Леонид Гайдай 1923-1993: Смерть в объятиях любимой

Автор: Maks Апр 3, 2022

Леонид Гайдай умер на руках своей жены Нины Гребешковой. Все произошло так быстро, что она лишь позже смогла осознать: ее мужа, гения советской комедии, больше нет.

Нина Гребешкова была единственной любовью и настоящим талисманом легендарного советского режиссера Леонида Гайдая. Это она вдохновляла и поддерживала его, когда он был еще никому не известен и от руководства получал в свой адрес только жесткую критику.

ВМЕСТЕ НАВСЕГДА

Леонид Гайдай родился в Амурской области, а вырос в Иркутске. Там же после войны он окончил театральную студию, стал актером. Но в Москве поступил не на актерский, а на режиссерский факультет ВГИКа. Во ВГИКе он и познакомился со своей будущей супругой.

Нина была маленькой и хрупкой, а Леонид — высоким и очень худым. Он провожал ее каждый день от института до дома и был совершенно счастлив. А однажды собрался с духом и… позвал ее замуж. Вот так сразу, коротко и ясно. Нина полушутя сказала ему: «Ты высокий, я маленькая. Как же мы будем вместе?», на что тут же получила исчерпывающий ответ Леонида: «Так высокую я не подниму, а маленькую всю жизнь буду на руках носить!» С тех пор Гайдай и Гребешкова не расставались. Они прожили вместе 40 лет.

ЖЕРНОВА ЦЕНЗУРЫ

Первый фильм Гайдая «Долгий путь», который он снял вместе с Валентином Невзоровым, не был комедийным. Однако уже тогда режиссер Михаил Ромм порекомендовал Гайдаю развиваться именно в этом направлении. И Гайдай прислушался к совету. Его следующим фильмом стала комедия «Жених с того света». Тут режиссер впервые ощутил, что такое жернова советской цензуры. От полнометражного сатирического фильма про бюрократию после нещадной редактуры осталась лишь короткометражка.

Вряд ли Гайдай вообще смог бы продолжить режиссерскую карьеру, если бы не директор «Мосфильма» Иван Пырьев. Он уговорил молодого режиссера снять что-нибудь патриотическое. Гайдай был подавлен, но все-таки снял историко-революционный фильм «Трижды воскресший». Большого успеха картина не имела. Гайдай вконец измучился. Он решил взять паузу и поехал в родительский дом.

СЧАСТЛИВАЯ НАХОДКА

В Иркутске Леониду попались под руку старые номера газеты «Правда». Там он прочитал фельетон Степана Олейника «Пес Барбос» и пришел от него в полный восторг. В Иркутск он уезжал, говоря, что за комедию больше не возьмется. А возвращался оттуда с твердым намерением экранизировать газетный фельетон.

Гайдай был полон энтузиазма. Придумал образы и прозвища троицы, которая потом кочевала у него из фильма в фильм: Труса, Балбеса и Бывалого. Тщательно подбирал актеров. А когда отснял материал, нещадно вырезал все, что выбивалось, по его мнению, из ритма комедии, Короткометражка получилась на 10 минут. Но какие это были 10 минут! Фильм показали на закрытии Московского кинофестиваля (1961), номинировали на «Золотую пальмовую ветвь», но самое главное — Гайдай и его актеры после этой комедии стали известны во всем Советском Союзе. С короткометражки про браконьеров начался самый успешный и продуктивный этап в жизни Гайдая-комедиографа.

ЗА ШУТКИ НАДО И ПОСКАНДАЛИТЬ

Его профессиональный путь не был усыпан лепестками роз. Ему постоянно приходилось спорить и даже ссориться с руководством. Когда Гайдай принес на худсовет «Кавказскую пленницу», ее хотели убрать как можно дальше не полку. Режиссера обвинили, что он высмеивает представителей власти и милиции. Никакие аргументы не помогали. Однако на «Мосфильме» не знали о выволочке, которую получил Гайдай, и, когда от Брежнева поступил запрос на «что-нибудь новенькое», отправили ему «Кавказскую пленницу». Леонид Ильич пересмотрел комедию несколько раз — настолько она ему понравилась! А потом даже позвонил руководителю Госкино и поблагодарил его за качественную работу. Фильм был спасен!

МРАЧНЫЙ ГЕНИЙ

Леонид Гайдай 1923-1993Каждая картина давалась Гайдаю через пот и кровь в буквальном смысле этого слова — ему не давала покоя старая боевая рана. На фронте благодаря знанию немецкого языка Леонида взяли в разведку. После очередной вылазки в тыл врага, уже возвращаясь назад, он пошел замыкающим и случайно задел неприметную ниточку. Прогремел взрыв. Осколки мины вошли разведчику глубоко в ногу, но он остался жив. После долгого лечения в госпитале вновь начал ходить. Однако боль сопровождала его всю жизнь. Иногда нога ныла так сильно, что Гайдай бледнел от боли, крепко сжимал свою трость и… продолжал снимать как ни в чем не бывало.

Режиссер лично участвовал в написании большинства сценариев, по которым были сняты его фильмы. Вместе со сценаристами они днями, а то и ночами напролет придумывали шутки, добиваясь, чтобы потом смех в зале не стихал. Сам же Гайдай не смеялся над своими шутками, он вообще редко улыбался. Услышав самый уморительный анекдот, он мог сказать очень серьезно: «Смешно». И это было высшей похвалой.

Гайдай был требовательным режиссером, однако не держал актеров в ежовых рукавицах. Он позволял импровизировать, прислушивался к мнению актеров. Если же ему что-то не нравилось, не кричал, а спокойно и подробно, неизменно дымя сигаретой, объяснял, что его не устраивает и как надо сделать.

НОВОЕ ВРЕМЯ

В 60-70-е имя Гайдая на афише становилось гарантией больших кассовых сборов. Однако эпоха Советского Союза подходила к концу. Пришло новое время, которое требовало совсем иных фильмов.

В 80-е новые работы Гайдая уже не вызывали того ажиотажа, который всегда сопровождал его прежние комедии. Режиссер не мог этого не замечать и пытался нащупать новые пути, пробовал новые подходы. Его последним фильмом стала комедия «На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди». Исполнителю главной роли Дмитрию Харатьяну Гайдай рассказал тогда о своей давней мечте — снять серьезный фильм. Он очень хотел экранизировать «Идиота». Но не успел.

ПРОЩАНИЕ С ЛЕГЕНДОЙ

Через несколько месяцев после премьеры «На Дерибасовской…» у Леонида Гайдая стало плохо с сердцем — сердечная аритмия. А осенью 93-го режиссера положили в больницу с воспалением легких. У него скопилась жидкость в легких, и ее нужно было откачать. Рядом, как всегда, была его верная Нина Павловна. Она практически не отходила от мужа и нередко даже ночевала в больнице.

Подходил к концу очередной больничный день, 19 ноября. Леонид Иович чувствовал себя чуть лучше и расспрашивал жену про дачу, про планы на вечер. Вдруг Гайдай закашлялся. Нина Павловна подбежала к нему, обняла, пытаясь помочь мужу. Через секунду он повалился набок без сознания. Нина Павловна побежала за врачами. Но спасти режиссера было невозможно: оторвавшийся тромб закупорил легочную артерию — смерть в этом случае наступает мгновенно.

Гребешкова призналась позже, что, когда Гайдай ушел, она порадовалась мысленно, что смогла его похоронить: «Если бы я была первая, что бы он делал?» Она всегда знала, что Гайдай гений, и всю жизнь оберегала его от бытовых забот. Только бы спокойно мог сосредоточиться на фильмах и снимать, снимать, снимать…

В год смерти, в январе 1993-го, Гайдаю исполнилось 70 лет. Пышных торжеств по этому случаю не устраивали. Зато, когда он умер, провожали всем миром. Похоронили режиссера на Кунцевском кладбище в Москве. Туда по-прежнему приходят почтить его память благодарные зрители, друзья и родные — жена, дочка Оксана и внучка Оля.

Нине Павловне Гребешковой недавно исполнилось 90 лет. По признанию актрисы, за все эти годы, как осталась одна, не было и дня, чтобы она не вспоминала Леонида Иовича. Но воспоминания эти — светлые. Актриса даже шутить умудряется под стать своему мужу: «Леня меня к себе не зовет. Видимо, я ему надоела за 40 лет, что вместе прожили. Или он нашел там другую».

Елена ВЯТКИНА

  Рубрика: Как уходили великие 188 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:44. Время генерации:0,192 сек. Потребление памяти:8.99 mb