Лев среди шакалов

Автор: Maks Янв 24, 2020

Американский бригадный генерал Джон Бэйзил Турчин во времена Гражданской войны в США был солдатам настоящим отцом-командиром. Он не только лично учил их стрелять и водил их в атаку, но и смотрел, чтобы они были обуты, одеты и накормлены. А иначе интендантам грозила виселица. Ничего странного в этом нет — ведь Турчин был русским.

В рядах тех, кто сражался в США во времена Гражданской войны, были и русские военные. Например, в 19-м Иллинойском полку воевал русский сержант Александр Смирнов, в рядах северян сражался князь Эрнстов, а в армии генерала Фримонта дрался россиянин полковник де Арно, который после ранения вернулся на родину.

Почти бегство

История генерала Ивана Васильевича Турчанинова отличается от похождений остальных ветеранов Гражданской войны уже тем, что она известна в США каждому школьнику и включена в учебники истории. Впрочем, американцы знают генерала под именем Джона Бэйзила Турчина.

Иван Турчанинов родился в 1822 году неподалеку от Новочеркасска, в семье потомственных военных: его дед получил дворянство за подвиги, а дядя, генерал-майор Павел Петрович Турчанинов, был соратником Кутузова. Иван тоже стал военным — окончил Первый кадетский корпус в Санкт-Петербурге, Войсковую классическую гимназию в Новочеркасске и Михайловское артиллерийское училище.

Два года он в чине поручика служил в конно-артиллерийской батарее в Польше, затем поступил в Николаевскую академию Генерального штаба, а после окончания, как один из лучших выпускников, был оставлен при Генштабе и произведен в штабс-капитаны, а затем и в полковники.

Но вскоре после того, как на российский престол взошел император Александр II, Турчанинов подал прошение об отпуске для «лечения на водах» за границей. Скрытым мотивом скоропалительного отъезда за границу стала переписка с Александром Герценом — опальным публицистом, который жил в Европе. Очевидно, ни Иван Турчанинов, ни его молодая жена Надежда (Львова) не думали о цензуре, обсуждая с ним политические события. Возможно, что письма были кем-то переданы цензорам и могли доставить молодой чете много хлопот, поэтому было решено уехать за границу, а там уже действовать по обстоятельствам.

Новый Свет, новые впечатления

Джон Бейзил Турчин с женой НадинИз Европы Турчаниновы перебрались в Америку, и полковник был буквально восхищен этой страной. Герцену он писал следующее: «…благодарю Америку: она помогла мне убить наповал барские предрассудки и низвела… на степень обыкновенного смертного; я переродился… никакой труд для меня не страшен… мне все равно, пашу ли я землю и вожу навоз или сижу с великими учеными… в богатом кабинете и толкую об астрономии».

Уже в 1856 году Турчанинов купил кусок земли с домом на Лонг-Айленде, поменял имя на Джона Бэйзила Турчина и занялся сельским хозяйством, но быстро разорился из-за экономического кризиса. Дом продали за копейки и переехали в Филадельфию, где Турчин выучился на геодезиста, а его жена окончила женскую медицинскую школу, после чего пара уехала на бурно развивающийся Запад в город Маттун (штат Иллинойс), а затем в Чикаго, где Турчин устроился топографом на железную дорогу, а жена пошла работать в госпиталь.

Как и в русской армии, дела Турчина в управлении Иллинойской центральной железнодорожной компании пошли в гору: он завел дружбу с топ-менеджерами, познакомился с вице-президентом Джорджем Макклелланом и с адвокатом из Спрингфилда Авраамом Линкольном. Кто бы мог тогда подумать, что русский офицер свел знакомство с будущим президентом США?

Постепенно Турчин стал участвовать в политической жизни страны, и поэтому, когда в 1861 году прозвучали первые выстрелы Гражданской войны, он, не колеблясь, предложил армии Севера услуги военного советника. Надежда, которую теперь звали Надин, его горячо поддержала. Как раз в это время в Чикаго формировался знаменитый 19-й Иллинойский полк, и когда Турчину предложили его возглавить, он, не колеблясь, согласился. За три дня до назначения Турчину присвоили звание полковника армии США. Его верная Надин последовала за мужем на войну.

За победу — под суд

По русской привычке Турчин стал американским солдатам отцом-командиром. Лично смотрел, что они были одеты, обуты, накормлены, сам обучал приемам ведения рукопашного боя, маневрам и стрельбе. Через месяц активной учебы полк должен был выдвинуться на позиции, но Турчин отказался это делать, пока 19-й Иллинойский полк не снабдят обмундированием и боеприпасами. Чтобы приказ был выполнен, ему пришлось пригрозить интендантам виселицей. Позже оказалось, что капитализм есть капитализм — уже через месяц прекрасно выглядевшее обмундирование превратилось в лохмотья, а в патронах был не досыпан порох. А потом Турчин попал под суд.

Дело был вот как: 19-й Иллинойский полк нес службу в штатах Миссури и Кентукки, где держал под надзором мятежных плантаторов, которые хотя и не вели боевых действий, но все же ожидали победы южан. Генералы Севера в этих краях не вели активных действий против вчерашних одноклассников-южан и искоса поглядывали на странного русского, который в 1861 году был назначен командиром бригады из четырех полков и рвался в бой.

Во время рейда в Алабаму бригада Турчина захватила городок Афины, оставила там отряд и ушла дальше. Узнав о том, что Турчин ушел из города, на отряд напали горожане, они захватили солдат Турчина, пытали их, а потом убили и оскальпировали. Вернувшийся в Афины Турчин не мог оставить это безнаказанным, нашел зачинщиков, повесил их и сжег дома. Но солдатам этого показалось недостаточно, и тогда Турчин на три часа отдал город солдатам на разграбление.

На суде его обвиняли в жестокости, в отказе возвращать плантаторам беглых рабов и убрать из бригады жену Надин, которая везде скакала на коне рядом с мужем и лечила раненых.

Иван Турчанинов держался на суде «подобно льву пред стаей шакалов». Его исключили из армии, несмотря на то что в правительство потоком шли прошения не трогать лучшего генерала северян. Все решила Надин — она приехала к президенту Линкольну и рассказала правду.

Линкольн не стал вмешиваться в правосудие, а просто произвел Турчина в бригадные генералы, аннулировав этим легитимность суда — младшие по званию не имели права судить Турчина. Суд был прерван, Турчина встретила ликующая толпа, а одна из вдов подарила ему американский флаг.

Следующие годы покрыли генерала славой. Он возглавлял бригаду из пяти пехотных полков и двух артиллерийских батарей, входящую в состав армии Огайо, и принимал участие во всех основных сражениях Гражданской войны.

В 1863 году под Чикамогой Турчин лично водил солдат в атаку. Он прорвался через передовые линии, оказался в тылу у врага и, развернувшись, снова атаковал противника. Это позволило ему захватить 300 пленных и несколько пушек.

Позже отчаянным ударом он сумел переломить штурм Миссионерского хребта: солдаты его бригады первыми ворвались в укрепленный бастион южан.

Солдаты боготворили Турчина, его жена сама перевязывала раненых, а однажды во время битвы повела дрогнувших солдат в атаку. Солдаты звали генерала Громобой, а Надин — Орлеанской девой.

Южане презрительно звали Турчина «бешеным казаком», намекая на русское происхождение, и засылали наемных убийц. Но подчиненные на совесть охраняли Громобоя.

В 1864 году генерал с боями дошел до Атланты, но заболел и был вынужден оставить службу.

После войны

Он пытался в Чикаго выпускать журнал «Воинские прогулки», но анализ действий американских генералов, из-за которых северяне понесли тяжелые людские потери, не вызывал восторга в военных кругах США. Турчину пришлось порвать с военными.

Какое-то время он работал в Чикаго в патентном бюро, а в 1873 году построил ферму и основал в Иллинойсе польскую колонию Радома, которая вскоре стала процветающим поселением, и жил там с верной Надин до самой смерти.

Он писал книги, выступал с лекциями в Чикаго и первым в американской историографии написал, что победить в войне помогла отмена рабства. Исследователь Илья Куксин пытался найти его рукописи в архивах штата Иллинойс, но не нашел. Возможно, они утеряны или пылятся в каком-нибудь фермерском амбаре.

В старости генерал очень нуждался, и бывшие подчиненные выхлопотали для него пенсию в 50 долларов в месяц. Скончался он весной 1901 года, на руках у Надин, которая прожила после этого еще три года.

Гроб Турчина, покрытый флагом, который ему подарила вдова одного из солдат, перевезли в город Маунд-Сити (штат Иллинойс), и под залпы ружейного салюта предали земле на национальном военном кладбище. «Слезы ветеранов, проводивших в последний путь своего генерала, — писала Chicago Tribune, — упрек тебе, Америка, не умеющая ценить пролитую за тебя кровь».

Александр ЛАВРЕНТЬЕВ



, ,   Рубрика: Легенды прошлых лет

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:47. Время генерации:0,649 сек. Потребление памяти:9.43 mb