Ян Арлазоров 1947-2009: «Мне больно жить…»

Автор: Maks Июн 29, 2019

Его коронные «Госпидя!» и «Эй, мужик!» ушли в народ. Зрители считали Арлазорова задорным, простым в общении весельчаком, у которого всегда все отлично. На самом деле Ян не имел ничего общего с созданным им эстрадным образом.

Интеллигентный человек, с тончайшим чувством юмора… Парадокс: в жизни артист не терпел хамства, а в своих сценических монологах, которые часто писал сам, использовал фамильярность как фирменный стиль.

Отшельник

Люди, которые называли себя его друзьями, и понятия не имели, что творится в душе Яна. Долгие годы он молча переживал развернувшуюся в его жизни трагедию, которая вылилась в мучительную болезнь. Но и о своем недуге артист не распространялся. Самые близкие коллеги узнали все слишком поздно. Пытались помочь, но гордый Арлазоров отвергал любые их попытки протянуть ему руку. Он сгорел, как спичка, за считанные месяцы. Все началось с болезни самой главной и любимой женщины его жизни — мамы. «Для каждого человека его мама самая-самая, но моя действительно была самой-самой!» — рассказывал Ян в интервью. Он даже взял себе фамилию матери.

Раиса Яковлевна была хирургом по профессии и еще до обследования поняла, что у нее онкология. Для Арлазорова это стало сильнейшим потрясением. Он договаривался с лучшими врачами, доставал дорогие лекарства, десятки раз, следуя капризам больной матери, перекрашивал стены в ее квартире, и спешно строил дачу, чтобы Раиса Яковлевна дышала свежим воздухом.

Мать скончалась у него на руках. Ян сутками дежурил у постели умирающей со старательностью опытной сиделки и преданностью старого пса. И за все это время ни разу не вспомнил, не упрекнул, что именно мама разрушила его семью.

Из-за ссор со свекровью его супруга, актриса Ёла Санько, ушла от него (заявила Яну: выбирай — я или она; он встал на сторону матери) и запретила видеться с дочерью Аленой. Больше попыток устроить личную жизнь, несмотря на успех у прекрасного пола, Арлазоров не предпринимал.

Нет, ни с кем делить «своего Янчика» мать Арлазорова не желала. Она заберет его с собой и на тот свет — причем намного скорее, чем все предполагали.

Не хотел, чтобы его жалели

Ян АрлазоровСмерть матери подкосила Яна, но ему было не до жалоб — он видел, как сдал его отец: роль вдовца оказалась старику не по плечу. Теперь нужно было выхаживать папу. Ян даже лег вместе с ним в больницу. Но по злой иронии судьбы опасное заболевание обнаружили не у отца, а у сына!

Опухоль желудка разрасталась стремительными темпами — медлить было нельзя, и Арлазоров согласился на операцию. Ему не было и шестидесяти, он чувствовал себя полным сил и ужасно скучал по работе. Но врачи категорически запретили ему выступать. Потратив полгода на реабилитацию, Арлазоров сбежал на фестиваль в Юрмале и, чтобы развеять «слухи» о своей болезни, прошелся по сцене на руках. Ну не умел он принимать сожаления, не хотел видеть в глазах жалость!

Ян был по натуре трудоголиком: «Каждый раз я выхожу на сцену как каратист на бой с завязанными глазами. Здесь интересен именно момент непредсказуемости от соприкосновения со зрителем. Импровизировать и держать внимание, например, двухтысячного зала — это стоит огромных сил, напряжение колоссальное, рубашка всегда мокрая…» Даже постоянная изматывающая боль, от которой давно не спасали таблетки, не помешала ему вернуться на сцену.

В 2007 году он отпраздновал свой 60-летний юбилей концертом в Театре эстрады. Как и всегда, зрители смеялись до слез и даже не догадывались, что каждый раз, добравшись до спасительных кулис, Ян падал на пол без сил. Потом вставал, шел на сцену и снова шутил. Наверное, как и любой артист, Арлазоров был бы рад умереть на сцене. Ведь больше ничего в жизни у него не осталось…

Без шансов

Потянулась череда госпитализаций, операций и нескончаемых мучений. Арлазоров таял на глазах. Конечно, коллеги заподозрили неладное, но из-за ершистого характера артиста со своими советами к нему не лезли. В прессе стали писать о смертельном недуге Арлазорова, однако он продолжал все отрицать, мужественно боролся с болезнью и даже давал концерты.

Ян до последнего верил, что сможет выкарабкаться. Спасался от болей своей любимой йогой и голоданием. Отверг предложение «аншлаговцев» устроить его в израильскую клинику, а вместо этого ходил к «целителям» и «экстрасенсам». «Арлазоров был человеком своеобразным, ни на кого не похожим, и эта непохожесть отразилась на его отношении к болезни, — вспоминал его коллега Аркадий Арканов. — Он никого к себе не подпускал, не афишировал, что болен, никого не хотел напрягать своим недугом».

Арлазоров надеялся, что еще сможет исправить ошибки своей жизни, попросить прощения у бывшей жены и помириться с дочерью. Алена однажды к нему приехала — попросила оплатить учебу, и Арлазоров с радостью дал ей денег, но дочь пропала вновь…

Отец терпеливо ждал новой встречи. Однако судьба не дала ему главного — времени. Опухоль стала расти, метастазы пошли в желчный пузырь и поджелудочную железу. Лежа в палате одной из немецких клиник, пересушенными и потрескавшимися из-за лекарств губами Ян еле слышно шептал: «Мама, возьми меня к себе! Мне очень больно жить…» Он перенес две операции и готовился к третьей. Если раньше медики давали положительный прогноз, то теперь лишь молча отводили глаза. Да и без слов было понятно: болезнь слишком запущена, шансов практически нет.

Ян окончательно замкнулся в себе. Он разрешил приходить в палату лишь отцу и младшему брату и все время смотрел на дверь — не появится ли дочь?.. Но Алена Санько повидаться с умирающим отцом так и не явилась.

Завещания не оставил

Сердце талантливого эстрадного артиста Яна Майоровича Арлазорова остановилось 7 марта 2009 года в клинике Берлина. Ему был 61 год. Тело доставили в Москву, где после церемонии прощания в Государственном театре эстрады похоронили на Востряковском кладбище. Артист наконец-то дождался дочь — Алена появилась на похоронах.

А бывшая жена Ёла — нет: видимо, так и не нашла в себе силы простить семью Арлазоровых.

Близкие к семье артиста люди рассказывали, что после похорон Алена подошла к дяде и дедушке и попросила передать ей кое-какие вещи в память об отце. Те прогнали ее прочь, заявив, что она не получит ничего. Слишком долго измученный Ян ждал ее прощения. Алена расплакалась и убежала. А позже через адвокатов оскорбленная девушка заявила, что будет бороться за свое наследство через суд. Ведь официального завещания Ян Арлазоров не оставил. А на кону оказалось немало.

Помимо счетов в банке и подмосковной дачи, у Арлазорова было несколько автомобилей и квартир, в том числе роскошные апартаменты в доме администрации президента. Все это досталось Леониду Шульруферу, который, по утверждению знакомых, последние годы не работал и жил исключительно за счет своего знаменитого старшего брата.

Скандал о дележе наследства Арлазорова проник в прессу, однако затух так же быстро, как и разгорелся. Осуществила ли Алена свою угрозу отсудить свою долю папиного наследства — неизвестно.



  Рубрика: Как уходили великие

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,191 сек. Потребление памяти:8.41 mb