Под маской Дон Жуана

Автор: Maks Янв 24, 2023

Советских разведчиков не зря называют легендарными. Они жили и работали под легендой. А после их смерти про них усиленно сочиняются легенды. Не стал исключением и советский разведчик Федор Парпаров.

Федор (Файвель) Парпаров родился в 1893 году в Велиже (ныне — Смоленская область) в еврейской семье. Парнем он был умным, пишут, что к 14 годам Федор, сдав экстерном экзамены по всей школьной программе, начал свою трудовую деятельность в лесозаготовительной фирме. Через некоторое время он переехал в Санкт-Петербург, где стал работать в должности конторщика в Народном банке.

Из армии — в разведку

После революции Парпаров в 1918 году вернулся в Велиж, где стал членом РКП(б) и занял должность завотделом горкома партии. А в 1919 году добровольцем вступил в Красную армию, где за год дослужился от рядового бойца до комиссара инженерных войск 5-й армии. Однако на его военной карьере поставил крест подкосивший Парпарова сыпной тиф. Тяжелую болезнь Федору удалось побороть, однако из армии его комиссовали по состоянию здоровья. В 1924 году он окончил юридический факультет Московского государственного университета, после чего был привлечен к сотрудничеству с ГПУ.

Благодаря тому, что Федор хорошо владел английским, французским, испанским и немецким языками, уже в феврале 1925 года его направили в Германию для работы по линии экономической разведки в советском торговом представительстве.

Пишут, что в качестве задач новоиспеченному разведчику поставили поиск агентов в белоэмигрантских кругах, а также привлечение к сотрудничеству информаторов из военной и предпринимательской элиты Германии. Но он для получения необходимой информации пошел другим путем. Лучше всего симпатичному Парпарову удавалось добывать ее у женщин, с которыми он легко знакомился на приемах и банкетах. За 4 года работы он сумел склонить к сотрудничеству супругу сотрудника Генштаба, помощницу военного атташе одной из Скандинавских стран и возлюбленную крупного промышленника. Его пассии не только снабжали Федора секретной информацией, но и помогли завербовать еще трех человек — двух немецких офицеров и военного инженера.

Однако соблазнение женщин — дорогое удовольствие. И руководство Парпарова в СССР вместо того, чтобы тратиться на его любовные утехи, нашло другой выход. Оно выделило средства Федору на создание собственного бизнеса за границей. Он обзавелся румынским паспортом и на деньги Центра стал владельцем собственного предприятия по экспорту бытовых товаров. Надо полагать, что советская разведка помогала ему в продвижении бизнеса, поэтому его дела резко пошли в гору.

Вскоре он создал филиалы своей фирмы в ряде стран Западной и Восточной Европы, а также в Северной Африке, Турции, Персии и Афганистане. Теперь, когда у Парпарова появились деньги и репутация успешного бизнесмена, женщины стали относиться к нему еще с большей симпатией. Например, ему удалось очаровать супругу вице-консула Коста-Рики, которая в 1933 году помогла Парпарову получить гражданство этой страны для него, его жены и сына.

Шпионская любовь

Фёдор ПарпаровНо когда Парпаров перевез свою семью за границу, у него там разгорелся самый страстный роман. Якобы от любви к нему потеряла голову жена дипломата и одного из помощников главы МИД Германии Иоахима фон Риббентропа по имени Марта. Правда, в этой истории много всего непонятного. В многочисленных публикациях о Парпарове нигде не указывается фамилия этой самой Марты.

В общем, история с Мартой темная и противоречивая. Будто бы она страстно влюбилась в Федора, поскольку ее муж был на 20 лет старшее ее и их семейная жизнь не складывалась. Однако, согласно той же легенде, Марта для своего мужа в лепешку расшибалась. Якобы по его просьбе она совратила некоего участника конференции по вопросу о снятии с Германии наложенных Версальским договором ограничений на вооружение. Заманила мужчину в снятый по этому случаю приватный кабинет в ресторане, а там подпоила вином со снотворным.

Когда мужчина уснул, Марта запустила в кабинет сотрудников немецких спецслужб, которые сфотографировали все находящиеся в его кейсе документы, а позже шантажом заставили его проголосовать за снятие наложенных на Германию ограничений. Однако очень сомнительно, что высокопоставленный чиновник отправился на свидание в ресторан с женщиной с кейсом, набитым секретными документами.

Однако спустя некоторое время Марта вдруг стала самозабвенно шпионить ради Парпарова. Пишут, например, что она, находясь с мужем в его заграничной командировке, сделала для Федора слепки с ключей от сейфа в их гостиничном номере, в котором находились секретные документы немецкой делегации. Благодаря этому Парпаров якобы вскрыл этот сейф и среди прочих секретных данных узнал, что в Генштабе Чехословакии работает агент абвера.

Благодарность Родины

Успешная карьера Парпарова в качестве разведчика прервалась, когда в 1938 году его личность рассекретил сбежавший во Францию другой советский разведчик Вальтер Кривицкий. Парпарова в срочном порядке отозвали в Советский Союз. И на родине его обвинили в связях с абвером и вывернули дело так, будто не Марта стала его агентом, а якобы сам Федор был завербован женой дипломата.

В вину Парпарову поставили и его совместную работу с четырьмя разведчиками, которые вместе с ним трудились в Германии, а потом были объявлены врагами народа. Пишут, что Парпарова подвергли страшным пыткам, в ходе которых ему сломали обе руки. Его сын вспоминал, что отец до конца жизни стеснялся снимать одежду на пляже — его спина была обезображена оставшимися после издевательств в неволе шрамами.

Парпарову, можно сказать, еще повезло, в отличие от многих коллег, его не расстреляли, а спустя год выпустили из тюремных застенков. Правда, уволили из органов и лишили всех наград. Однако из-за репрессий в отношении опытных сотрудников советская разведка во многом утеряла свою работоспособность. В 1940 году начальник ИНО ОГПУ Павел Фитин смог убедить главу НКВД Лаврентия Берию в необходимости привлечения к работе некоторых разведчиков, попавших в категорию «врагов народа». В их число попал и Парпаров. Его восстановили на службе и присвоили ему звание майора.

В 1944 году, как специалист по Германии, Парпаров был переведен в Главное управление по делам военнопленных и интернированных НКВД СССР. Безупречно владевший немецким языком Федор Парпаров переводил и редактировал показания высокопоставленных пленных, среди которых были генерал-фельдмаршал Фридрих Паулюс, а также личный адъютант и камердинер Гитлера: Отто Гюнше и Хайнц Линге. Позже на основе его записей советская разведка сделала в единственном экземпляре брошюру «Неизвестный Гитлер», которую преподнесла Иосифу Сталину в день его семидесятилетия.

А для Парпарова самыми яркими событиями после деятельности в качестве разведчика, вероятно, стало его участие в качестве переводчика в Потсдамской конференции и Нюрнбергском процессе. В 1950 году он вышел в отставку. И до самой смерти в 1959 году проработал начальником военной кафедры МГУ.

Иван СМЫСЛОВ

ПО УКАЗУ ОБ ЭВТАНАЗИИ

С Мартой Федор после отзыва из Германии больше никогда не виделся. Говорят, что, когда в 1941 году ее муж угодил под бомбежку, она тронулась умом и оказалась в психиатрической больнице, все пациенты которой были умерщвлены нацистами. К слову, по «Указу об эвтаназии» Гитлера в Германии было уничтожено порядка 180 тысяч психиатрических пациентов.

  Рубрика: Специстория 256 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:48. Время генерации:0,217 сек. Потребление памяти:9.32 mb