Вдали от Родины

Автор: Maks Июл 19, 2022

В начале XVIII века донские казаки под предводительством Игната Некрасова ушли за пределы Российской империи. Более 200 лет казаки-некрасовцы жили вне России, сохраняя свои традиции и обычаи.

КАЗАЧЬЯ РЕСПУБЛИКА

Долгое время южные окраины России служили надежным убежищем для тех, кто бежал от крепостной неволи. Не случайно в народе говорили, что с Дона выдачи нет. Но в 1707 году Петр I повелел вернуть всех беглых. Это вызвало недовольство казаков, которое переросло в восстание под руководством Кондратия Булавина. Восстание было жестоко подавлено царскими войсками, и часть казаков, возглавляемых Игнатом Некрасовым, ушла с Дона на Кубань. В то время кубанские земли были под властью Ногайской Орды, зависимой от Крымского ханства.

Атаман Некрасов установил дружеские отношения с ногайским мирзой, стал его кунаком и через него получил от крымского хана разрешение на создание казачьих поселений в районе современного города Темрюк. При этом хан обещал не облагать казаков податями и не стеснять их вероисповедания в обмен на ратную службу.

Сохранение своей веры в неприкосновенности имело для казаков-некрасовцев особое значение, так как они были ревностными старообрядцами. По этой причине их предки обосновались на Дону еще в XVII веке, спасаясь от преследований со стороны официальной — никонианской — церкви. И теперь, когда в их станицы пришли царские войска, они предпочли уйти в чужие края, даже не подозревая о том, что их странствия растянутся на два с лишним столетия.

Первоначально в низовьях Кубани поселились около двух тысяч казаков-некрасовцев с семьями, и переходить к мирной жизни они не собирались. Некрасов посылал на Дон «прелестные письма» с призывами к восстанию. В ответ на его обращения из южных районов России на Кубань с семьями и поодиночке потянулись казаки и крепостные крестьяне, так что к 1710 году некрасовцев стало уже не менее 10 тысяч.

Они селились станицами, занимались землепашеством, охотой и рыбной ловлей. Фактически это была независимая казачья республика, где все важные вопросы решались на общем Круге. Бессменным и непререкаемым главой республики был атаман Некрасов.

Крымский хан уравнял некрасовцев в правах с мусульманами, разрешил им ношение оружия и снабжал их боеприпасами, требуя взамен лишь несение военной службы.

В 1711 году, когда русская армия сдерживала натиск турок на Дунае, по приказу крымского хана (вассала Османской империи) Ногайская Орда вторглась в северное Приазовье. Среди ногайцев был и отряд атамана Некрасова в три с лишним тысячи сабель. Широким набегом прошлись они по Нижнему Дону и Средней Волге; доходили даже до Саратова.

Вместе с ногайцами некрасовцы грабили и разоряли казачьи станицы и русские селения, уводили в полон их жителей. И в этом нет ничего удивительного — некрасовцы считали себя хранителями истинной веры, а донцы и русские крестьяне были для них всего лишь «никонианами».

Опустошения были столь значительными, что Петр I снарядил карательную экспедицию во главе с казанским губернатором Петром Апраксиным. Ногайцы и некрасовцы потерпели поражение, около двух тысяч русских пленников были освобождены, но после заключения Прутского мира Апраксин вернулся в Россию.

Тем не менее Петр I обратился к турецкому султану, требуя выдачи атамана Некрасова и его окружения. Получив отказ, царь постановил всех некрасовцев и их укрывателей казнить беспощадно.

После смерти Некрасова императрица Анна Иоанновна попыталась вернуть в Россию его последователей. Она обещала простить им прежнюю «измену» и наделить землей, но те отказались. А поскольку они не прекращали набеги на русские окраины, императрица направила на Кубань донских казаков атамана Фролова, которые в течение двух лет разоряли станицы непокорных староверов.

«ЗАВЕТЫ ИГНАТА»

Семья казаков-некрасовцевК тому времени власть крымского хана уже не распространялась на Прикубанье, и он не мог защитить некрасовцев, поэтому им пришлось искать другое надежное пристанище. Они нашли его во владениях Османской империи. Турецкий султан разрешил некрасовцам поселиться в Добрудже — исторической области в низовьях Дуная — на прежних условиях: казаки освобождались от податей, сохраняли свое вероисповедание и самоуправление, а взамен должны были воевать на стороне Турции против России.

В 1740-1741 годах часть некрасовцев переплыла Черное море на челнах-чайках и обустроилась на новом месте. Позже к ним перебрались и остальные «игнат-казаки». Однако и на этом их скитания не закончились. Дело в том, что после окончательной ликвидации Запорожской Сечи (1775) около пяти тысяч запорожцев ушли на Дунай, где уже в скором времени начались их конфликты с некрасовцами. Лучше вооруженные и организованные запорожцы вытесняли старообрядцев с охотничьих угодий и рыбных ловлей, всячески показывая им свое превосходство.

Это привело к открытому вооруженному столкновению, в котором некрасовцы потерпели поражение и в 1791 году вынуждены были вновь менять свое местожительство. На этот раз таковым оказались окрестности современного города Бандырма, на берегах озера Майнос, расположенного на западе Турции, неподалеку от Мраморного моря.

До 60-х годов XIX века некрасовцы принимали участие во всех Русско-турецких войнах, и о казацких копьях среди турецких бунчуков писал в свое время даже Пушкин. Но, когда в России было отменено крепостное право и начались либеральные реформы, некрасовцы отказались воевать против своей исторической родины. В ответ на это турецкие власти лишили их всех привилегий, обложили налогами и ввели воинскую повинность. Теперь некрасовцы должны были служить не в отдельных отрадах, а на общих основаниях — в рядах турецкой армии.

Кроме того, непокорных казаков переселили на полупустынный остров Мада, где из-за эпидемий и голода к началу XX века их осталось не более трех тысяч. Но даже в таких условиях некрасовцы сохранили свою веру, обычаи и культуру.

Все 200 лет, прожитые в чужих краях, некрасовцы строго соблюдали казацкие традиции. Но не менее строго они следовали и так называемым «Заветам Игната», которые, по легенде, составил сам атаман Некрасов.

В общей сложности этих заветов насчитывается около 170. Изначально они были записаны в «Игнатову книгу», которая впоследствии была утрачена. В дальнейшем ее положения сохранялись в устной форме, передаваемые из поколения в поколение.

«Заветы» регламентировали буквально все стороны жизни некрасовцев — от вопросов управления казачьей общиной до организации общественной и семейной жизни ее членов.

В отличие от донских казаков у некрасовцев категорически запрещалось употребление, изготовление и торговля спиртными напитками. Возможно, такой завет стал следствием их длительного проживания среди мусульманского населения.

Согласно «Заветам» главным принципом в отношениях между некрасовцами являлась четкая возрастная иерархия. В первую очередь это касалось военной организации. Так, полноправными участниками войскового Круга становились мужчины с 18 лет, а все дальнейшее повышение по службе зависело не только от заслуг, но и от возраста. Есаулом мог стать казак не моложе 30 лет, полковником или походным атаманом — не моложе 40, а войсковым атаманом — не моложе 50. Помимо решения всех жизненно важных вопросов некрасовской общины, Круг судил ее членов за проступки и преступления и назначал наказания, причем весьма суровые. К примеру, убийцы членов общины, а также дети, поднявшие руку на родителей, подлежали смертной казни. Их закапывали живыми в землю или топили в реке.

За измену войску расстреливали без суда; расстрелу подлежали и виновные в богохульстве. Смертной казнью каралось также создание семьи с представителями иной веры. Возможно, такая жестокая мера позволила некрасовцам сохранить свою национальную и религиозную идентичность.

Сурово наказывалась супружеская измена. Женщин в таких случаях закапывали в землю по шею или сажали в мешок и бросали в воду. В то же время виновного в изнасиловании предписывалось бить плетьми до смерти. Вообще от мужчин «Заветы» требовали уважительного отношения к своим женам. Каждая семья должна была отдавать треть своих доходов на нужды общины. Эти средства шли на обучение детей, помощь сиротам, вдовам и престарелым, содержание церквей и покупку оружия. Наконец, главный завет атамана запрещал некрасовцам возвращаться в Россию, пока там властвует царь. В 1911 году 616 некрасовцев нарушили этот запрет, переселившись из Турции в район Сочи. Но большинство казаков-скитальцев вернулось на свою историческую родину уже после революции 1917 года.

Александр ФРОЛОВ

  Рубрика: Версия судьбы 105 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:49. Время генерации:0,215 сек. Потребление памяти:9.36 mb