Жить со страхом или без него?

Автор: Maks Ноя 11, 2021

Страх — далеко не самое приятное переживание, но в то же время необходимый компонент инстинкта самосохранения. Однако чрезмерный страх опасен и сам по себе, поскольку сосуды и психика человека могут не выдержать такого напряжения.

Чего боятся великие люди

Фобия — это преувеличенный и часто не имеющий основания страх перед определенными вещами или ситуациями. Всего насчитывается около тысячи разнообразных фобий, причем их количество все время растет. Так, например, совсем недавно появилась новая фобия — страх коронавируса. И уже несколько десятков лет существует киберфобия — патологическая боязнь электронной аппаратуры.

Встречаются и такие фобии, у которых, казалось бы, отсутствует материальная причина, их вызывающая. Например, человек боится инопланетян или динозавров. Добавим, что все фобии затрагивают исключительно эмоциональную сферу человека и доминируют над его разумом. Так, например, человек может искренне сознавать всю нелепость переживаемых навязчивых страхов, но поделать с собой ничего не может.

Показателем являются фобии у знаменитостей, которых никак нельзя отнести к глупцам. Так, к примеру, Петр I, несмотря на то, что в боях проявлял бесстрашие, панически боялся тараканов. Знаменитый монгольский завоеватель Чингисхан боялся собак. Альфред Хичкок, известный автор «ужастиков», боялся птичьих яиц и ни разу их не ел.

Однако чемпионом по числу фобий считается кинорежиссер Вуди Аллен, который не только боится почти всего, но и страшно гордится этим.

Патологическое бесстрашие

Кому-то может показаться, что абсолютное бесстрашие пошло бы человеку на пользу. В действительности полезным для человека окажется только устранение избыточных страхов и фобий. Так называемая болезнь Урбаха-Вите — это серьезная генетическая аномалия, в основе которой лежит отсутствие в головном мозге миндалевидного тела, отвечающего за эмоции и в первую очередь за чувство страха.

К счастью, эта болезнь встречается редко, и сегодня в мире насчитывается лишь около трехсот пациентов с этим недугом. Страдающие болезнью Урбаха-Вите могут быть или казаться адекватными людьми, пока не встречаются с реальной угрозой, которую они не чувствуют и не распознают. В результате они могут спокойно взять в руки раскаленный предмет или безбоязненно войти в клетку к разъяренному тигру. Патологическое бесстрашие сохраняется у этих людей до конца их жизни, и на него не влияет ни здравый смысл, ни жизненный опыт.

Этим болезнь Урбаха-Вите отличается от гипофобии — естественного психологического состояния человека, не имеющего жизненного опыта в отношении того, что следует считать опасным. Гипофобия — обычное явление у маленьких детей, но иногда она бывает и у взрослых. Вспомните классическую фразу из Илиады Гомера: «Бойтесь данайцев, дары приносящих». Если бы троянцы почувствовали опасность и сожгли коня, как им предлагали, — исход Троянской войны был бы совсем другим.

Кроме приобретенных у каждого из нас имеются и врожденные страхи. Это может быть боязнь незнакомой обстановки, резких звуков, а у маленьких детей — расставания с мамой. Правда, все эти состояния с течением времени значительно нивелируются, а то и совсем пропадают.

К числу приобретенных относятся и страхи, вызванные приемом психотропных препаратов, а также страхи, что появляются по бредовым мотивам, например, у больных белой горячкой. Страх также может быть искусственно наведенным либо преувеличенным с помощью внушения. Вспомните, как нерадивые матери пугают иногда своих непослушных детей «букой» или «мужиком с мешком».

Известны вещества и психологические приемы, подавляющие чувство страха. Наиболее характерен в этом отношении алкоголь, действие которого часто использовалось во время боевых действий практически во всех армиях мира. Не зря же говорят, что пьяному море по колено.

Предвестник боли

Страхи и фобии человекаСтрадание и боль — крайне безотрадное чувство психического либо физического неблагополучия. Страх в таком случае — это не столько сама беда, сколько ее предвестие. Такого рода стихийное эмоциональное реагирование позволяет быстро мобилизовать все свои ресурсы на борьбу с предстоящим злом. Однако чрезмерный страх, напротив, парализует либо приводит к панике. И только реализация самой угрозы и боль в результате нее делают неактуальным чувство самого страха, который как бы поглощается свершившимся несчастьем.

Известно также, что болевой порог медленно повышается с возрастом. Низкий болевой порог у ребенка является эволюционно оправданным, поскольку сильная боль немедленно закрепляет в сознании ее источник. Так, например, если ребенок по недосмотру вздумает поиграть пламенем свечи и обожжется, он испытает такую боль, что больше никогда не сделает этого. Понятно, что взрослому человеку, умудренному житейским опытом, уже не требуется так жестко напоминать об опасности, и боль, которую он испытает при ожоге, не будет столь же мучительной. Добавим также, что в медицине известен синдром Бельмондо, означающий тотальную нечувствительность к боли и отсутствие страха перед ней. К французскому актеру этот синдром не имеет никакого отношения. Да и сам Жан-Поль Бельмондо, вопреки тому, что в фильмах часто демонстрировал полное бесстрашие, презирая боль и опасность, болезнью Бельмондо не страдал.

В настоящее время на Земле существует сотни две людей с синдромом Бельмондо, у которых жизнь превращена в настоящий кошмар. Уже в детстве эти бедолаги получают неисчислимое количество травм, пока не запомнят ситуации, в которых можно получить увечье. Если же вопреки всем напастям, они доживают до зрелого возраста, им приходится не только сторониться всех мало-мальски опасных ситуаций, но и постоянно осматривать себя на предмет ранений или ожогов. Несмотря на то что у них нет страха боли, имеется осознаваемый страх получить повреждение, которое они не почувствуют.

«Я не трус, но я боюсь»

Эта фраза стала особенно популярной после выхода фильма «Бриллиантовая рука». Юрий Никулин этой фразой выразил противоречивые чувства страха и долга у своего персонажа. Страх — это биологическая и независимая от сознания эмоция, тогда как трусость — и смелость — черта характера и форма социального поведения, управляемая сознанием. Тем не менее не следует смешивать с этим страх или отсутствие страха, вызванное болезненным недугом. Пациенты с болезнью Урбаха-Вите и не знающие страха боли пациенты с синдромом Бельмондо — это не смельчаки, а больные, страдающие люди.

Изобретательность человека в использовании своих инстинктов и чувствительности для развлечений просто неистощима. В значительной степени это касается и инстинкта самосохранения в виде главного его эмоционального проявления перед лицом опасности — страха. В наши дни люди искусственно создают опасные ситуации либо отыскивают их в окружающем мире исключительно для того, чтобы испытать страх. Это является первой потребностью для людей, занятых рутинным канцелярским трудом, а также любой деятельностью, где царят однообразие и скука. Неудивительно, что такие люди чаще других предаются экстремальному досугу — виндсерфингу, прыжкам с парашютом или альпинизму, — что дает им хорошую встряску.

Аркадий ВЯТКИН
врач-психиатр

Загадки истории » История болезни » Жить со страхом или без него?

, ,   Рубрика: История болезни 57 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:35. Время генерации:0,190 сек. Потребление памяти:10.6 mb