемки фильма «Интервенция» режиссера Геннадия Полоки приурочили к 50-летию Октябрьской революции: картина должна была выйти на большой экран в конце 1967-го — начале 1968 года. Но руководство советского кино приказало положить ее на полку: зрители увидели «Интервенцию» только в 1987 году.

Советский драматург и сценарист Лев Славин написал пьесу «Величие и падение дома Ксидиас» еще в 1932 году. Потом ее переименовали в «Интервенцию». Произведение не раз ставили на театральной сцене: первый раз — в Театре имени Вахтангова в 1933 году. В Театре сатиры роль большевика-подпольщика с большим успехом исполнил Анатолий Папанов.

Свежий взгляд на революцию

Почему постановку картины к очередному юбилею революции доверили именно Геннадию Полоке? Во-первых, он в 1966 году очень успешно экранизировал книгу Белых и Пантелеева «Республика ШКИД», действие которой также разворачивается в первые годы советской власти. Во-вторых, произведения о революции, созданные в духе соцреализма, перестали удовлетворять даже партийное начальство: слишком скучны и однообразны были. Слишком напичканы штампами: герои выглядели плоско, а сюжеты разнообразием не отличались.

Полока предложил: «возродить традиции театра и кино первых лет революции, традиции балаганных, уличных, скоморошеских представлений».

Приступая к постановке, Геннадий Иванович даже декларировал: «Я люблю балаган, народные зрелища, условность, театральность. Мне хочется продолжить поиски в этом направлении. Поэтому в сценарии я искал условные сгущенные ходы».

Для «Интервенции» Полока создал особую реальность, наполненную персонажами, как будто сошедшими с картинок окон РОСТа. «Интервенция» в постановке этого режиссера — не столько спектакль скоморохов, сколько буффонада-фонтан, в котором все герои выглядят гротескно.

Роковая ошибка Высоцкого

Фильм «Интервенция» с Владимиром ВысоцкимЛенту снимали на «Ленфильме». Но в Ленинграде шли только павильонные съемки. А сцены «на воздухе» проходили в Одессе: дело в том, что в 1919 году в этом городе большевики развернули подпольную деятельность против войск Антанты, которые оккупировали город. Во главе тайной коммунистической организации стоял Иван Смирнов, ставший прототипом Бродского.

Узнав, что Полока начинает работу над «Интервенцией», актеры сами приходить к режиссеру, чтобы попробоваться на ту или иную роль. Артист Всеволод Абдулов, близкий друг Владимира Высоцкого и его коллега по Театру на Таганке, хотел сыграть Женю Ксидиаса. Его кандидатура не прошла. Маменькиного сынка Женю отлично сыграл Валерий Золотухин, еще один сослуживец великого барда.

Абдулов, верный друг, посоветовал постановщику посмотреть Высоцкого — тот, по его мнению, как никто другой, подходил на роль большевика-подпольщика Бродского.

Ольга Аросева, исполнившая роль мадам Ксидиас, вспоминала о тех пробах: «С Высоцким мы познакомились в Ленинграде на пробах к картине «Интервенция». Высоцкий очень смущался своего роста. Я была на высоких каблуках, он потребовал скамеечку, чтобы выровнять наш рост. Я, помнится, сказала: «Что это за герой с надстройкой?», но он упорно становился на скамеечку. В конце концов, мы пробу сделали».

Актеров на роли в то время утверждал худсовет. После проб Полока подумал: Высоцкий роли не получит, поскольку его игра не пришлась по душе худсовету. А Бродским хотели стать и Андрей Миронов, и Михаил Козаков, который очень хорошо показал себя на пробах. Тем более что Высоцкий во второй половине 1960-х годов считался чисто театральным артистом: за ним числился ряд ролей в сверхнеудачных картинах, которые давно забылись. Творческой удачей стала роль радиста Володи в «Вертикали» (1967 год). Но этого казалось мало для того, чтобы стать исполнителем «партии» Бродского.

Однако игра Высоцкого пришлась по вкусу Григорию Козинцеву, живому классику советского кино, постановщику «Юности Максима» и «Гамлета». И Владимира Семеновича утвердили на роль, ставшую роковой.

Фильм-буффонада

Высоцкий сразу понял: картина будет удачной. И решил выложиться по полной. Он написал для фильма четыре песни. Из них в окончательный вариант картины вошли две: знаменитые «Деревянные костюмы», которую он исполнил сам, и «Гром прогремел, изоляция идет», спетая Ефимом Копеляном, сыгравшим криминального авторитета Филиппа.

После съемок участники группы часто собирались вместе, чтобы послушать песни барда в авторском исполнении.

Высоцкий не только сам пел, но и трюки выполнял самостоятельно. Александр Массарский, каскадер и постановщик трюков, вспоминал: «В Одессе мы готовили сцену захвата контрразведкой Бродского и его товарищей в кабачке «Взятие Дарданелл», но этот эпизод снимался через несколько месяцев в павильоне «Ленфильма», где была выстроена декорация. Геннадий Полока задумал провести схватку на круглой танцевальной площадке, и мы начали репетировать. Но Высоцкий предложил использовать балюстраду балкона, с которого лестница спускается прямо в зал. Он сказал: «Пусть за мной гонятся солдаты, я взбегаю по лестнице, деремся наверху, я их разбрасываю, прыгаю через перила вниз, и здесь продолжаем сцену».

Я засомневался. Высота перил около пяти метров, а прыгать на дощатый пол опасно — недолго подвернуть ногу, но Володя так настаивал, что пришлось уступить. Все это он выполнил. Снималось несколько дублей, и в каждом он прыгал вниз, но в одном кто-то, испугавшись, крикнул: «Стоп!» Володя попытался в полете ухватиться за перила, но полетел на пол. Этот дубль и вошел в картину…»

Все вспоминали: во время работы над «Интервенцией» атмосфера на съемочной площадке была дружественная. Режиссер позволял актерам импровизировать: все время придумывали что-то новое.

Из-за непростых съемок, которые проходили в двух городах, работа шла несколько медленней, чем рассчитывали. К юбилею Октября монтаж «Интервенции» не удалось закончить. Но Полока не особо волновался: ему дали понять, что ничего страшного, если фильм выйдет в начале 1968 года: в СССР подобные даты праздновали долго — часто в течение года.

На полку!

В 1968 году Полока сдал отснятый материал в Госкино и получил от чиновников ответ, который ошеломил всех: ему написали, что фильм «является очевидной творческой неудачей киностудии «Ленфильм» и режиссера Г. Полоки, не сумевших найти точного художественного решения картины и тем самым допустивших серьезные идейные просчеты. Дальнейшую работу над фильмом признать бесперспективной, затраты списать на убытки киностудии…»

Автор пьесы Славин тоже подлил масла в огонь, заявив: ему-де постановка не понравилась, хотя перед съемками он дал Полоке полный карт-бланш.

Валерий Золотухин написал письмо самому Брежневу. Не помогло.

И картина легла на полку аж до 1987 года. Полоке, правда, снимать фильмы дальше не запретили. Его последняя картина датируется 2010 годом. Режиссер скончался в 2014-м…

Геннадий Иванович позволял себе вольности: на встречах со зрителями он демонстрировал «Интервенцию» как не вышедший на экраны фильм с Высоцким.

В 1987-м, в год выхода фильма на широкий экран, Высоцкий был уже семь лет как мертв. Пленка частично испортилась — некоторые сцены пришлось переозвучить. За Владимира Семеновича говорил актер Алексей Булдаков.

Ольга СОКОЛОВСКАЯ

БРЕЖНЕВ НЕ ПОМОГ…

Многие фильмы, забракованные чиновниками из Госкино, спасал… Брежнев. Ушлые киношники умудрялись протащить их на его дачу в Завидове, где для генсека устраивали домашние просмотры. Все знали: если ему картина понравилась, она пойдет в прокат. Так, Брежнев спас «Калину красную», «Кавказскую пленницу», «Белорусский вокзал», «Бриллиантовую руку». «Интервенцию» до него «не допустили».

, , , , ,   Рубрика: Искусство и телевидение 197 раз просмотрели

Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Best-Hoster.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:34. Время генерации:0,689 сек. Потребление памяти:11.01 mb