Рок в горах Кавказа

Автор: Maks Дек 3, 2019

Так уж сложилось, что рок-музыки (как и секса) в СССР не было. Самодеятельные группы, поющие рок-н-ролл, были, диски, записанные на «костях», продавались, но рока не было… Тбилисский фестиваль стал логичной развязкой нелогичной ситуации. Он должен был когда-нибудь случиться, и он случился в марте 1980-го.

Идея организации масштабного рок-фестиваля родилась осенью 1979 года в московском ресторане «София». Здесь же трое приятелей: молодой московский журналист Артем Троицкий, музыкант Александр Липницкий и работник грузинской филармонии Гайоз Канделаки — придумали, как осуществить свой проект. Местом проведения был выбран Тбилиси.

«Лабухи из подполья»

Фестиваль был задуман как ответ знаменитому Вудстоку. До этого в СССР уже проводились подобные акции, обычно их называли сейшены. В разное время музыкальные группы собирались в Каменске-Уральском, в Ростове-на-Дону, в Ереване, но планируемое мероприятие должно было шагнуть далеко за рамки небольших междусобойчиков.

К концу 1970-х рок-культура Советского Союза уже сложилась в самостоятельную структуру, хотя многочисленные коллективы из Москвы и Ленинграда, Прибалтики, Украины, республик Закавказья и с Урала были вынуждены называться ВИА. Практически не имея репетиционных баз и доступа к легальным концертам, самоорганизовавшиеся «лабухи» ограничивались квартирниками и магнитоальбомами, но при этом играли уже не каверы западных рок-групп, а вполне самостоятельные авторские вещи. Этот фрукт уже созрел и даже перезрел.

В начале весны 1980 года в Тбилиси съехались два десятка рок-групп едва не из всех уголков страны. Такого масштабного мероприятия в СССР еще не видели.

До сих пор остается загадкой, как троице из ресторана «София» удалось добиться подобного результата, но к организации рок-фестиваля подключились Грузинская национальная филармония, Союз композиторов Грузинской ССР, республиканский центр культуры молодежи и даже ЦК комсомола Грузии. Конечно, столь серьезная тыловая поддержка не могла не потребовать от молодых исполнителей некоторых компромиссов: так, слово «рок» было полностью выведено за скобки, мероприятие полагалось дипломатично именовать фестивалем молодежной музыки «Весенние ритмы».

Смычок и флейта

Впрочем, де-факто слово «рок» погоды не делало. Зрителям и так было ясно, кто приехал и какую музыку будет играть. Представьте интерес публики и воодушевление полуподпольных «лабухов», которые впервые в жизни получили возможность в течение восьми дней совершенно законно играть перед тысячами фанатов в Большом концертном зале Тбилиси. Именно он использовался как основная концертная площадка. В качестве еще двух площадок выступали Дом офицеров и цирк в городе Гори. В сущности, это был прорыв, это было общественное признание. Андеграунд, наконец, выходил на поверхность и попадал в правовое поле.

Рок-фестиваль в ТбилиссиНа целых восемь дней Тбилиси превратился в главный центр советского рока. Практически все коллективы, заводившие публику с 8 по 16 марта, впоследствии подарили музыкальному миру целый список знаковых имен. Крис Кельми, Владимир Кузьмин,  Сергей Мазаев, Александр Барыкин, Юрий Лоза, Бари Алибасов, Валерий Меладзе… Все, кто слушал музыку в 1980-е, хорошо помнят и «Диалог», и «Карнавал», и «Автограф», а что касается «Машины времени» и «Аквариума», то, полагаю, во всей стране не найдется человека, не знающего, кто такие Андрей Макаревич или легенда питерского рок-клуба Борис Гребенщиков.

Кстати, именно с группой «Аквариум» на фестивале произошел скандальный казус. Борис и компания тогда сильно увлеклись стилем панк, а какие же панки без бунта? Очевидцы вспоминают, что в разгар выступления Гребенщиков, продолжая играть на гитаре, упал на пол. Виолончелист водрузил на фронтмена свой инструмент и принялся «перепиливать» его смычком, к компании тут же присоединился флейтист. Размахивая флейтой, он принялся то изображать из нее фаллоимитатор, то делать вид, что стреляет, как из автомата. Жюри подобного музыкально-эротического представления не оценило. «Аквариум» был дисквалифицирован за непристойное поведение на сцене и снят с фестиваля. Никакого места ему не присудили, правда, позволили еще раз выступить… в цирке, на третьей из концертных площадок. Быть может, у комиссии все же было чувство юмора.

Билеты в первый ряд

Спустя восемь дней невероятной феерии «фестиваль молодежной музыки» был завершен. Жюри из известных деятелей музыкального искусства распределило призовые места. Верхнюю ступень пьедестала поделили «Машина времени» и «Магнетик бэнд» из Таллина. Серебро досталось группе «Автограф» за политически выдержанную песню «Ирландия. Ольстер», и ВИА «Гунеш» за туркменскую народную песню. Бронзу присудили сразу трем группам: «Интегралу» Бари Алибасова, батумскому «Лабиринту» и рижской группе «Тип-Топ».

Все музыканты, как один, утверждают, что за призовыми местами не гнались, просто играли в свое удовольствие. Хотя призы победителям оказались более чем лакомые. В 1981 году фирма «Мелодия» по следам «Весенних ритмов» выпустила двойной альбом с подборкой песен-призеров, ставший самым первым советским рок-альбомом. В том же году открылся Ленинградский рок-клуб.

Изменилась и жизнь участников фестиваля. Кто-то стал популярным, кто-то наконец получил возможность выезжать на зарубежные гастроли. «Машине времени» на шесть лет запретили выступления в Москве. Вернувшегося домой в Ленинград Бориса Гребенщикова тоже ожидали две новости: за «секс» с виолончелью он был исключен из комсомола и уволен из НИИ социологии, где занимал должность младшего научного сотрудника. Впрочем, сам лидер «Аквариума» считает увольнение из НИИ не жизненной неудачей, а толчком, окончательно направившим его на путь рок-н-ролла.

Полковник Васин против

Без всяких сомнений, руководство СССР образца 1970-х допустило серьезнейшую и даже смертельную ошибку относительно молодежной культуры. Вся история человечества говорит о том, что, запрещая что-либо, ты обязательно должен предлагать нечто взамен, иначе нарвешься на ответную реакцию. Сила действия равна силе противодействия. Запреты, особенно на информацию, крайне неэффективны и очень опасны, а стихи, положенные на музыку, — один из самых удобных способов информационного обмена.

Кто не согласен, пусть вспомнит речовки пионерского детства. С помощью одного только ритма речовка моментально собирает и настраивает группу на совместные действия. В сущности, использование ритма — одна из технологий манипулирования толпой. Те, кто серьезно работает с психологией, это прекрасно знают.

Умные правители следуют общественным трендам, оборачивая их в свою пользу, самые умные — создают тренды, дурни — отрицают.

Рок-фестиваль в Тбилиси, к сожалению, опоздал. Государство уже не могло запрещать, а молодым уже не требовалось разрешение. Абсурдность ситуации дошла до своего предела. Эффективный инструмент работы с массами был упущен. Молодежную среду вовсю формировала чужая музыка. Контакт с самой пассионарной и мобильной частью населения был потерян. Песни построили совсем не те связи, оторвав молодежь от государства. А если бы вместо запретов система поддержала молодых исполнителей, одобрила музыку, интересную новому поколению… Если бы вместо пихания палок в колеса функционеры простимулировали новую тенденцию, осторожно и мягко направили моду в нужное русло… Как знать, может быть, молодежь всей страны с упоением крутила бы на «бобинниках» забойный красный рок, музыку строителей коммунизма?

Эдуард ШАУРОВ

Ответ из Питера

В зале, принадлежавшем «Ленинградскому межсоюзному дому самодеятельного творчества» (ЛМДСТ), 7 марта 1981 года состоялся первый концерт «ЛенКлуба Любителей Музыки», в котором приняли участие группы «Пикник», «Россияне», «Мифы» и «Зеркало». Этот день считается датой основания рок-клуба, хотя официально так он стал называться только с 1982 года.



,   Рубрика: Назад в СССР

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:60. Время генерации:0,211 сек. Потребление памяти:8.79 mb