Одиссея Джованни Кабото

Автор: Maks Окт 27, 2019

Когда речь идет о ранних первооткрывателях Америки, то в памяти прежде всего всплывают знакомые со школьной скамьи имена испанцев, прославившихся в тропических широтах. Однако Джон Кэбот (Джованни Кабото), в одно время с ними плававший под английским флагом, также достиг берегов Америки.

Джованни Кабото родился предположительно в Генуе между 1450 и 1455 годами. В 1461 году его отец вместе с семьей переехал в Венецию. По прошествии 15 лет Джованни стал гражданином Венецианской республики и женился на венецианке, которая родила ему сыновей Лодовико, Себастьяна и Санчо.

Венецианский купец

Вероятнее всего, Джованни был моряком и купцом, плавал на венецианских судах в Левант, в Индию за товарами, наиболее ценными из которых были пряности, драгоценные камни и ткани. Есть сведения, что ему каким-то образом даже удалось побывать в священном для мусульман городе Мекке. Общаясь с арабскими купцами, Кабото больше всего интересовался, откуда они привозят на Ближний Восток пряности. Те убедили его, что пряности «родятся» в каких-то дальних странах к северо-востоку от «Индий» — в это географическое понятие в те стародавние времена включали не только собственно Индию, но и все страны Южной и Юго-Восточной Азии.

Подобно Христофору Колумбу, Кабото считал Землю шаром и тоже думал, что Атлантический океан омывает восточные берега Азии и что расстояние от Европы до Восточной Азии значительно меньше, чем в действительности. Какое-то время Джованни Кабото проживал в Валенсии и бывал в Севилье и Лиссабоне. Он пытался заинтересовать испанских и португальских монархов своими планами достижения «родины пряностей», но поддержки не нашел. Не позднее 1494 года, а возможно, и несколько ранее, Кабото переехал в Англию и поселился в крупном портовом городе Бристоле. Там его на английский манер стали называть Джоном Кэботом.

Бристоль тогда считался главным морским портом Западной Англии. В нем базировались многочисленные рыболовецкие суда, промышлявшие в Северной Атлантике. Богатым бристольским купцам хотелось приобщиться к открытию новых стран и новых торговых путей, и они несколько раз посылали корабли на поиски неизвестных островов в Атлантике, таких как остров Святого Брандана, остров Бразил, остров Семи Городов и других. Однако все эти экспедиции в поисках мифических земель заканчивались ничем. С появлением в городе Джованни Кабото эти поиски получили новую жизнь.

Опасный эксперимент

Джованни КаботоАнглийский король Генрих VII выдал Кэботу разрешение на поиски новых земель для английской короны, где, чтобы лишний раз не раздражать испанского и португальского королей, нарочно не было указано южное направление поисков. При этом пятая часть будущих прибылей должна была поступить в королевскую казну. И вот 2 мая 1497 года Джон Кэбот на небольшой каравелле «Мэтью» с экипажем всего из 18 моряков, в числе которых был и его сын Себастьян, отплыл из Бристоля на запад, держа курс вдоль параллели, чуть севернее 52° северной широты. Погода благоприятствовала экспедиции, плавание затрудняли лишь частые туманы и обилие айсбергов. Через месяц после выхода из Бристоля каравелла попала в шторм, который, к счастью, вскоре прекратился.

Утром 24 июня 1497 года «Мэтью» достиг неизвестной земли, которую Кэботы назвали Terra Prima Vista, то есть «первая увиденная земля». Историки по сей день спорят, какого же места достигла экспедиция. Раньше в большинстве своем они считали, что речь должна идти о юго-восточном побережье полуострова Лабрадор, но в настоящее время склоняются к тому, что Кэбот открыл северную оконечность острова Ньюфаундленд, к востоку от залива Пистолет.

В одной из близлежащих бухт Кэбот высадился на берег и объявил страну владением английского короля. Затем, вероятнее всего, он двинулся на юг вдоль сильно изрезанного побережья Ньюфаундленда, обогнул полуостров Авалон и в заливе Пласеншия 20 июля повернул обратно. Некоторые историки географических открытий считают, что Кэбот прошел дальше на запад и открыл пролив между островами Ньюфаундленд и Кейп-Бретон, то есть проход из Атлантического океана в залив Святого Лаврентия. У полуострова Авалон путешественники видели громадные косяки сельдей и трески, так что именно Кэбот обнаружил Большую Ньюфаундлендскую банку, огромную, площадью до 300 тысяч квадратных километров, отмель в Атлантике, которая оказалась одним из самых богатых рыбой районов Мирового океана. В новых землях участники экспедиции так и не увидели местных жителей, но нашли силки для ловли дичи, иглу для вязания сетей, а также видели несколько деревьев с надрезами, так что пришли к выводу, что люди там все-таки живут.

На обратном пути «Мэтью» следовал вдоль той же параллели, затем несколько отклонился на юг и прибыл в Бристоль 6 августа 1497 года. Кэбот поведал бристольцам о своих открытиях, и более всего они, похоже, были рады тому, что воды близ открытых им островов кишат рыбой, то есть существует перспективный, более южный, чем традиционный у побережья Исландии, район рыболовства. Король вознаградил Кэбота довольно скромно — пожаловал сумму в 10 фунтов стерлингов, а затем назначил пожизненную пенсию в размере 20 фунтов стерлингов в год. Мореходу также было разрешено организовать новую экспедицию через Атлантику.

Повторное плавание

Вторая трансатлантическая экспедиция Джона Кэбота вышла из Бристоля в начале мая 1498 года. На этот раз он командовал флотилией из пяти судов, на которых находилось до 300 моряков. Об этой экспедиции сохранилось совсем немного сведений, к тому же довольно противоречивых. Судя по всему, корабли достигли западного побережья Гренландии, затем проследовали на север в надежде найти то, что позже станут называть Северо-Западным проходом. На параллели 67°30′ северной широты экипажи судов отказались идти дальше на север. Тогда Кэбот повернул на юг и проследовал вдоль североамериканского побережья чуть ли не до Флориды.

Итальянец Петр Мартир д’Ангьера, писатель конца XV — начала XVI века, внимательно следивший за географическими открытиями того времени и сообщавший о них надежные сведения, рассказывал о втором плавании Кэбота следующее: «Кэбот направил свой путь так далеко к Северному полюсу, что в июле встретил огромные горы плавучего льда и увидел долгий день. Увидев перед собой такие огромные массы льда, Кэбот был вынужден повернуть на запад и идти вдоль берега. Следуя очертаниям суши, он прошел так далеко на юг, что очутился на широте Геркулесовых столбов, ибо такова была высота Северного полюса [Полярной звезды]. Одновременно он проник так далеко на запад, что был на долготе Кубы, расположенной влево от него».

Путешественники несколько раз высаживались на берег и встречали там людей, одетых в звериные шкуры, то есть индейцев. В конечном итоге из-за недостатка провизии начальник экспедиции повернул назад. Это плавание стало для Джона Кэбота последним. По мнению одних историков, он умер в пути, и руководство экспедицией перешло к его сыну Себастьяну. Другие считают, что Джон Кэбот скончался вскоре после возвращения на берега Туманного Альбиона. Сохранились сведения, что на обратном пути мореплаватели заблудились и до Англии добрались лишь весной 1500 года, то есть плавание продлилось два года.

Вожделенный улов

Королевские советники и бристольские купцы сочли, что вторая экспедиция не оправдала затраченных на нее средств, так как не привезла ни золота, ни жемчуга, ни пряностей. Было ясно, что покрытые лесами, почти необитаемые берега совершенно не похожи на описания «Китая» и «Индии», сделанные европейскими путешественниками. Единственное, что радовало бристольских купцов, так это открытие нового района Атлантики, сказочно богатого рыбой.

Сын Джона, Себастьян Кэбот, совершил еще два самостоятельных плавания в высоких широтах северо-западной Атлантики. Весной 1504 года на двух кораблях бристольских купцов он достиг побережья Северной Америки, а в июне направился обратно в Англию. Оба судна осенью вернулись в Бристоль с 40 тоннами соленой рыбы и семью тоннами печени трески, заготовленными в районе Ньюфаундлендской банки. В 1508 или 1509 году Себастьян Кэбот на кораблях, снаряженных английским королем, проследовал вдоль восточного побережья Лабрадора до 64°северной широты, стремясь найти северо-западный проход к богатым азиатским странам. Он проник в пролив, находящийся, судя по сведениям в отчете, между 61° и 64°северной широты, прошел по этому проливу около 10 градусов по долготе, то есть около 300 миль, а затем повернул на юг в большое море. Положение и размеры пройденного им пролива примерно соответствуют Гудзонову.

Когда Себастьян Кабот вернулся в Бристоль, на троне уже сидел Генрих VIII, который в дальнейшей поддержке мореходу отказал.

Валдис ПЕЙПИНЬШ



, ,   Рубрика: Великие первопроходцы

Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,163 сек. Потребление памяти:8.71 mb