Новогодний «Салют»

Автор: Maks Сен 18, 2019

Станция «Салют-6» была ответом на американскую станцию Skylab, запущенную в мае 1973 года. Астронавты США проработали на ней до февраля 1974 года и успели поставить рекорд по длительности пребывания на орбите. А уступать пальму первенства в СССР было не принято.

Орбитальную станцию «Салют-6» можно смело назвать инновацией. Воплотив в жизнь идеи Циолковского, она стала первым по-настоящему успешным проектом обитаемого дома в космическом пространстве. Спустя десятилетия, полученный опыт позволил организовать работу станции «Мир», а затем МКС, но тогда, в 1977 году, все происходило впервые.

Непростое начало

Аппараты серии «Салют» разрабатывались, как базовый блок космической станции длительного функционирования. Три спаянных цилиндрических отсека общим объемом 90 кубических метров выводились на орбиту тяжелой ракетой-носителем «Протон». Принципиальное новшество конструкции «Салют-6» заключалось в наличии двух стыковочных узлов: в носовом и кормовом отсеках (переходном и аппаратном). Два узла давали уникальную возможность работать сразу с двумя кораблями: доставлять топливо, воздух, воду, питание, оборудование и, главное, осуществлять смену экипажей в космосе, обеспечивая непрерывный пилотируемый режим полета.

«Салют-6» вышел на орбиту 29 сентября 1977 года, а уже 9 октября стартовал первый экипаж в составе Владимира Коваленка и Валерия Рюмина. Руководство планировало, что к 7 ноября космонавты должны обосноваться на станции и из космоса поздравить страну с 60-летием Октябрьской революции. Увы, планы провалились. Корабль не смог состыковаться со станцией. После двух неудачных попыток вышел резерв топлива и пришлось садиться. На кону оказался престиж советской космонавтики.

Второй полет готовили спешно. Георгий Гречко и Юрий Романенко стартовали уже 10 декабря. После первой неудачи экипаж специально формировали так, чтобы в нем был опытный космонавт, имеющий навыки стыковки. Саму процедуру решили проводить со стороны еще не использовавшегося кормового узла.

Стыковка прошла успешно, после маленького казуса (стрелка «открыть» на входном люке оказалась ошибочно нарисована не в ту сторону) экипаж наконец попал в рабочий отсек. 11 декабря 1977 года пилотируемая программа ДОСов (долговременных орбитальных станций) второго поколения, наконец, началась.

Страсти по Лему

Нам на Земле сложно даже представить будни космонавтов на «Салют-6». Два человека, запертых в 14-метровой трубе, за стенками которой холод и пустота космического пространства, должны жить и работать в таких условиях не менее 90 дней, поскольку необходимо было перебить рекорд американцев со Skylab. Умение существовать в команде, тщательно избегая конфликтов, становится важнейшим фактором.

По воспоминаниям Гречко, их неожиданно собранный экипаж оказался на редкость удачным. Сразу установив несколько правил и неукоснительно их соблюдая, космонавтам удалось пробыть весь срок космической вахты, ни разу не поссорившись.

Хотя сложной работы и внеплановых трудностей в полете хватало. Уже на восьмой день пребывания на станции Гречко и Романенко совершили выход в открытый космос. Проверка носового стыковочного узла, того, который не покорился Коваленку, прошла успешно, хотя входной люк пришлось открывать с помощью фомки. И вообще, на основании истории первой вахты на «Салюте-6» можно написать роман в духе Станислава Лема. Здесь были и война с просочившимися из лабораторного садка мухами-дрозофилами, и первая выпитая на брудершафт вода из впервые опробованной системы регенерации, и проблемы с внезапно заболевшим зубом Юрия Романенко.

Последнее, конечно, звучит как анекдот, но в течение трех месяцев терпеть зубную боль, при этом жить и работать по жесткому космическому графику — совсем не шутка. Ни консультации с ЦУПом, ни примочки, ни полоскания не помогали. Вторая экспедиция посещения даже привезла на станцию стоматологические инструменты и бормашину на батарейках. Чешский космонавт Ремек вызвался лечить зуб командира, но ведь бормашиной должен управлять врач, а не летчик-испытатель, которого учили стоматологии целых полтора часа… В результате от такого «лечения» пришлось отказаться. Как потом рассказывал Гречко, проще было привязать зуб ниткой к «Союзу-27», чтобы выдернуть его при расстыковке.

Маленькие радости

Гречко и Романенко встречают Новый год на орбитеКонечно же, кроме трудностей и проблем на «Салюте-6» случались и приятные события. Впервые в истории СССР космонавты встретили Новый год — 1978-й — на орбите. До этого американцы уже праздновали Рождество на Skylab, но Новый год в космосе отмечался впервые. Начали праздновать над Камчаткой и закончили над Минском, а потом, пролетая над разными странами, встретили праздник еще 14 раз.

Из разносолов на новогоднем столе имелась лишь сублимированная космическая еда, зато была искусственная елка, которая норовила летать по кораблю. В конце концов зеленую красавицу закрепили вверх тормашками между креслами и украсили зеленым резиновым крокодилом, которого Романенко взял с собой в полет. Получился крокодил из расхожего анекдота, правда, летал он не «низенько», а очень даже высоко.

Никакого шампанского, само собой, на борту держать не полагалось, да и пить газированный напиток в невесомости невозможно. Позже в своих воспоминаниях Гречко признался, что алкоголь на борту все же был — пронесенная контрабандой фляга коньяка, который экипаж потреблял перед сном буквально по чайной ложке. Вообще, космонавты, обходя строгий контроль, проявляли массу фантазии и часто умудрялись тайком взять в полет немного спиртного. Джанибеков и Макаров, составлявшие первую экспедицию посещения, пристыковались к станции 11 января и привезли с собой, кроме писем и свежей прессы, 100 граммов коньяка, запакованных в тубу для кофе. Так что старый Новый год на «Салюте-6» был отмечен 25 граммами отличного армянского напитка на каждого из четырех членов команды.

Кстати, после возвращения из полета Гречко официально поставил вопрос о том, чтобы коньяк добавили в список разрешенных продуктов. В минимальных дозах он не вредит, а наоборот, поддерживает организм в тонусе, помогает справляться с простудными заболеваниями, укрепляет десны, которые в невесомости становятся рыхлыми и слишком чувствительными, да и вообще является прекрасным средством борьбы со стрессом. Начальство вняло аргументам, и вопрос с коньяком был решен положительно. Ведь спиртное все равно проносят на борт, так не лучше ли делать это организованно? Правда, в последний момент замминистра здравоохранения дал обратный ход, и «благословленный» начальством коньяк в космосе не появился, так и оставшись контрабандой.

Ёлки новой эры

В середине марта 1978 года первый основной экипаж «Салют-6», успешно выполнив программу полета, вернулся на Землю. За время пребывания на станции космонавты провели множество экспериментов и технических работ, приняли две экспедиции посещения, в том числе одну международную, впервые в истории осуществили стыковку с автоматическим грузовым кораблем «Прогресс-1», доставившим топливо, научное оборудование, запасы воды и пищи. В общей сложности Романенко и Гречко провели на орбите 96 суток, перекрыв рекорд американских астронавтов со Skyiab.

«Салют-6» успешно проработал на орбите до 1982 года, приняв за это время пять основных экспедиций и 12 экспедиций посещения. Предпоследний из основных экипажей провел на станции 145 суток. После введения в строй «Салюта-7», «Салют-6» был сведен с орбиты и сгорел в атмосфере. Станции серии «Салют» заменили станцией «Мир», а «Мир» со временем уступил место МКС, открывшей современную эпоху космонавтики.

У нас до сих пор остается много вопросов. Почему НАСА, в 1973 году объявившее миру о запуске станции в три раза больше и тяжелее «Салюта», в дальнейшем не пыталось выводить на орбиту подобные модули? Почему США практически не развивали свои ДОСы? Почему лишь в 1990-х, когда доступ к советским технологиям упростился максимально, Соединенные Штаты Америки начали активно участвовать в строительстве МКС? Ответов нет. Оставим все это на усмотрение конспирологов.

Сегодня основные экипажи международной станции, построенной вокруг базового российского модуля «Заря» и американского соединительного модуля «Юнити», формируются из космонавтов России и США. Официальный язык МКС — английский, но говорить там принято на смеси двух языков — «руслише». На станции принято встречать и Рождество, и Новый год, причем 15 раз подряд, наряжать елку, устраивать совместные праздничные ужины, дарить друг другу подарки и, наверное, выпивать по 30 граммов водки, контрабандой привезенной на орбиту.

Эдуард ШАУРОВ



, , ,   Рубрика: Назад в СССР

Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:58. Время генерации:0,234 сек. Потребление памяти:8.7 mb