За чей счёт пировал Горбачёв

Автор: Maks Дек 6, 2022

В отличие от других советских лидеров Михаил Горбачев не был любителем возлияний. Однако в бытность его руководителем Ставрополья пиры для дорогих гостей он закатывал знатные. Такое рвение объяснялось не только стремлением угодить начальству, но и возможностью выудить ценную информацию.

Гостеприимство требовало расходов. В бессмертной комедии Гайдая и.о. царя Иван Васильевич Бунша пытается выяснить, кто оплачивает царский банкет. В первоначальной (позже переозвученной) версии звучало «народ». Народ оплачивал и банкеты, устраиваемые хозяином Ставрополья. А поскольку средства на представительские расходы выделялись весьма скромные, организация подобных мероприятий стала чем-то вроде дополнительного налога для многих предприятий. В любом случае персонально для Михаила Сергеевича вложенные средства вполне себя окупили.

Комбайнер-орденоносец

Будущий генсек был коренным ставропольцем, родившись 2 марта 1931 года в селе Привольное Медвеженского района. Его дед по матери — Пантелей Ефимович Гопкало — председательствовал в разных колхозах, в 1937-м угодил под каток репрессий, но вскоре был освобожден в рамках борьбы с ежовскими перегибами. Другой дед по отцу, крепкий единоличник Андрей Моисеевич Горбачев упорно не хотел становиться колхозником, в 1934 году, не сумев уплатить драконовский продналог, отправился на лесоповал, трудился ударно и освободился досрочно с двумя почетными грамотами.

В 1941 году отец Миши ушел на фронт. Домой вернулся с двумя орденами Красной Звезды и медалью «За отвагу».

В голодном 1947 году вышел указ, согласно которому комбайнеры, намолотившие 10 центнеров зерновых, становились Героями Социалистического Труда, за восемь полагался орден Ленина. Отец и работавший с ним на подхвате сын напряглись и выдали 8888 центнеров. Руководство оценило изящество цифры, плюс преемственность поколений и, расщедрившись, выдало две награды — орден Ленина отцу и орден Трудового Красного Знамени сыну.

Награда давала возможность поступить в любой вуз, и Михаил выбрал юридический факультет Московского госуниверситета. Стал секретарем комсомола и тогда же встретил свою будущую супругу Раису Титаренко. Происхождение у них было во многом похоже. Горбачев был русским по отцу и украинцем по матери, в жилах Раисы кровь двух славянских народов перемешалась прямо противоположным образом. Дед по отцу отсидел четыре года. Деда по матери расстреляли в 1938 году как троцкиста, притом что он был упертым крестьянином-единоличником.

Свадьбу Горбачевы сыграли в 1953 году в диетической столовой студенческого общежития на Стромынке. Незадолго до этого Михаил успел вступить в партию, но закрепиться в Москве в аспирантуре не получилось. Пришлось ехать на Ставрополье.

«Что за сутки ты сделал для утки?»

Протрудившись в прокуратуре аж 10 дней (с 5 по 15 августа 1955 года), Горбачев явился на прием к тогдашнему первому секретарю крайкома ВЛКСМ Мироненко и напросился работать по комсомольско-партийной линии. Ездил в командировки по району, выступал с лекциями и агитационными речами. Затем истово боролся за размножение полюбившейся Хрущеву домашней птицы, так что первая полоса краевой молодежной газеты открывалась лозунговым вопросом: «Комсомолец, что за сутки сделал ты для утки?» Потом, ясное дело, была кукуруза…

В марте 1962года Горбачев возглавил комсомол Ставрополья, а следовательно, вошел в верхний слой региональной номенклатуры. Своим довольно резким возвышением он был обязан первому секретарю Ставропольского крайкома КПСС Федору Кулакову. Последовав его совету, Горбачев получил второе высшее образование, заочно окончив Ставропольский сельскохозяйственный институт по специальности «ученый агроном-экономист сельского хозяйства».

Будучи после свержения Хрущева переведен в Москву секретарем ЦК, Кулаков порекомендовал своему преемнику Леониду Ефремову и дальше продвигать Горбачева. Ефремову этот вундеркинд не нравился, но огорчать главного куратора сельского хозяйства он не рискнул, и Горбачев благополучно преодолел следующие карьерные ступеньки: первый секретарь Ставропольского горкома (1966), второй секретарь Ставропольского крайкома (1968).

Первым секретарем крайкома Михаил Сергеевич стал в 1970 году, разумеется, тоже с подачи Кулакова. Впрочем, к тому времени в Кремле у него уже появился еще один покровитель — Юрий Андропов.

С шефом КГБ Горбачев познакомился еще в 1969 году, будучи замом Ефремова. В качестве представителя местной власти он посетил отдыхавшего в Железноводске Андропова и произвел на него хорошее впечатление.

Жена Горбачева (успевшая, кстати, защитить кандидатскую по философии) была в это время его имиджмейкером — натаскивала в вопросах политики, науки, культуры, учила, как надо себя вести, как вовремя блеснуть эрудицией или заранее заготовленной цитатой.

Шефу КГБ запомнилась реплика Горбачева о том, что Политбюро нельзя формировать исключительно из людей преклонного возраста. «У хорошего леса всегда должен быть подлесок». Так он его впоследствии частенько и называл «Подлеском».

Одно время Андропов даже собирался взять его заместителем к себе в КГБ, но передумал. Позже пытался продвинуть в генеральные прокуроры, но встретил сопротивление в лице секретаря ЦК Андрея Кириленко. Причина, видимо, заключалась в том, что Горбачев воспринимался прежде всего как протеже Кулакова, который, наряду с Кириленко, рассматривался в указанный период в качестве вероятного преемника Брежнева на посту генсека. А за Кирилленко стоял могучий клан соратников Брежнева по работе на Украине — «днепропетровцев».

В общем, Горбачев остался на Ставрополье.

Ставка на ВИПов

Михаил ГорбачёвЕго отношения с Андроповым продолжали развиваться. Когда шеф КГБ находился на отдыхе, Горбачев старался брать отпуск и селился с семьей рядом в правительственном санатории «Красные камни». Вместе они выезжали в горы на шашлыки, сидя у костра слушали песни бардов-шестидесятников.

В беседах частенько обсуждали здоровье руководителей, и прежде всего самого Брежнева. Другим кладезем драгоценных знаний по этой теме стал для Горбачева главный кремлевский медик Евгений Чазов, тоже являвшийся креатурой Андропова. Именно он как-то на шашлычках порекомендовал раскручивать туристический потенциал Ставрополья в пику соседней Кубани.

В самых живописных местах, как грибы после дождя, вырастали «гостевые ВИП-домики». Дорогим гостям подносились подобранные, опять же с учетом индивидуальных вкусов, подарки. И позже Горбачев напоминал им о своем существовании разными презентами, не обделяя, кстати, и тех, кто еще находился на заднем плане, но вполне мог войти в силу.

Андропов, например, продвигал в Москву ленинградца Григория Романова, и Горбачев периодически отправлял хозяину Смольного самолетом «цветы-фрукты».

Обхаживались глава московской партийной организации Виктор Гришин, глава профсоюзов Александр Шелепин, ведавший партийными кадрами Иван Капитонов, министр внутренних дел Николай Щелоков.

Обеспечивать гостям красивую жизнь приходилось не только за счет предприятий, но и с использованием ресурсов теневой экономики. Ходили слухи, что за склонность Горбачева к взяткам его называли «Мишка-конвертик». Да и в любом случае, обхаживая членов Политбюро, хозяин Ставрополья не забывал о собственном интересе. Говорили, что, организовав свадьбу своей дочери Ирины, он тоже взимал с предприятий нечто вроде оброка продуктами, а на ликеро-водочном заводе для него изготовили несколько ящиков спиртных напитков по специальным рецептам. Кто-то нажаловался, и директора завода Тамару Карлову, закрывшую шефа своей грудью, посадили в тюрьму. Сам Горбачев отделался оплатой сделанного спецзаказа. И уж во всяком случае дом его точно был полная (даже по номенклатуровским меркам) чаша. На даче Горбачевых в Бекешевке имелись финская сауна и русская баня, бильярд, охотничий зал для приемов.

Если говорить о Горбачеве как о хозяйственнике, то реальную работу он постоянно подменял эффектными пиар-кампаниями.

В этой связи чаще всего вспоминают регламентировавшийся в 1977-1978 годах «передовой» Ипатовский (по названию района) метод сбора урожая. В других регионах от него открещивались, но Горбачев взялся внедрять и действительно щеголял хорошими цифрами. Однако вскоре выяснилось, что скорость уборки объяснялась тем, что на район трудилась вся сельхозтехника края. При этом из-за стремления поскорее отрапортовать терялось от четверти до половины собранного хлеба. Горбачева пожурили, но рвение оценили.

Другой пример. Под строительство новой ирригационной системы Горбачев выбил астрономическую сумму в 525 миллионов рублей. В Кремль исправно уходили данные об освоении средств, подтверждаемые рекордными цифрами, но замалчивалось, что только один из 10 введенных в строй километров новых каналов имел надлежащие облицовку и гидроизоляцию. Естественно, потом приходилось проводить ремонты и реконструкции, тратить дополнительные средства, но наверх об этом не рапортовалось.

Такой же показухой оказались и наскоро возводимые межхозяйственные комплексы, имевшие аббревиатуру МХК — народ расшифровывал ее как «Михаил х… придумал».

70% процентов этих комплексов так и остались пустыми, поскольку при запуске их в эксплуатацию вскрылись бы многочисленные недоделки. Зато средства снова были освоены полностью.

Между тем Андропов и Кулаков периодически напоминали своим товарищам по Политбюро о Горбачеве как о молодом, энергичном, перспективном руководителе. Естественно, у противников указанного тандема (выступавшего отнюдь не сплоченно) это вызывало раздражение. К тому же 17 июля 1978 года после бурной ссоры с женой умер Федор Кулаков. И по Горбачеву решили ударить.

Ловушка для Чурбанова

Вероятно, с подачи представителей днепропетровского клана, проверить негативные сигналы на него отправился сам зять Брежнева и заместитель главы МВД Юрий Чурбанов. Оперативники подготовили для него серьезные материалы, и здесь уже от самого Чурбанова зависело, какое направление дать ходу расследования.

Однако, прибыв на Ставрополье, он угодил если не в «медовую», то, скажем так, в «застольную» ловушку. Хозяин Ставрополья зятю генсека понравился, и тот даже называл его своим другом.

На самого деле «трезвенник» Горбачев, когда надо, мог выпить, и выпить неплохо, но никогда не болтал лишнего. Чурбанов же не мог похвастаться аналогичными качествами и в ходе очередной совместной пьянки начал хвалиться, что тесть собирается сделать его… своим преемником. Такое желание генсек якобы озвучил на дне рождения зятя в присутствии Щелокова, а также начальника Генштаба Николая Огаркова и заместителя Андропова по КГБ Семена Цвигуна — все они были близки к «днепропетровцам».

Возможно, спьяну Леонид Ильич что-нибудь такое и сболтнул, но скорее в шутливом духе. Во всяком случае, с учетом раскладов в Политбюро и авторитета самого Чурбанова (который еще следовало надувать и надувать), претендовать на подобную роль он мог бы лет через 15-20 (Брежнев, напомним, умер в 1982-м).

Горбачев, конечно, понимал, что на него льется поток хлестаковщины, но решил пересказать все услышанное Андропову, продемонстрировав таким образом свою верность.

На следующий день он вылетел в Москву, а вернулся оттуда, по словам второго секретаря крайкома, довольным и «высокомерным до неприличия».

Андропов оценил лояльность Горбачева, тем более что он дал ему в руки сильный козырь против «днепропетровцев». Бесспорно, откровения Чурбанова были доведены до сведения тестя, которому они наверняка не понравились.

Во всяком случае, к зятю Леонид Ильич после этого резко охладел. Позиции же Андропова, напротив, усилились, поскольку генсек оценил его готовность не предавать эту историю огласке. Соответственно пошли вверх и акции выдвиженцев главного чекиста.

17 сентября 1978 года на станции Минеральные Воды, когда Брежнев ехал в Баку, в гости к еще одному протеже Андропова Гейдару Алиеву, состоялась так называемая встреча четырех генсеков — одного действующего и трех будущих: Юрия Андропова, Константина Черненко и Горбачева.

Произвести нужное впечатление у Горбачева получилось. И 27 ноября 1978 года на очередном пленуме он был избран секретарем ЦК КПСС, став в свои 47 лет самым молодым в партийном ареопаге.

В его биографии началась новая глава. И в истории страны, к сожалению, тоже.

Олег ПОКРОВСКИЙ

СТАВРОПОЛЬСКИЙ ОВЦЕВОД

Из хозяйственных «пиар-акций» Горбачева особо скандальной стала история с перегоном овец в Карачаево-Черкесию. Ставрополье тогда пострадало от сильной засухи, но климат кавказского региона оказался совершенно убийственным для овец тонкорунной породы. Поголовье сократилось на 1,5 миллиона, а Брежнев стал иронично называть Горбачева «овцеводом».

  Рубрика: Дворцовые тайны 67 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:48. Время генерации:0,240 сек. Потребление памяти:9.37 mb