Убийство в стиле декаданс

Автор: Maks Ноя 29, 2021

Убийство артистки Марии Висновской, совершенное в 1890 году, наделало много шума. Сейчас эта история навевает мысли о загадочной русской душе и не менее загадочной эпохе декаданса.

FIN DE SIECLE-КОНЕЦ ВЕКА

Мироощущение и чувства людей второй половины XIX века сегодня малопонятны. В фильме «Игра в модерн», поставленном по мотивам истории, о которой пойдет речь, актриса Висновская говорит за кадром: «Действительная смерть моя произошла не от выстрела, она произошла от жизни. И гораздо раньше».

В 1890-х годах всю Европу охватило особое умонастроение, получившее название fin de siecle (в переводе с французского — «конец века»). Оно отражало пессимизм, усталость от жизни, а зачастую и отход от общепринятых моральных норм. В России это накладывалось на особую чувствительность нашего народа.

Уход из жизни Висновской как нельзя лучше вписывался в это умонастроение. Гибель актрисы вызвала большой резонанс в Польше и России, не случайно убийцу — корнета Александра Бартенева — защищал знаменитый адвокат Федор Плевако. Его заключительная речь в суде продолжалась три часа. Зал внимал каждому слову защитника. Впрочем, будем рассказывать по порядку.

Мария Висновская играла ведущие роли в Варшавском драматическом театре. Можно сказать, что в польской столице она была настоящей звездой. Как и положено звезде, Висновская неплохо зарабатывала — ее годовой доход оценивался в три тысячи рублей. Это уровень генерала российской армии.

Слава и поклонники были спутниками актрисы. Рассказывали, что довольно известные в Варшаве люди были готовы бросить все к ее ногам. Генерал Палицын, глава управления варшавских казенных театров, собирался увезти ее в Европу. Тенор варшавской оперы Александр Мышуга выражал готовность в любой момент развестись с женой и отдать руку и сердце Висновской, лишь бы она согласилась.

А Висновская, по слухам, крутила романы и с генералом, и с тенором. Но принадлежать никому из них не желала. И вообще — в душе у нее не было умиротворения. Плевако на суде говорил об этом так: «Служа эстетическому запросу публики на сцене, она не обретала покоя и после того, как опускался занавес театра… Так живет она, то удовлетворенная артистическим успехом, то оскорбляемая грубостью поклонников, то обольщенная любовью, то разочарованная пошлостью, прикрытой любовными речами».

«ОНА ИГРАЛА — ОН ЖИЛ»

Мария ВисновскаяВ поисках настоящих чувств Висновская и закрутила роман с корнетом лейб-гвардии Гродненского гусарского полка Александром Бартеневым, который был младше ее. На суде Плевако отзывался о корнете не лучшим образом: «Маленький, с обыкновенной, некрасивой внешностью, с несмелыми манерами», «он только рабски шел за ее действительной и кажущейся волей».

Бартенев происходил из уважаемой, но отнюдь не знатной дворянской семьи. Чтобы поднять его реноме в глазах окружающих, Висновская сочинила сказку, что отец корнета — московский губернатор, а сестра — фрейлина высочайшего двора.

Для полноты картины добавим, что Бартенев много пил и был чрезмерно эксцентричен. А его брат — Николай Бартенев — вообще глушил водку чайными стаканами, а потом застрелился из ружья, прикрепленного к столярному верстаку.

Как вы уже, наверное, поняли, любовь у корнета с актрисой вышла не совсем нормальная. Она ему изменяла, он ее жутко ревновал и шантажировал самоубийством. В декабре 1889 года, отправившись в отпуск на родину, он отписал ей: «Если не удастся получить согласие на брак, то вы знаете, на что я решился».

На самом деле он и не спрашивал у своего отца согласие на брак с польской актрисой. Он заранее знал, что и папаша, и армейское начальство будут против. Вернувшись в Варшаву, Бартенев сказал Марии, что отец запретил ему жениться.

И это вовсе не привело к сведению счетов с жизнью.

Надо сказать, что Бартенев и Висновская вообще очень любили порассуждать о самоубийстве — и вместе, и порознь. Это было что-то вроде игры. Вспомним про пресловутый fin de siecle.

Впрочем, Плевако описывал их отношения более изящно и тонко: «Она играла — он жил. Раз он приложил револьвер к своему виску и ждал команды, но Висновская, довольная эффектом, удержала его, иначе он бы покончил с собой… И Висновская, и Бартенев давно играли в смерть… Смертью они испытывали и пугали друг друга… Игра в смерть перешла в грозную действительность».

РОКОВОЕ СВИДАНИЕ

18 июня 1890 года Висновская отправилась на свидание к Бартеневу на квартиру, которую он снял специально для их встреч и отделал в восточном стиле. Перед уходом из дома актриса заказала кухарке ужин, а по дороге заехала к своей портнихе Далешинской и попросила приготовить заказанные ею платья к завтрашнему дню. С одной стороны, ничего не говорило о том, что она собирается умереть. С другой стороны, она приехала на свидание с револьвером, хлороформом и опиумом.

Дальнейшие события Бартенев описывал так: «Висновская приехала в 7 часов; в руках у нее было два свертка; она сказала, что разденется, и попросила меня выйти в переднюю; возвратившись, я застал ее в одном пеньюаре, с голыми ногами, без чулок и туфель; она полулежала на диване».

Секса, однако, не последовало. Любовники просто начали беседовать. Висновская рассказала, что скоро уедет за границу, и сожалела, что они не могут быть вместе, поскольку обстоятельства складываются против них. Потом она выразила желание поесть. Бартенев пошел к лавочнику, у которого снимал квартиру, дал ему денег и велел купить ветчины, паштет, пива, вишен и сельтерской воды.

Еда и напитки вскоре были доставлены. Бартенев и Висновская поели. А потом Мария эмоционально заговорила: «Если бы ты меня любил, ты бы меня убил еще тогда, когда мы раз на это решились, и не говорил бы мне, что покончишь с собою один. Я не понимаю, как ты можешь меня оставить жить. Я женщина, у меня нет той решимости, которая должна быть у тебя, а то бы я с собой давно покончила. Я боюсь только страданий перед смертью, а смерти я не боюсь!»

Потом она рассказала о том, что разочарована жизнью. Что театр, которому она служила, только развратил ее. Что генерал Палицын хочет на ней жениться, но она не продаст себя за богатство. Кроме того, Висновская сообщила, что они с Палицыным собираются поехать куда-нибудь на две недели.

Бартенев тоже не молчал. Он говорил примерно те же вещи — о разочаровании жизнью, о невозможности жить без Висновской, о готовности покончить с собой. В итоге любовники решили вместе уйти из жизни. И принялись писать прощальные записки.

По словам Бартенева, Висновская все распланировала. Она решила сначала принять опиум, чтобы впасть в бессознательное состояние. После этого Бартенев должен был застрелить ее, а затем себя.

Висновская выпила пива, смешанного с опиумом, легла на диван и наложила себе на лицо два платка, смоченные хлороформом. А потом стала настойчиво повторять: «Если ты меня любишь, убей!»

Бартенев рассказывал: «Я прижался к ней и держал револьвер так, что палец у меня находился на спуске: я чувствовал подергивания во всем теле; палец как-то сам собою нажал спуск и последовал выстрел».

«БОЖЕ, НЕ ОСТАВЬ МЕНЯ!»

Этот выстрел отрезвил его — и сам он стреляться передумал. Придя утром в казармы, Бартенев сообщил ротмистру Гродненского полка Александру Лихачеву: «Я застрелил Маню».

Ротмистр отправил нескольких офицеров на съемную квартиру, адрес которой указал Бартенев. Потом писали, что место происшествия произвело на них впечатление театральных декораций в стиле декаданса: полуобнаженная покойница, рядом с ней — три вишенки, а в ногах — гусарская сабля.

А вот полицейских больше заинтересовали обрывки записок, валявшиеся рядом с кроватью. Они сложили их, и картина смерти стала выглядеть совсем не так, как рассказывал Бартенев. Стражи порядка обнаружили такие записи, сделанные рукой Висновской: «Человек этот угрожал мне своей смертью — я пришла. Живою не даст мне уйти». «Итак, последний мой час настал: человек этот не выпустит меня живою. Боже, не оставь меня! Последняя моя мысль — мать и искусство. Смерть эта не по моей воле».

Получалось, что Висновская вовсе не уговаривала застрелить ее! Бартеневу предъявили обвинение в умышленном убийстве. Защищать его приехал Федор Плевако — светило отечественной адвокатуры,  который произнес на суде речь, считающуюся шедевром. Плевако просил суд переквалифицировать обвинение на неумышленное убийство.

Красноречие знаменитого адвоката не сильно помогло его подзащитному: Бартенева приговорили к 8 годам каторжных работ. Правда, высочайшим повелением Александра III каторгу заменили на разжалование в рядовые.

Эта история так взбудоражила общество, что помнили о ней долго. Иван Бунин написал по ее мотивам рассказ «Дело корнета Елагина». В Польше в 1919 году сняли немой фильм «Люди без завтра», а в России в 2003-м — фильм «Игра в модерн».

Олег ЛОГИНОВ

Загадки истории » История любви » Убийство в стиле декаданс

, ,   Рубрика: История любви 115 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:35. Время генерации:1,235 сек. Потребление памяти:15.4 mb