Военная реформа Сталина

Автор: Maks Дек 16, 2022

Есть такое понятие: армия мирного времени. И эта армия по мере затягивания мирного периода неминуемо вырождается в бюрократическую структуру, плодящую не столько войска, сколько отчеты.

Возьмем Красную армию, выдержавшую тяжелейшую войну и сломавшую хребет лучшей армии Европы. Как она выглядела за считаные годы до войны — картинка не для слабонервных…

В истории бытует такое мнение: если бы Сталин не истребил «великих стратегов» — Тухачевского, Якира, Уборевича, Блюхера и иже с ними, то первые месяцы войны не стали бы для нас столь катастрофичными. Что ж, давайте посмотрим, как они служили. Трое из них к середине 30-х годов стали командующими военными округами, так что смотреть легко.

Войска, вы убиты!

Дело в том, что от командующего округом требуются не стратегические таланты, а занудная и кропотливая работа по организации боевой подготовки, снабжения и прочих военных заморочек. Проще говоря, рядовой должен быть одет, накормлен, вооружен, выучен, младший командный состав должен уметь учить бойцов, средний — уметь организовывать эту учебу и все прочее, связисты — держать связь, артиллеристы — попадать в цель, ну и так далее. Как говорил маршал Буденный: «Мы подчас витаем в очень больших оперативно-стратегических масштабах, а чем мы будем оперировать, если рота не годится, взвод не годится, отделение не годится?»

А с боевой подготовкой дело у «великих стратегов» обстояло, мягко говоря, не очень.

Возьмем, например, большие маневры 1935-1936 годов. Участвовали в них войска Киевского военного округа (командующий Иона Якир) и Белорусского военного округа (командующий Иероним Уборевич). Маневры — это имитация боевых действий. На них все должно быть «как взаправду», разве что без стрельбы боевыми. И эта «большая учеба» торжественно провалилась.

Правильное наступление должно начинаться с бомбежки, которая расчищает путь наступающим войскам. Но авиация действовала сама по себе, наземные части — сами по себе (спасибо, по своим не отбомбились).

Дальше в ход пошли танки. Танкисты не смогли организовать разведку и в результате наступали вслепую. Они то лупили по пустому месту, то влетали в засады. Чемпионом стала 1-я танковая бригада БВО, экипажи которой внезапно очутились перед полосой танковых ловушек (кто бы мог подумать, что противник способен на такую пакость!), свернули в сторону и где-то там застряли, как идеальная цель для летчиков и артиллеристов.

По ходу маневров выяснилось, что командиры экипажей не умеют вести наблюдение из танка, механики-водители — держать строй, командиры взводов, рот и выше не соизволили освоить радиосвязь. Вопрос: что бы стало с ними на реальной войне?

Пехота не отставала в выучке. Мы привыкли по фильмам, что солдаты двигаются перебежками, ложатся, даже иногда окапываются на поле боя. В западных округах не заморачивались этими «панскими вытребеньками» — бойцы шли в атаку толпой на пулеметы. То есть они явно не умели окапываться, метать гранаты, двигаться перебежками, ползти по-пластунски. Интересно, а стрелять из винтовки они умели? И чем занимались командиры взводов и отделений в часы, выделенные на учебу личного состава? А также чем занимались командиры полков, дивизий и выше, вплоть до товарищей командующих? Впрочем, пили они водку со связистками или читали труды по высокой стратегии — какая разница?

Собственно, этого и следовало ожидать. Почему? Вот какая история произошла в Белорусском военном округе четырьмя годами ранее. Кавалерийская группа возвращалась с занятий, ведя лошадей в поводу, и набрела на неразорвавшийся снаряд. Один из бойцов его поднял. Дальше, по-видимому, командир крикнул: «Брось!» — ну тот и бросил. Результат: двое убитых, семь раненых, из которых умерли двое.

Здесь все чудесно, и бойцы, не знающие, что такое снаряд, и тот, кто его бросил, и командир… Нарком обороны Ворошилов придал данному случаю такое значение, что создал по этому поводу специальную комиссию. Командующий округом Уборевич вошел в нее и… тут же убыл в отпуск! Как будто и не было ничего. Для наркома это ЧП, а для «великого стратега» — надо понимать, рабочий момент.

Стоит ли удивляться результатам маневров?

Хроника прогрессирующего бардака

Локальные конфликты — вещь очень важная и нужная. В них, кроме прочего, тестируется армия. Этих мелких войн РККА катастрофически не хватало, но три штуки все же случились: конфликты на озере Хасан в 1938 году, на реке Халкин-Гол в 1939-м и советско-финская война 1939-1940 годов. В событиях на озере Хасан участвовали войска Дальневосточного военного округа, которым командовал очередной «великий стратег» — на сей раз маршал Блюхер.

В июле 1938 года правительство прояпонского марионеточного государства Маньчжоу-го выдвинуло территориальные претензии к СССР. Речь там шла о нескольких сопках на границе, мелочь, в общем-то, — но с какой стати? 29 июля началась вооруженная разборка, которая продолжалась до 11 августа и закончилась победой советской стороны. Страна громко торжествовала, тем более что у половины населения в памяти была позорная Русско-японская война, а вторая половина ее не застала, но слышала.

В наркомате обороны обстановка была куда менее праздничной. В апреле 1939 года состоялся суд над членами Военного совета 1-й Приморской армии. На скамье подсудимых находились командующий армией комдив Подлас, член Военного совета бригадный комиссар Шуликов и начальник штаба полковник Помощников. Никакой «политики» им и близко не шили — судили исключительно за запредельное раздолбайство. Текст приговора читается как фельетон.

Например, вот как командование армии приводило в боевую готовность вверенные ему части. Отдав приказ, Военный совет забыл оповестить о нем начальников отделов армии, которые узнавали о тревоге (если узнавали) уже после начала движения. Можете себе представить, если начальник, скажем, отдела связи узнает о том, что армия вышла на марш, от начсвязи корпуса — как это сказывается на связи? А снабженцы или медики?

Части, направляемые в район боевых действий, не были укомплектованы до штатной численности. Думаете, бойцов не хватало? Ничего подобного: они просто находились на хозяйственных работах. И не важно, на каких — дачи генералам строили или в подшефном колхозе урожай убирали. Важно, что тут война — а их на месте нету. Пришлось уже фактически в бою, из имеющихся обрывков кое-как сшивать новые части. Они и сами по себе не блистали организованностью, а уж что получилось в итоге…

Кстати, еще в мае, видя, к чему дело идет, командование запретило отвлекать красноармейцев на посторонние работы. Как вы думаете, был выполнен этот приказ? Неправильно думаете. Вот еще баловаться, выполнять приказы командования!

То, что направляемые на фронт части не были обеспечены всем необходимым, — это уже ясно по умолчанию. Артиллерийские батареи оказывались без снарядов, винтовки выдавались непристрелянными, а иногда бойцы и вовсе прибывали без оружия и противогазов, в изношенной обуви и без шинелей — и это несмотря на то, что запасы вещевого имущества были громадными.

Дороги, естественно, оказались непроезжими. (И это в конце лета! Что же там осенью творилось?) Результатом стали колоссальные заторы, те, кто пытался их обойти, застревали в болотах. Ни о каком графике не было и речи. Развертывание тыловых учреждений происходило как попало, управление полевого снабжения начало работу только 10 августа, к концу операции. Санитарные тылы не были своевременно подготовлены, даже карт и тех в частях не было.

В итоге, имея абсолютное превосходство в силах — 23 тысячи человек, 285 танков и 250 самолетов, против 7 тысяч японцев без танков и самолетов, наши потеряли вдвое больше: 960 убитыми и около 2750 ранеными против 500 убитых и 900 раненых у противника. Спорные же сопки Безымянную и Заозерную так до конца и не взяли, японцы ушли оттуда уже после прекращения огня.

Отделались, впрочем, горе-командующие на удивление легко, получив всего от двух до пяти лет, да и те отбывать не пришлось. Не потому, что кто-то заступился, а просто слишком дорого стоили профессиональные военные с опытом, чтобы отправлять их на лесоповал.

Высокие игры маршала

А как же самый главный ответственный за положение дел в округе, а стало быть, и за бардак — великий и могучий маршал Блюхер? Легендарный командир Гражданской войны, до определенного момента он ходил у Сталина в любимцах. В 1935 году ему, единственному из командующих округами, было по личному предложению Сталина присвоено звание маршала. Вождь защищал его и на знаменитом военном совете 2 июня 1937 года, хотя и весьма своеобразно: «Хотят Блюхера снять… Почему, спрашивается, объясните, в чем дело? Вот он выпивает… Вот он рано утром не встает, не ходит по войскам… Устарел, новых методов работы не понимает. Ну, сегодня не понимает, завтра поймет, опыт старого бойца не пропадает… Когда он приезжает, видимся с ним. Мужик как мужик, неплохой…»

Говоря простым языком, товарищ командующий пьет, ничего не делает и учиться тоже ничему не хочет, но мужик неплохой. Судя по маневрам в КВО и БВО, таких в РККА было с избытком. Время придет, и старый боец себя покажет.

И показал! Едва обстановка накалилась, Блюхер начал чудить, да еще как! Вместо того чтобы поднимать войска, он… подверг сомнению законность действий пограничников у озера Хасан. Никто его об этом не спрашивал, это вообще было не его дело. Погранвойска относились к НКВД, а наркомвнудел подчинялся председателю Совнаркома, а вовсе не армейскому командованию. Тем не менее вообразивший себя «владыкой края» маршал потихоньку от представителей наркомата, находившихся в это время в Хабаровске, и даже от собственного начальника штаба, послал комиссию… расследовать действия пограничников. Комиссия пришла к выводу, что граница с нашей стороны была нарушена аж на целых три метра и, следовательно, в конфликте виноваты советские пограничники. Так же, потихоньку от всех, Блюхер шлет наркому телеграмму, в которой требует ареста начальника погранучасткa. Нарком, естественно, посылает его по известному адресу, предложив… прекратить возню со всякими комиссиями и точно выполнять решения советского правительства и приказы наркома». И кто скажет, что он был неправ?

На фронт без приказа

Военная операция на реке ХасанДальнейшее поведение командующего можно объяснить либо изменой, либо тем, что последний из оставшихся «великих стратегов» обиделся на «некомпетентного наркома», либо тяжелым запоем. Блюхер послал своего начальника штаба на фронт, правда забыв дать ему конкретные приказы и полномочия, а сам от руководства боевыми действиями вообще устранился. Лишь когда его буквально вышибли на передовую, он взялся за оперативное руководство. О том, как он это делал, шершавым бюрократическим языком поведал приказ «О результатах рассмотрения главным Военным советом вопроса о событиях на озере Хасан» от 4 сентября 1938 года.

«…Он не ставит войскам ясных задач на уничтожение противника, мешает боевой работе подчиненных ему командиров… дезорганизует работу фронтового управления и тормозит разгром находящихся на нашей территории японских войск… Выехав к месту событий, всячески уклоняется от установления непрерывной связи с Москвой, несмотря на бесконечные вызовы его по прямому проводу Народным комиссаром обороны. Целых трое суток при нормально работающей телеграфной связи нельзя было добиться разговора с т. Блюхером.

Вся эта оперативная «деятельность» маршала Блюхера была завершена отдачей им 10.08 приказа о призыве в 1-ю армию 12 возрастов… Этот приказ т. Блюхера провоцировал японцев на объявление ими своей отмобилизации и мог втянуть нас в большую войну с Японией».

Хасана не выдержал даже Сталин, обычно постоянный в своих привязанностях. По результатам боевых действий маршала Блюхера сняли с должности. 22 октября он был арестован и 9 ноября 1938 года умер во внутренней тюрьме НКВД от тромбоза. Но это уже другая история.

Вот такая армия была в СССР в 30-х годах. Ее тестирование продолжалось и через год на Халкин-Голе (где выдвинулся на первый план генерал Жуков), и в финскую войну (по результатам которой наркомом обороны стал маршал Тимошенко). Кое-что удалось сделать, но армия еще и стремительно увеличивалась, что свело «работу над ошибками» почти на нет. По-настоящему учиться пришлось уже на реальной войне.

Елена ПРУДНИКОВА

ПОГИБ КАК ГЕРОЙ

Хасанские события для некоторых офицеров высшего звена закончились арестом и расстрелами. Но были и те, кто сумел извлечь из них уроки. Тот же комдив Кузьма Подлас в августе 1940 года был восстановлен в армии и войну 1941 года встретил в ее рядах. В февраля 1942 года Подлас командовал 57-й армией Южного фронта, участвовал в Харьковском сражении и погиб в бою, как герой.

  Рубрика: Военная тайна 163 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:48. Время генерации:0,234 сек. Потребление памяти:9.34 mb