«…Пусть отец меня простит!»

Автор: Maks Июл 31, 2020

Когда император Бразилии Педру I награждал Марию Китерию ди Жезус высшим государственным орденом, молодая женщина попросила монарха написать письмо ее родителю, чтобы тот простил дочь за неповиновение.

Мария Китерия ди Жезус появилась на свет 27 июля 1792 года на ферме в живописном местечке Ликуризейру (сейчас находится в муниципалитете Фейра-ди-Санта на бразильского штата Байя).

На ферме

Ее отец — Гонсалу Алвиш ди Алмейду и мама — Китерия Мария ди Жесус были рады рождению дочери. До 11 лет Мария Китерия росла в атмосфере любви и обожания. Девочка была шустрой и непоседливой, играла с мальчишками-ровесниками.

В 1803 году мать неожиданно умерла. Марии Китерии пришлось ухаживать за младшими братом и сестренкой. А отец через несколько месяцев женился на другой женщине, которая тоже вскоре умерла. Гонсалу женился в третий раз, в этом браке у них родилось еще трое детей. Мачеха велела, чтобы Мария Китерия, как старшая дочь в семье, ухаживала и за этими малышами. Та отказывалась и частенько, сев на коня, уезжала охотиться на птиц — это стало ее любимым занятием. А еще девушка неожиданно сдружилась со сводной сестрой — Марией Терезой, замужней дочерью мачехи, и иногда гостила у нее.

В начале 1822 года до фермы ди Алмейда стали доходить слухи о восстании против португальцев в городе Кашуэйра соседнего муниципалитета…

«Я остаюсь!»

Политическая обстановка в Бразилии обострилась. Дело в том, что в эту колонию в 1808 году перебрался король Португалии Жуан VI с семейством, спасаясь от Наполеона. Жуану так понравилась жизнь в спокойной Бразилии, что даже после изгнания Бонапарта из Европы он не рискнул туда возвращаться. А в Португалии вскоре вспыхнула революция, и волнение перекинулись через океан.

Антикоролевский бунт в Бразилии подавил принц Педру, сын Жуана VI. Тогда отец наконец убыл на родину, а сына оставил, призвав его остаться во главе этих земель, даже если они получат независимость.

Тем временем до властей Португалии стали доходить слухи, что вокруг принца, управлявшего Бразилией в качестве регента, объединяются сепаратисты. Таким образом Педру выполнял тайную волю своего отца. Тогда командующему колониальными войсками генералу ди Авелешу были даны широкие полномочия, и от имени Лиссабона 5 июня 1821 года он захватил власть в Рио-де-Жанейро. Сила была на стороне военной хунты, и не желавший кровопролития принц подчинился.

Пользуясь этим, португальские власти потребовали, чтобы Педру вернулся на родину, якобы «продолжить политическое образование». На самом деле из Бразилии пытались удалить последнюю крупную политическую фигуру, которая могла бы объединить силы борцов за независимость. Тогда Педру провел референдум, отправив в города своих эмиссаров с вопросом, уезжать ему или остаться, и не надеясь на успех. Но ответ людей его ошеломил и растрогал — большинство бразильцев были за него.

9 января 1822 года Педру сказал фразу, ставшую исторической: «Я остаюсь!»

В стране началась война между сторонниками сепаратистской Бразильской партии и Португальской партии, которую поддерживали консерваторы-военные, коммерсанты и чиновники из метрополии.

В октябре 1822 года Педру в Бразилии провозгласили императором.

«Солдат Медейрос»

Мария Китерия де Джесус…Когда в июле 1822 года бразильские эмиссары появились на ферме Гонсалу, забрать его в армию они не могли — у него было трое маленьких детей на руках. Однако старшая дочь прониклась идеями независимости.

— Отец, разреши, я пойду воевать вместо тебя! Стрелять я умею, — предложила Мария Китерия.

— Еще чего! Не женское это дело, — пробурчал Гонсалу.

Тогда, не спрашивая отцовского благословения, Мария Китерия сбежала из дому, отправившись к сестре Марии Терезе. Здесь она остригла волосы, переоделась в одежду ее мужа и ушла в восставшую Кашуэйру.

Там под именем солдата Медейроса она поступила в артиллерийский полк. Командованию приглянулся бравый боец, который стрелял лучше многих своих товарищей. Но через две недели сюда приехал фермер ди Алмейду и опознал в солдате Медейросе свою дочь. Отец хотел забрать плачущую девушку, но за нее вступился майор Жозе Антониа да Силва Кастро, командир добровольческого «батальона попугаев». Их так прозвали из-за схожести расцветки мундиров с опереньем попугаев. Он сказал, что оставляет Марию Китерию у себя в батальоне в качестве стрелка, пообещав отцу, что поверх солдатских штанов она будет носить шотландский килт, символизирующий юбку. Дело в том, что женщине появляться в брюках в обществе тогда считалось недопустимым. Своего благословения на участие в войне Гонсалу дочери так и не дал.

29 октября 1822 года Мария в составе отряда обороняла остров Маре. Историк Хосе де Соуза упоминает о том, что она участвовала в рукопашной схватке в устье реки Парагуасу, где «попугаи» прямо в воде бились с португальцами.

Сама Мария Китерия гораздо позднее, когда научилась писать, так рассказывала про тот бой: «…Мы вошли в реку в бриджах, сапогах, мундирах, со штыками наперевес. Мы хотели, чтобы нападающие вышли на берег на мелководье. Они атаковали с криком. Мы дрались холодным оружием, некоторые кусали врагов зубами. Мне поначалу было холодно от воды, но в пылу борьбы стало жарко. Вода была мне по колено, местами по грудь. Мы боролись за свою жизнь и за нашу родину… Вот мой штык рвет живот португальца, который не хочет признавать независимость Бразилии, провозглашенную нашим императором Педро».

Особо отличилась Мария в битве под Питубой в феврале 1823 года. Ей доверили небольшое подразделение, которое должно было захватить важное укрепление врага. В результате быстрой решительной атаки укрепление было взято, а «солдат Медейрос» лично захватил в плен несколько вражеских солдат.

За воинские успехи 31 марта 1823 года Марии было присвоено звание кадета. 2 июля бразильские войска с триумфом вступили в город Салвадор, столицу ее родного штата Байя. Многие узнали землячку, удивились и восхитились, тем более что командование в знак признания заслуг дало ей разрешение носить военный шлем с пером и меч.

Памятная аудиенция

20 августа 1823 года в Рио-де-Жанейро император Педру I вручил ей высшую награду страны — орден Южного Креста. Вместе с этим он присвоил бразильской Жанне д’Арк — такое прозвище ей дали соотечественники — офицерское звание — энсин (эквивалент прапорщика). Мария Китерия позднее вспоминала:

«…Император дает мне награду. Я вздрагиваю. Он понимает, что со мной происходит, и улыбается:

— Поздравляю!. Вы — герой! Отечество навсегда перед вами в долгу.

— Я только выполнила свой долг, как каждый бразилец, — заикаясь, ответила я.

Император прощается и, чуть склонив голову, хочет уйти. Я прошу его внимания. Он останавливается:

— Могу ли я быть вам полезен чем-то еще, леди?

— Я хочу попросить у вас подарок, очень большой подарок…

— Пожалуйста, скажите, какой?

— Я хочу, чтобы вы попросили у моего старого отца для меня прощения.

— А по какой причине? — спрашивает император.

— Я была непослушна, убежала из дома, чтобы участвовать в войне, — покраснев, говорю я.

Император слегка улыбается:

— Вы прощены мной. Я сообщу об этом вашему отцу, и он тоже простит вас.

Император поднимает руку в знак благословения…»

Гражданская жизнь Марии Китерии ди Жесус сложилась не очень удачно. Умерла она в бедности 1853 году в городе Салвадоре. А с 1996 года указом президента она стала считаться покровительницей административных служб бразильских сухопутных войск. Портрет «солдата Медейроса» висит во всех казармах и учреждениях этих подразделений.

Олег ТАРАН



, , ,   Рубрика: Женщина в истории

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:47. Время генерации:0,146 сек. Потребление памяти:7.69 mb