Три секунды и вся жизнь

Автор: Maks Янв 6, 2023

К началу 70-х годов мужская сборная СССР по баскетболу была в странном статусе — медали брала, но только серебряные. Золото всегда доставалось американцам, которые с 1936 года выигрывали на всех Олимпиадах. Но в 1972 году все изменилось, поскольку СССР оставаться в роли вечно догонявшего не собирался…

На Олимпиаде-1972 в Мюнхене наша сборная американцев победила. Случилось это за три секунды до конца матча. «Три секунды, которые потрясли мир!» — писали газеты. Но американцы серебро получать отказались и вообще не явились на пьедестал. Комментатор того легендарного матча Нина Еремина была в шоке: «Это спесь и гонор американцев. Ну, вы проиграли, так какое право вы имеете не прийти? Проиграл — умей проигрывать. Они не мужиками себя показали…»

«Что такое баскетбол?»

Нине Ереминой было восемь лет, когда началась война. То время она вспоминала как детские приключения. С сестрой-близнецом Люсей бегали по московским крышам и гасили зажигалки — «Весело было!». А однажды увидели падающий мессер и захлопали в ладоши: «Горячий осколок самолета можно было на батон хлеба поменять. Горячие особо ценились!»

О баскетболе Нина лет до двенадцати и понятия не имела. Но как-то услышала от соседки: «Ой-ой, на баскетбол опаздываю». Заинтересовалась: «А что это такое — баскетбол?» «После войны мы больше думали, где найти еду, а не во что поиграть. Соседка объяснила: «Ткнешь кому-нибудь в пузо кулаком, отнимешь мяч и бежать». Мы с сестрой посмеялись и пошли в клуб «Динамо»…»

«Люся играла лучше меня, — вспоминала Еремина, — но предпочла стать хирургом-онкологом…» Нина сдала за Люсю физику на первом курсе медвуза, а Люся написала за Нину сочинение на экзамене в институт легкой промышленности. Нина в 17 лет была уже чемпионкой Европы, а в 26 — чемпионкой мира. Люся тогда защищала диссертацию.

Баскетболистка Еремина шутила, что именно она дала стране талантливого хирурга, получив за сестру диплом доктора наук. «На вручении бедная Люся от волнения была зеленее зеленого листа. Когда объявили: «Еремина!» я сказала ей: «Сидеть!» пошла и получила за нее диплом. Никто ничего и не заметил». Но бывали и курьезы. «Еду как-то в метро, а мужик смотрит в упор. Я вышла на ближайшей станции, и тут он бухнулся передо мной на колени. Думаю, псих какой-то. А он: «Спасибо, вы спасли жизнь моей жене». — «Миленький мой, я не хирург, я сестра хирурга»…»

КГБ отучил курить…

В Польше у Ереминой была травма — замахнулась для паса через все поле, но от боли потеряла сознание. С бурситом плеча попала в госпиталь. «Эта зараза, польский врач, научил меня курить, между прочим. Спросил: «Что ты орешь?» — «Мне больно». — «Затянись». Ну, я взяла и затянулась. Боль мгновенно ушла. Тогда не одна я в нашей сборной баловалась сигаретами, но попадалась почему-то чаще всего я. Командой «Динамо» правили генералы КГБ, и меня вечно вызывали, чтобы пропесочить за неспортивное поведение. Так я и бросила…»

Нина ЕрёминаВ 1959 году после победы на чемпионате мира Еремина решила уйти из спорта: «Два тренера-ленинградца меня, москвичку, в первый состав не пустили бы, а во втором я играть не желала. Решила со спортом заканчивать и стала думать, чем заняться. Во время наших баскетбольных путешествий часто записывала свои впечатления, и их публиковали в «Физкультуре и спорте», так что в спортивной журналистике меня уже знали не только как баскетболистку».

Но сезон ей все равно надо было доиграть. «И вот как-то из-за сломанного мизинца сидела я на скамейке запасных и злилась, как черт. 17 тысяч зрителей — а я сижу. В перерыве подошел шеф спорта на радио Мелик-Пашаев: «Ерема, берем тебя на радио». Я рявкнула: «Кто это — мы? Какое радио? Никуда не пойду!» Но пошла… Тогда в 1961 году она стала единственной женщиной спорткомментатором. «Правда, услышав свой первый репортаж, залезла под стол — так мне было стыдно, как звучал мой голос, тем более вся команда слушала…» Говорить и дышать правильно ее потом научил Левитан.

На ТВ Еремина дебютировала в 1974 году. «Нужна была говорящая голова и русская фамилия. Озерова в Москве не было, Маслаченко фамилией не годился, все остальные — тоже: Дымарский — еврей, Рашмаджян -армянин. А я прилетела с чемпионата мира по гандболу из Германии, и вдруг наша редакция дала мне машину. Довезли до дома, а потом на телевидение — как выяснилось, доставили в программу «Время»». Еремина скромничает, на ТВ она попала не из-за одной своей русской фамилии. К тому времени она была уже настоящей звездой — во многом благодаря тем «трем секундам, которые потрясли мир»! Так мировые СМИ окрестили в 70-х нашу легендарную победу над американцами, которую комментировала Еремина.

«Золотой» голос

50 лет тому назад сборная СССР по баскетболу одержала легендарную победу над «непобедимой» командой США на мюнхенской Олимпиаде-1972.

Перед началом игры команда США считалась безоговорочным фаворитом, поскольку за последние 36 лет выиграла семь чемпионских титулов подряд. Но нашим парням была нужна только победа, и за девять минут до финальной сирены они опережали противника уже на 10 очков! Вот тут-то американцы «озверели» и ринулись в атаку с таким напором, что наши то и дело допускали ошибки. Счет стал 50:49 в пользу США. И вот звучит сирена, Еремина уже объявляет победу американцев, но вдруг замолкает на секунду, а потом почти кричит в микрофон: «Нет! Матч еще не закончен! Табло было неправильным! Рано еще поздравлять американцев, хотя они уже готовы праздновать! Судьи просят игроков вернуться на поле!»

Как выяснилось потом, наш тренер пытался взять тайм-аут, но судьи в пылу игры этого не заметили. Однако секретарь ФИБА Уильям Джонс настоял, чтобы три секунды переиграли. Этот «британский бульдог» исходил исключительно из буквы правил, невзирая на лица. Еремина была уже не в силах сдерживать эмоции: «Матч продолжается! Еще три секунды игрового времени! Сейчас приведут в порядок время на табло! Три секунды, всего три секунды…» За «эти свои крики» она получит потом в Москве нагоняй от теленачальства, но тогда, конечно, об этом не думает и продолжает в том же духе: «…Передача на Александра Белова… Наши забивают мяч! 51-50 в нашу пользу!» Всей стране запомнился ее срывающийся от восторга голос: «Победа! Мы — олимпийские чемпионы!»

В эпоху застегнутого на все пуговицы телевидения это было невероятно. «Да я кричала, как не знаю кто. Председатель Гостелерадио Лапин потом ругал меня: «Безобразие! Не держите себя в руках!» Я спросила: «Сергей Георгиевич, а вы сами спокойно смотрели финал с американцами?» Лапин задумался и сказал: «Ладно, все в порядке. Иди спокойно работай, девочка…»»

И по сути Нина Еремина изменила наш спортивный репортаж навсегда, и Лапин это понял. Ей тогда досталось, но это было лишь видимостью грозы.

У спорткомментатора должна быть биография, как у Озерова, Майорова, Маслаченко. По яркости биографии первая женщина телеобозреватель Нина Еремина своим звездным коллегам не уступала. Зная баскетбол во всех тонкостях, она имела полное право говорить в эфире: «Я считаю…» По сути, даже сам ее голос вошел в историю советского спорта. «Мальчишеское поведение, открытость и эмоциональность стали ее уникальным стилем, говорил чемпион-баскетболист Олимпиады-1972 Иван Едешко. — Потому Еремина и стала теледолгожителем. 13 лет на радио и 18 в программе «Время», а это дорогого стоит, чтобы тебя полюбили и не забывали никогда…»

Людмила МАКАРОВА

  Рубрика: Искусство и телевидение 552 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:48. Время генерации:0,243 сек. Потребление памяти:9.31 mb