Петербургский Шерлок Холмс

Автор: Maks Мар 20, 2022

Петербургская сыскная полиция в начале XX века имела своего, скажем так, Шерлока Холмса. Начальником уголовно-сыскной полиции, то есть начальником уголовного розыска, в столице Российской империи с 1903-го по 22 декабря 1915 года служил действительный статский советник (чин, равный армейскому полковнику) Владимир Гаврилович Филиппов. Потомкам неизвестно, любил ли «главком столичных сыщиков» играть на досуге на скрипке и курил ли он трубку. Но методом дедукции пользовался превосходно. И преступный мир Петербурга его боялся и уважал. Да и было за что.

Реформатор уголовного розыска

Большая часть начальников сыскной полиции в империи Николая II были людьми случайными. Во всяком случае теоретически людьми плохо подготовленными. Владимир Гаврилович Филиппов, хотя и происходил из потомственных дворян, окончил не какое-либо военное училище, а юридический факультет Петербургского университета в 1889 году. Получив диплом, он 11 лет прослужил в столичной прокуратуре и лишь в 1903 году из Управления петербургского градоначальника (мэрии) был назначен гражданским губернатором города — главой сыскной полиции.

Филиппов назубок знал уголовное законодательство, и для него не было тайн в криминальном мире города. Его энергию и новшества в системе сыска преступников очень скоро ощутил уголовный мир. С декабря 1907 года при сыскной полиции стало действовать дактилоскопическое бюро. В период с 1908-го по 1910 год дактилоскопии было подвергнуто 11 992 подозреваемых, отпечатки пальцев взяли у 5962 впервые задержанных лиц. К январю 1915 года фотоархив уголовного сыска хранил портреты более 200 тысяч профессиональных преступников. Мало того, Владимир Филиппов организовал регулярный обмен этими фото, а также биографическими справками с коллегами из Москвы, Одессы, Киева, Ялты, Риги и Кисловодска. Например, брачный аферист, занесенный в картотеку петербургских сыщиков, быстро становился известен сотрудникам полиции в городах-курортах, где очаровывал очередную жертву.

Эскадрон «летучих полицейских»

По приказу Филиппова один из его заместителей — надворный советник Леонид Петровский сформировал «летучий полицейский отряд». Он объединял несколько десятков полицейских надзирателей, дежуривших на вокзалах, в порту, в театрах, при крупных отелях. В состав «летучего отряда» столичной полиции входила группа задержания — крепкие молодцы, не ниже 180 см ростом и отслужившие в гвардии. Они не только отлично стреляли из всех видов оружия, но и были обучены как ножевому бою, так и приемам борьбы джиу-джитсу. Ею увлекались и герой, созданный пером Артура Конан Дойла, и статский советник Владимир Филиппов.

К 1913 году в составе «царского угро» служили 113 полицейских надзирателей, 5 чиновников особых поручений (следователей по особо важным делам), врач и журналист. То есть Владимир Филиппов первым ввел институт пресс-секретарей уголовного розыска. При нем начал работать стол находок, куда добропорядочные граждане сдавали найденные вещи, документы и даже деньги. Этот «стол» действовал вплоть до конца 80-х годов XX века.

Ночную патрульно-постовую службу на улицах города, особенно в так называемых злачных местах, постоянно несли 300 городовых конно-полицейской стражи.

С осени 1910 года по адресу набережная Черной речки, дом 49, был открыт питомник для разведения, содержания и дрессировки собак полицейской службы. Уже через год — в октябре 1911-го питомник, точнее его питомцы, на 8-й выставке чистокровного собаководства получили сразу три высших диплома. С 1910-го по 1914 год в питомнике воспитали 77 «четвероногих полицейских»: немецких овчарок (для охранно-конвойной службы), эрдельтерьеров и доберман-пинчеров с особо острым обонянием. Служили псы исправно — за три года службы обнаружили и задержали 3734 преступника.

Важным новшеством «статского советника по уголовному миру» стало образование речной полиции, куда к 1906 году входило 200 чинов на трех пароходах, восьми паровых катерах и 30 гребных шлюпках. В декабре 1905 года глава уголовного сыска Петербурга добился увеличения финансирования своей службы из казенного бюджета МВД. В 1907 году он составил уже 3 494 566 рублей.

Миссис Ватсон с Лиговского проспекта

Владимир Гаврилович ФилипповНеизвестно — находил ли время Владимир Гаврилович читать рассказы о лондонском сыщике, уже публикуемые в те годы в журнале «Иностранная литература». Но как человек с университетским образованием он, если так можно сказать, профессионально ценил интеллектуальные преступления.

30 октября 1909 смерть одного загадочного человека свела Владимира Филиппова с некоей миссис Ватсон. Только не с супругой вымышленного лондонского врача, а с урожденной Марией де Роберти де Кастро де ла Серда. Дочерью потомственного испанского дворянина, вышедшей замуж за Эрнста Ватсона — уроженца Шотландии. Женщина была небезызвестна в литературном мире — переводила на русский язык сочинения испанских и португальских писателей. Достаточно сказать, что ее перевод изданного в Петербурге в 1907 году шедевра Сервантеса — книги «Остроумно-изобретательный идальго Дон Кихот Ламанчский» — стал классическим в России. Все, что мы читали о Дон Кихоте после 1907 года, итог ее труда и таланта. Мужем этой незаурядной женщины стал потомок шотландцев Ватсон (такой вот нюанс в истории героев детективного жанра Англии) — тоже переводчик и журналист.

Но вернемся к преступлению, совершенному в доме на Лиговском проспекте, где жила чета литераторов. Судьба послала эстету-сыщику «петербургскому Шерлок Холмсу» очень незаурядных свидетелей очень незаурядного убийства. Чету Ватсон.

Дом N°3 по Лиговскому проспекту находился недалеко от гостиницы «Северная». В доме на первом этаже имелось малопосещаемое в холодное время года помещение, где жильцы хранили зимой свои велосипеды. В конце октября сезон велопрогулок был закончен, но чета русских литераторов (испанка и шотландец) зашли в помещение поставить подарок — велосипед, присланный мистеру Ватсону из Англии родственником. И обнаружили мертвое тело и вызвали полицию.

Ищите детали!

Помните, об этом Шерлок Холмс всегда напоминал своему летописцу доктору Ватсону? О них и вспомнил действительный статский советник Филиппов, расследуя преступление. Убийство. У жертвы была отсечена голова. Обезображенная, она лежала тут же. Маньяк-убийца? Сумасшедший? По окровавленной одежде и документам, удивительно чистым и целым, оставшимся на теле убитого, сначала установили, что мертвец — это гражданский инженер Алексей Гилевич, приехавший накануне из Москвы. Последнее подтверждалось железнодорожным билетом, также прекрасно сохранившимся в кармане пиджака убитого. Убитого тут же опознал и вызванный брат. Убийца грамотно рассчитал, что помещение велосипедной редко кто посещает в петербургском ноябре и тело обнаружат не сразу. Следовательно, есть запас времени. Маньяк к такой логике не способен. Никто не мог знать о подарке из Лондона, принятом на имя мистера и миссис Ватсон.

Интересно, что на месте убийства валялись два ножа, осеннее пальто и ботинки, судя по всему принадлежавшие убитому. Владимир Гаврилович удивился необъяснимой чистоте и сохранности документов жертвы. Будто кто-то изувечил тело, а потом аккуратно вложил в карманы одежды паспорт и железнодорожный билет… А потом Филиппов заметил, что когда брат принес обувь для гроба, ботинки на несколько размеров отличались от размера ноги убитого человека.

Брат пояснил, что пару обуви он взял из вещей покойного, хранившихся в номере гостиницы «Северная», что у Николаевского (ныне Московского) вокзала. Выяснилось, что московский инженер Алексей Гилевич был застрахован на случай смерти на 100 000 рублей. Немалая сумма для 1909 года. Причем деньги могли быть обменены на французские франки один к одному. С таким «гонораром» можно было начать новую жизнь в любой точке Европы.

Через два месяца в отделении парижского банка французские полицейские арестовали живого и здорового Алексея Гилевича, который пришел получить страховую сумму. Под чужой фамилией, разумеется. В столицу Франции он прибыл с документами убитого им и его братом человека. Наводку на изобретательного и жестокого убийцу в Париж передал начальник сыскной полиции Петербурга.

Удалось выяснить, что братья Гилевичи жестоко убили знакомого с заграничным паспортом, переодели труп в одежду московского инженера, подложили его документы, отсекли и обезобразили голову несчастного. Они планировали поделить страховую сумму. На двоих разделили и цепи каторжан, когда по этапу побрели на сибирскую каторгу.

Это лишь одно из многих раскрытых Филипповым преступлений, достойных пера Артура Конан Дойла!

Отставка и эмиграция

Умный и проницательный, Владимир Гаврилович предвидел скорый крах империи. В декабре 1915 года он подал рапорт об отставке и приказом министра внутренних дел №91 от 22 декабря того же года по гражданскому ведомству был уволен со службы. Революцию «русский Шерлок Холмс» не принял. После февраля 1917 года и еще до ноября он навсегда оставил уже Петроград. Будучи убежденным монархистом, он не видел Россию без царя.

Судьба в эмиграции Владимира Гавриловича запутанна. И противоречива. По одним источникам, он скончался в Берлине в 1923 году. По другим — переехал в США и ушел в мир иной в 1935 году. Занимался ли за океаном «петербургский Шерлок Холмс» криминалистикой? Возможно. Ведь уголовные преступники не имеют национальности.

Александр СМИРНОВ

  Рубрика: Легенды прошлых лет 193 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:44. Время генерации:0,229 сек. Потребление памяти:9.02 mb