Северная жемчужина

Автор: Maks Янв 25, 2022

Сегодня живописный оаров Кижи, длина которого составляет 5,5 км, а ширина достигает 1,4 км, является музеем под открытым небом — одним из самых крупных и известных в стране.

ВО ВРЕМЕНА БЫЛИННЫЕ

Всемирную известность одному из 1369 островов Онежского озера принесли два деревянных храма и одна колокольня — так называемый Кижский погост, посмотреть на который приезжают в Карелию десятки тысяч туристов со всего мира.

Остров весь покрыт углистым сланцем. «Кижский чернозем», «северный антрацит», «аспидный камень» — он всегда привлекал мастеровых, им красили артиллерийские орудия и лечились. Считалось, что он возвращает молодость. Уникальные кижские ножи, практически не ржавеющие и не тупящиеся, нарасхват шли на Тихвинской ярмарке.

Испокон веков здешние жители славились мастерством в ремеслах. Но попытки индустриализации местные крестьяне приняли в штыки — даже подняли восстание. А народ в этих местах всегда жил боевой. Неслучайно здесь были созданы былины об Илье Муромце и Владимире Красное Солнышко.

Освоение этих северных краев началось в IX-XI веках славянами-новгородцами, которые, собственно, и являются предками современных кижан. Эти места тогда заселяли прибалтийско-финские племена. Названия деревень, расположенных неподалеку от Кижей — Конда, Кургеницы, Лахта, Корба, — являются живым напоминанием о некогда существовавших карельских поселениях.

Еще одна особенность исторического прошлого Кижей — язычество. Древние постройки в этой местности и обнаруженные археологические артефакты говорят о том, что здесь проводились языческие празднования и обряды. Кстати, название острова в переводе с местного наречия означает «игрища», что тоже может указывать на дохристианские традиции.

Впрочем, есть и вторая версия происхождения названия острова. Оно, мол, образовано от карельского слова «кииджи», что переводится как «водный мох». Это растение действительно встречается в центральной части острова, на болоте, и в прошлом крестьяне утепляли им срубные постройки.

Интересно, что, произнося название «Кижи», обычно ставят ударение на последний слог (общепринятая форма), в то время как в Заонежье распространено произношение с ударением на первый слог. И оно, с точки зрения истории, является более правильным.

Влияние Новгорода, в состав владений которого остров входил в XI-XV веках, потеснило языческие традиции и привело к христианизации северного края. Однако не только небольшие часовни, но и церкви возводились на тех участках, где прежде существовали капища — места в языческих храмах, на которых устанавливали статуи, изображавшие богов.

БИЗНЕСМЕНЫ ВМЕСТО БОЯР

Землями в окрестностях Кижей владели восемь крупных новгородских бояр, в том числе и небезызвестная Марфа Борецкая. В 1478 году остров, как и все новгородские владения, вошел в состав Московского государства. По этому случаю сделали описание новых земель, внесенное в писцовые книги. Однако самое первое письменное упоминание о «погосте Спасском в Кижах» было найдено только в 1563 году.

Во второй половине XVII века известный новгородский предприниматель Семен Гаврилов начал промышленное освоение острова. Он открыл в Кижах металлургический завод по плавлению медной руды, а затем построил еще два производства.

Местные крестьяне к такому освоению своих территорий отнеслись крайне враждебно. Они не могли смириться с тем, что земли, в том числе и лесные угодья, отдавались под разработку рудодобывающих участков. Не могло им понравиться и принуждение к работам на заводах Гаврилова.

С появлением в конце XVII века первых промышленных предприятий появилась необходимость в рабочей силе, которая в условиях крепостной России отсутствовала. На севере (в частности, в Олонецкой губернии, где находились Кижи) крепостное право не было широко распространено, поэтому проблему нехватки рабочих рук решили путем приписки крестьян к металлургическим заводам.

Это легло тяжким бременем на крестьянство, которое помимо земледелия было вынуждено отрабатывать заводские повинности — добывать руду, заготавливать дрова, доставлять сырье на Петровские заводы, жечь уголь. С населения также взыскивали подати на содержание заводов.

Не являясь постоянными заводскими работниками, крестьяне присылались из деревни на заводы летом, в удобное для пахоты время, что приводило к недостатку рабочих рук в хозяйстве и, следовательно, вело к падению благосостояния крестьянских дворов. Двойная эксплуатация породила стихийный протест.

ЧЕЛОБИТНАЯ ГОСУДАРЮ

На ограде Кижского погоста посетители могут увидеть мемориальную доску, посвященную Кижскому восстанию 1769-1771 годов. Оно явилось крупнейшим в истории Карелии выступлением приписных крестьян и очень почиталось в советское время, поскольку его участники могли трактоваться как представители пролетариата.

Но восстания случались и раньше. Основанные в конце XVII века чугунолитейные заводы в Заонежье находились во владении датского предпринимателя Генриха Бутенанта. Рост производства требовал рабочей силы, которой постоянно не хватало. Руководство завода обратилось к правительству с просьбой приписать к предприятию крестьян Кижского погоста.

Просьбу удовлетворили, поскольку страна постоянно вела войны и нуждалась в большом количестве пушек. Труд приписных людей был очень тяжелым. Это вылилось в ряд бунтов, которые возникали по мере нарастания недовольства.

В 1684 году произошло нападение кижан на Устьрецкий завод. Возглавил бунт Константин Попов. Присланные стрельцы подавили выступление.

Инициатором нового бунта, вспыхнувшего в 1694 году, был Григорий Тимофеев. Остановив работу заводов, восставшие послали делегатов в Москву, чтобы вручить челобитную государю. В челобитной содержалась просьба восстановить права черносошных (государственных) крестьян.

В ответ правительство выслало стрелецкий отряд, который возглавили Афанасий Бренчанинов и Петр Курбатов. Григорий Тимофеев был сначала арестован, но затем отпущен. Позже подошел второй отряд, состоявший из 300 стрельцов. В 1696 году бунт прекратился, и восставшие вернулись на свои рабочие места.

ПОЧТИ ПРОЛЕТАРСКИЙ БУНТ

Крупнейшее восстание, начавшееся в 1769 году, охватило волости, населенные карелами и вепсами. Протест Кижского погоста подхватили крестьяне Толвуи, Типиниц, Кузаранды, Фоймогубы и Вырозера. Отказавшись от исполнения работ, они направили в Петербург челобитчиков, которые были арестованы. В движении участвовало до 40 тысяч человек. Вожаками стали Семен Костин и Клим Соболев.

В Заонежье уже спешил карательный отряд шихтмейстера (горного чиновника) Никифора Князева. Собравшиеся на зов колокола крестьяне команду Князева и его самого «смертельно били и все ружья переломали». Движение принимало характер вооруженного восстания.

В марте 1771 года к взбунтовавшемуся погосту подступила рота Псковского пехотного полка под командованием капитана Ламсдорфа. Он должен был добиться повиновения крестьян, силой принудить их к выполнению заводских работ. Спустя день отряд карателей спешно покинул Кижи: обещание переломать всем солдатам и офицерам руки и ноги возымело действие.

Канцелярия Петровских заводов, отмечая безрезультатность посылки в Заонежье карательных команд, пришла к выводу, что повстанцев поддерживает местное население. А поэтому предложила всех крестьян в возрасте от 17 до 60 лет «наказать нещадно батожьем».

Летом 1771 часть крестьян, поддавшись уговорам духовенства и зажиточной верхушки, отошла от восстания. Однако в Петербурге происходившими событиями были крайне недовольны. В июне на усмирение возмутителей был послан отряд князя Александра Урусова, составленный из рот мушкетеров и гренадеров и усиленный пушками.

30 июня 1771 года каратели прибыли в Кижи и потребовали, чтобы восставшие обязались выйти на работы. Крестьяне собрались в ограде Кижского погоста на многолюдный суем (собрание). Предыдущие успехи обнадеживали, поэтому они заявили: «Вас посланных и наипаче слушать не будем». По приказу князя Урусова в сторону погоста были обращены жерла пушек. Затем раздался орудийный залп.

Согласно рапорту о подавлении волнений, «сей выстрел… лишил пяти человек жизни».

Историки упоминают также о большом количестве раненых, которые были спрятаны самими крестьянами. Только после этого у кижских крестьян вырвали подписку с обещанием вернуться к заводским работам. Вслед за кижанами аналогичную подписку дали крестьяне Великой губы, Фоймогубы и Вырозера.

Расстрел у стен кижских церквей означал конец восстания. 3 ноября 1771 года был объявлен приговор, а 11 января 1772 года на Сенной площади Петровской слободы (нынешний Петрозаводск) состоялась публичная расправа с зачинщиками. Климу Соболеву и Семену Костину вырвали ноздри и сослали на вечную каторгу в Нерчинск. Многих участников восстания наказали плетьми, после чего тоже отправили на каторгу.

Однако кое-каких послаблений крестьяне все же добились (например, отмены работы по ломке мрамора и строительству новых заводов)

«И НИКАКИХ ГВОЗДЕЙ»

Остров-музей КижиВ конце XVII века церкви Кижского погоста сгорели в ходе пожара, вызванного ударом молнии. После этого был создан архитектурный комплекс, который и стал главным украшением здешних мест. Стройка растянулась почти на два столетия (1694-1874 годы).

Сначала поставили церковь Покрова Пресвятой Богородицы — совсем простой деревянный храм с прямоугольным срубом. Позже достроили придел, а еще позже Покровскую церковь увенчал скромный шатер. Десять главок на шатре появились только после того, как рядом выросла другая церковь — Преображенская, создавшая с Покровской единый ансамбль.

Строительство храма Преображения Господня началось только в 1714 году. По одной из легенд, эта церковь была построена одним топором (и без единого гвоздя) плотником Нестором. После строительства Нестор выбросил топор в озеро, чтобы никто не смог повторить такую же величественную постройку.

Гораздо позже, в 1863 году, между двумя церквями была возведена шатровая колокольня. В 1874-м ее перестроили. Мелодичный звон колоколов до сих пор разносится по острову.

Таким образом был создан единый архитектурный ансамбль. На кижском примере прослеживаются все этапы развития деревянного зодчества России: от простейшей клети к шатровым и многоглавым типам церквей.

В начале прошлого века на остров наведывались многие художники и архитекторы: среди них Иван Билибин, Михаил Красовский, Игорь Грабарь. А картину Иегошуа Шлуглейта «На далеком севере» приобрел сам император Николай II. Виды Кижского погоста нередко изображали и на почтовых открытках того времени.

МУЗЕЙ ПОД ОТКРЫТЫМ НЕБОМ

В 1920 году советская власть объявила о постановке наиболее выдающихся памятников искусства и старины под государственную охрану, и Кижам было выдано охранное свидетельство. В нем говорилось, что две церкви и колокольня, «как выдающиеся памятники, находящиеся под охраной Правительства, состоят в ведении Отдела по делам музеев и охране памятников искусства и старины Комиссариата народного просвещения, не могут видоизменяться и перестраиваться, а также быть занятыми какими-либо учреждениями или лицами без разрешения Отдела, а находящиеся в этих церквах иконы и церковное убранство не могут быть без ведома разрешения Отдела перемещены и не подлежат реквизиции».

В 1937 году Преображенскую церковь закрыли. Последний ее священник — Алексей Петухов — вскоре был арестован и расстрелян. Церковные службы возобновились только в 1993 году.

Во время Великой Отечественной войны территорию острова заняли финские войска. На линии фронта, проходившей по западному побережью Большого Климецкого острова, неприятель возвел оборонительные укрепления.

Справедливости ради следует отметить, что финны приняли меры по охране исторических и архитектурных памятников. Ведь финское командование исходило из того, что оккупированные земли войдут в состав Великой Финляндии, которая будет включать в себя все районы, населенные преимущественно финноязычными народами.

Кроме того, существует версия, что памятники спас финский летчик Лаус-Дей Саксель, который ослушался приказа бомбардировать Кижи, пораженный их красотой.

В 1942 году на оккупированную территорию даже прибыли исследователи: архитекторы, искусствоведы, этнографы. Среди них был лейтенант Ларе Паттерсен — искусствовед по образованию. От этой экспедиции сохранились подробные описания храмов и икон со всего острова, многие из которых не дошли до наших дней.

Сразу же после войны на острове возобновились работы по созданию музея под открытым небом. Уже в августе 1945 года Комитет по делам  архитектуры, согласовав все формальности с правительством Карело-Финской ССР (была в составе Советского Союза и такая — шестнадцатая по счету — республика), направил в регион научную экспедицию. А реставрационные работы в кижских церквах стартовали в 1949 году. К ним были привлечены местные плотники, знавшие секреты старинных мастеров.

С начала 1950-х годов на Кижи привозили деревянные постройки из других регионов — различные дома, бани, мельницы. Самой известной из привезенных конструкций стала церковь Воскрешения Лазаря.

Официальное открытие музея-заповедника «Кижи» как государственного историко-культурного учреждения состоялось в 1966 году.

1970-е годы можно назвать «золотым периодом» в истории музея-заповедника. В это десятилетие работа по формированию музейной экспозиции велась наиболее активно.

Так, в 1971 году из деревни Клещейла Пряжинского района Карелии привезли дом крестянина Максима Яковлева, построенный в конце XIX — начале XX века. Через два года установили возле него два амбарных помещения, баню и ригу.

В 1975 году экспозицию дополнили еще несколькими хозяйственными постройками, а также привезли и установили дом крестьянина Щепина — деревянную избу на подклете с сенями.

Остров-музей «Кижи» занесен в число особо ценных объектов культурного наследия России, а также в число объектов всемирного наследия ЮНЕСКО.

Дмитрий УШАКОВ

  Рубрика: Музеи мира 125 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:44. Время генерации:0,198 сек. Потребление памяти:9.03 mb