Падение германского Порт-Артура

Автор: Maks Окт 2, 2020

На стороне Антанты в Первой мировой войне сражалась и такая солидная держава, как Япония. Правда, фактическое ее участие в боевых действиях свелось к одной операции — захвату германской военно-морской базы в Циндао, которую называли «германским Порт-Артуром».

Япония делает выбор

В случае с Циндао речь шла об участке площадью 552 квадратных километра, расположенном на южной оконечности Шаньдунского полуострова и врезающемся в Желтое море с запада. С северо-востока в это же море врезается Ляодунский полуостров, который русские арендовали у китайцев через год после немцев — в 1898-м. Дополнял эту европейскую компанию порт Вэйхайвэй, арендованный британцами на северном побережье Шаньдуна.

В период Русско-японской войны немцы внимательно наблюдали за обороной Порт-Артура, где 38-тысячный гарнизон противостоял 100-тысячной осаждающей армии. Правда, напрямую заимствовать этот опыт было бессмысленно. К 1914 году все мирное население германской колонии составляло около 40 тысяч, из которых немцем был только каждый двадцатый.

Гарнизон крепости к началу Первой мировой войны состоял из 2325 солдат и офицеров. Должность губернатора и командующего военно-морскими силами колонии занимал контр-адмирал Альфред Майер-Вальдек, хотя, как младший по званию, он подчинялся командующему базировавшейся в Циндао германской Восточно-Азиатской крейсерской эскадрой вице-адмиралу графу Максимилиану фон Шпее.

Главная линия сухопутной обороны была возведена поперек 6-километрового перешейка и проходила примерно на таком же расстоянии от центра города. Состояла она из пяти фортов, соединенных полевыми укреплениями и прикрытых спереди рвом шириной 10 и глубиной до 4 метров. Численность артиллерийских орудий на сухопутном участке приближалась к сотне. С берега крепость прикрывалась 8 батареями с 21 орудием.

Главные силы Восточно-Азиатской эскадры в момент начала войны совершали вояж по тихоокеанским владениям Германии. Рассудив, что в Циндао его эскадру блокируют, граф Шпее решил отправиться к берегам нейтрального Чили, чтобы пополнить запасы, а далее действовать по ситуации. Самый мобильный из крейсеров, «Эмден», пустили в свободное рейдерство.

Англичане, объявив 4 августа 1914 года немцам войну, начали обсуждать с японцами, что германские крейсера наверняка начнут мешать судоходству и надо с этим что-то делать. Токио следовало выбрать, чью сторону принять, либо заявить о нейтралитете.

Выступление на стороне Германии означало полноценную войну с располагавшими на Тихом океане крупными силами англичанами, французами и русскими при слабой немецкой поддержке. Зато присоединение к Антанте давало шанс с минимальными затратами наложить руку на немецкие тихоокеанские колонии.

Последний вариант в Токио сочли более перспективным. Но для вступления в войну требовался повод. И немцы не замедлили его предоставить.

Расплата за «Рязань»

В ночь с 3 на 4 августа «Эмден» захватил работавший на линии Владивосток — Нагасаки — Шанхай пароход русского Добровольного флота «Рязань». В случае войны он подлежал мобилизации, и на нем даже имелись станки для установки артиллерийских орудий.

Пикантность ситуации заключалась в том, что, увидев опасность, «Рязань» рванула в японские территориальные воды, в каковых и была настигнута «Эмденом». Немцы, разумеется, утверждали, что нагнали трофей раньше, и здесь уже все зависело от японцев — кому захотят, тому и поверят.

Японцы предпочли поверить России и, как с удовольствием писала русская пресса, «выступить в роли мстителей за своих недавних противников».

15 августа 1914 года Германии был предъявлен ультиматум с требованием оставить Шаньдунский полуостров. Исход войны решался в Европе, но кто бы и куда выпустил немцев из Шаньдуна? Тихоокеанские островные колонии как базы для флота не годились, доплыть до Германии через два океана нереально, да и куда девать сухопутный гарнизон и немецких граждан? В общем, самым оптимальным для немцев было удерживать Циндао до последнего, оттянув на себя максимум сил противника.

Еще до окончания срока ультиматума англичане пытались блокировать Циндао, но успеха не добились. Трофейную «Рязань» немцы переоборудовали во вспомогательный крейсер и нарекли его «Корморан-2». 13 августа он благополучно улизнул от английских миноносцев.

21 августа из Циндао пытался вырваться германский миноносец №90. Устремившийся за ним британский быстроходный эсминец «Кеннет» располагал более сильной артиллерией. Между миноносцами завязалась дуэль. Один из первых немецких снарядов попал под мостик «Кеннета», что привело к гибели нескольких английских моряков, включая капитана. Миноносец №90 вернулся обратно в Циндао.

23 августа срок японского ультиматума истек. Через три дня у Циндао появилась 2-я японская эскадра из 39 кораблей под командованием вице-адмирала Като Садакичи. Костяк ее составили бывшие русские суда, либо захваченные при Цусиме, либо поднятые со дна в Порт-Артуре, — броненосцы «Суо» (бывший «Победа»), «Ивами» (бывший «Орел»), «Танго» (бывший «Полтава»), «Окиносима» (бывший «Генерал-адмирал Апраксин»), «Мисима» (бывший «Адмирал Се-нявин»). Англичане прислали броненосец «Триумф» и два эсминца.

Формирование направляемой под Циндао 18-й пехотной дивизии еще завершалось. Ее командиром назначили Мицуоми Камио — одного из немногих японских генералов, в войне с Россией никак себя не проявившего (он командовал тыловыми частями). Общая численность осадного корпуса составила 32-35 тысяч человек при 144 орудиях и 40 пулеметах, для переброски которых выделили около полусотни транспортников.

Англичане внесли символический вклад, прислав из Вэйхайвэя батальон уэльских (южноваллийских) пограничников и полбатальона пехотного сикхского полка (всего около 1,5 тысячи) под командованием генерала Бернара-Дистона.

Чем же располагали защитники Циндао? В доке на ремонте стоял старенький крейсер «Корморан-1». Решив, что выставлять его против современных судов попросту неприлично, Майер-Вальдек приказал снять с него орудия для сухопутного фронта. Аналогичным образом (хотя и не сразу) поступили с австрийским бронепалубным крейсером «Кайзерин Элизабет», канонерками «Илтис», «Ягуар», «Тигр», «Луке». Их экипажи влились в ряды гарнизона. Кроме того, под ружье поставили немцев из числа чиновников, клерков, гимназистов.

В общей сложности количество защитников достигло 4755 рядовых и офицеров, при полутора сотнях орудий, 25 минометах и 75 пулеметах.

На земле, в небесах и на море

Осада ЦиндаоБлокаду порта союзники осуществляли в две смены по 8 кораблей в каждой и 4 корабля в резерве.

2 сентября в бухте Линкоу, примерно в 180 километрах от Циндао, японцы высадили первую партию войск (7900 человек при 30 орудиях), начавших неспешное продвижение к крепости. Той же ночью эсминец «Сиротаэ» сел на мель, снять с которой его так и не получилось. Экипаж эвакуировали, а утром подошедшая канонерка «Ягуар» добила его артиллерией.

6 сентября еще не разоруженная «Кайзерин Элизабет» предприняла то ли попытку прорыва, то ли разведку боем. В плане потерь и ущерба закончилась она с нулевым для обеих сторон результатом, но считается, что именно в этом бою самолет (японский «Фарман-11») впервые произвел бомбежку вражеского судна («Кайзерин Элизабет»).

Немцы согласны, что первая бомбежка корабля с самолета действительно имела место, но называют при этом имя Гюнтера Плюшова — пилота гидросамолета, предположительно потопившего вражеский минный заградитель. Сам Плюшов рассказывал, что сбил выстрелом из пистолета японский «Фарман», но это его заявление ничем не подтверждается.

11 сентября японская кавалерия впервые столкнулась с немцами у Пинду, гК 14-го находилась примерно в 35 километрах от крепости. Под этим прикрытием японцы с 19 по 24 сентября высадили в бухте Лао Шао главные силы и, перерезав железную дорогу, установили полную сухопутную блокаду Циндао.

25 сентября японцы начали продвижение к линии полевых укреплений протяженностью 18 километров. Прикрыть такой фронт немцам было нечем, и они действовали подвижными взводными колоннами, выиграв еще трое суток.

Прорвать линию японцы смогли благодаря 24-й пехотной бригаде Хориуци, сумевшей совершить обходной маневр правого (примыкающего к Желтому морю) немецкого фланга. Штурм передового рубежа завершился взятием высоты «Принц Генрих» и отражением предпринятой немцами контратаки.

После этого осаждающие взяли паузу, ожидая подвоза крупнокалиберной артиллерии, аналогичной той, что использовалась при осаде Порт-Артура. Повторялся сценарий взятия русской крепости, с медленным продвижением от рубежа к рубежу, фиксированием на занятых позициях, установкой тяжелых орудий на господствующих высотах, методичным обстрелом и новым наступлением.

Союзные корабли помогали пехоте, обстреливая фланги вражеских укреплений и те береговые батареи, до которых их снаряды долетали. Чтобы приблизиться, следовало сначала очистить от мин очередной кусочек акватории, и здесь немецкие пушки тоже не бездействовали, потопив эсминец и три японских тральщика. Досталось и британскому «Триумфу», получившему попадание 240-мм снарядом.

Однако Майер-Вальдек понимал, что петля все равно затягивается, и разрешил в ночь с 17 на 18 октября лучшему из имевшихся у него миноносцев S-90 совершить попытку прорыва.

Пройдя между островами Дагундао и Ланьдао, корабль повернул на юг, благополучно проскочив мимо трех японских эсминцев. В половине одиннадцатого вечера капитан-лейтенант Бруннер увидел силуэт крейсера «Та-катихо», несшего службу во второй линии. Дав полный ход, S-90 с расстояния в три кабельтова выпустил три торпеды, и все они достигли цели. На «Такатихо» погибли 271 человек экипажа.

Однако вернуться обратно S-90 уже не мог. Израсходовав последнее горючее, Бруннер выбросил свой миноносец на мель возле мыса Тауэр. После торжественного спуска флага корабль взорвали. В пешем строю экипаж дошел до Нанкина, где был интернирован китайцами.

Капитуляция победителей?

Финальный этап осады начался 31 октября. В течение следующей недели из сотни орудий было выпущено 43,5 тысячи снарядов. Вечером 6 ноября японские саперы начали проделывать проходы в заграждениях на центральном участке. Продвигавшиеся за ними штурмовые отряды опрокинули слабые немецкие заслоны, выйдя в тыл укреплений на горе Бисмарк и западнее горы Ильтис. Оставалось предпринять последний натиск. Японский командующий решил снова предварить его артиллерийским обстрелом, отвечать на который немцам было нечем.

Утром Майер-Вальдек приказал приступить к уничтожению военного имущества. Японцы даже не догадались, что большинство громыхавших в Циндао взрывов являются не результатом действия их артиллерии, а производились самими немцами.

8 ноября в 5:15 утра, после уничтожения последних двух кораблей («Кайзерин Элизабет» и «Ягуара»), Майер-Вальдек отдал приказ о капитуляции.

Японцы в это время уже начали атаку линии фортов, и поскольку не до всех участков новость дошла одинаково быстро, многие защитники крепости погибли, так и не узнав о ее сдаче. Вылетевший из крепости Плюшов вывез какие-то документы. Приземлившись на китайской территории, он сжег самолет и пешком добрался до Шанхая, где был интернирован.

Японцы, по разным подсчетам, потеряли 2-3 тысячи человек убитыми и ранеными, немцы — 700-800, англичане — 15. В принципе соотношение потерь один к трем при взятии хорошо укрепленных позиций считалось нормальным.

Каждая сторона провозгласила себя победителем. Японцы получили новую базу. Немцы же начали складывать легенду о несгибаемых солдатах, которые до последнего сражаются за кайзера в любой азиатско-африканской тмутаракани.

Противники ориентировались на опыт Порт-Артура, но если коменданта русской крепости Стесселя объявили предателем за то, что он сдался, не исчерпав всех средств к сопротивлению, то в адрес Майер-Вальдека ничего подобного не прозвучало. Уже находясь в плену, он узнал о награждении его Железным крестом 1-й степени и производстве в вице-адмиралы.

Олег ПОКРОВСКИЙ

ОДИССЕЯ РУССКОГО ПАРОХОДА

Бывший русский пароход «Рязань», переименованный германцами в «Корморан-II», после прорыва из Циндао прибыл в гавань Апра на Гуаме, имея всего 50 тонн угля. Владевшие островом американцы, ссылаясь на нейтралитет, согласились выделить судну столь мизерное количество топлива, что отправляться куда-либо было бессмысленно.

Получив известие о вступлении США в войну (7 апреля 1917 года), моряки «Корморана-II» поняли, что превращаются из интернированных в военнопленных, и взорвали крейсер. Пытаясь им помешать, американцы впервые открыли огонь по немцам. Девятерых погибших тогда германских моряков похоронили с воинскими почестями. Судовой колокол с «Рязани»-«Корморана-II» выставлен в музее Военно-морской академии США в Аннаполисе.

Загадки истории » Главное сражение » Падение германского Порт-Артура

, , , , ,   Рубрика: Главное сражение

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:45. Время генерации:0,134 сек. Потребление памяти:8.21 mb