«Ангел», ставший шпионом

Автор: Maks Фев 10, 2020

Поговорка «в тихом омуте черти водятся» как нельзя лучше подходит для характеристики мистера Энтони Бланта — родственника королевской семьи, профессора истории искусств, математика и шпиона, входившего в состав знаменитой Кембриджской пятерки.

Мотивы поступков Энтони Бланта и его отношение к СССР позволяют предполагать, что, сотрудничая с советской разведкой, он играл в какую-то свою игру, используя возможности иностранной спецслужбы в неких высших целях, так, как он их себе представлял. А когда нужда в этой игре отпала, он тут же ее прекратил.

На пути к главной ошибке

По праву рождения Энтони Фредерик Блант принадлежал к британской аристократии. Его мать была двоюродной сестрой графа Стрэтмора, дочь которого вышла замуж за герцога Йоркского.

Детство Тони провел во Франции, где служил его отец — викарий англиканской церкви, там же начал учиться, но 15 лет от роду вернулся на остров, чтобы продолжить образование в частной школе Мальборо вместе с отпрысками лучших семей королевства.

В ту пору он разрывался между двумя своими главными увлечениями — математикой и гуманитарными предметами. Поступив в Тринити-колледж Кембриджского университета со стипендией по математике, Блант совмещал занятия точными науками с изучением истории искусств, а также совершенствованием французского и немецкого языков,

В его судьбе многое решило присоединение к дискуссионному «Обществу Апостолов», членство в котором сохранялось и после окончания университета, но уже в статусе «ангела». Ставшие «ангелами» бывшие «апостолы» имели право посещать еженедельные собрания, продолжали сохранять в тайне все, что относилось к сообществу, и помогали собратьям всем, чем только могли.

В ту пору, когда одним из «апостолов» стал Блант, в ходе дискуссий часто звучала резкая критика консервативного общества с позиций марксизма, ставшего очень популярным в студенческой среде.

Немалую роль в желании революционных преобразований играло то, что «Общество Апостолов» культивировало ценности нетрадиционной сексуальной ориентации, а в Великобритании тогдашние законы рассматривали педерастию как уголовное преступление, за которое полагалось тюремное заключение, заменяемое добровольной химической кастрацией.

В 1935 году Энтони совершил вояж по Европе, посетив в том числе Италию и Германию, а потом в составе студенческой делегации побывал в СССР. Нельзя сказать, что он пришел в восторг от советских реалий, но фашизм и национал социализм для него были просто неприемлемы.

Ездивший с ним в СССР близкий друг и кембриджский «апостол» Гай Беджерс мнение которого было важно для Энтони, в 1939 году познакомил Бланта с советским разведчиком-нелегалол Арнольдом Дейчем, предложившим ему помочь в борьбе с общим врагом. Taк было мотивировано их сотрудничество.

На тот момент, когда Блант стал агентом советской разведки, муж его тетки уже три года был английским королем, а она соответственно королевой.

Слуга двух господ

Энтони БлантСоветские агенты использовал Энтони как «наводчика», указывавшее перспективные объекты вербовки. С его подачи «подписали» еще двух выходцев из «Общества Апостолов» — сын американского миллионера Майкла Страйта и Джона Кернкросса. Причем последний попал на службу в «святая святых» британских спецслужб — центр дешифровки в Блетчли-парк, где были собраны интеллектуалы разного профессионального профиля, успешно взламывавшие коды немцев и итальянцев, получая доступ к секретнейшим материалам противника.

Сам Блант, используя родственные связи и негласную поддержку «голубых ангелов», смог поступить на службу в контрразведку МИ-5, получив чин капитана. Его положение открывало перед ним большие возможности, чем он и пользовался весьма эффективно, поддерживая конспиративный контакт с советскими нелегалами. Правда, какие гонорары получил за это шпион, доподлинно неизвестно.

А сведения были весьма ценными. Блант сообщал о том, что приходило из Блетчли-парка. «Освещал» деятельность обосновавшегося в Лондоне после военного поражения Польши польского правительства в изгнании, которое воспринималось Москвой в качестве политического оппонента. Переправил в Москву список из 125 имен агентов и завербованных ими лиц, «засветил» всю организацию немецкого шпионажа в Швеции, выявленную МИ-5. Поставлял обзоры материалов, получаемых от английской агентуры из разных стран. В 1943 году известил о подготовке в Швейцарии переговоров с немцами о заключении мира, без участия СССР.

В финале войны Блант — уже в качестве советника короля Георга — выехал в американскую зону оккупации Германии, посетив замок Маргариты Гесской, приходившейся английскому королю кузиной. Затем отправился в Нидерланды, где вел переговоры с королевой Вильгельминой о неких «документах дома Виндзоров», изъятых им из голландских архивов. Высказывалось предположение, что Блант охотился за фрагментами переписки экс-короля Эдуарда, который, отрекшись в пользу брата, стал «простым герцогом Виндзорским».

Симпатии его светлости к руководству Третьего рейха и поддержка Муссолини вовсе не были тайной, из-за чего репутация герцога была такова, что его переписка с кем бы то ни было из канувших в небытие военных и политических деятелей влияния на актуальные политические процессы того времени иметь никак не могла. Меж тем успехи Бланта при исполнении этой миссии были вознаграждены Викторианским орденом от британской короны и орденом принца Нассау-Оранского от голландского королевского дома. За что именно он получил эти ордена, в точности неизвестно и ныне. Во всяком случае с советской разведкой делиться сведениями о сути этих поручений королевского дома Энтони Блант отказался.

Как тайное стало явным

О том, что Блант занимался шпионажем в пользу СССР, стало известно только в 1964 году, когда повинную голову принес завербованный им Страйт, а ФБР передало материалы британским коллегам. Уличенный неоспоримыми фактами, троюродный дядя правящей королевы Елизаветы, командор ордена Виктории и прочая и прочая в обмен на иммунитет от судебного преследования дал признательные показания. Он называл свое сотрудничество с разведкой СССР «самой большой ошибкой в жизни», но оправдывался тем, что помогал союзникам, сражавшимся против общего врага.

Тогда огласке эти признания не предали, но в ноябре 1979 года когда сведения о проделках Бланта стали появляться все чаще, просачиваясь из самых разных источников, премьер-министр Маргарет Тэтчер была вынуждена дать делу огласку на заседании Палаты общин, после чего королева лишила Энтони рыцарского звания и дворянства. Гораздо суровее с ним обошлось английское общество, подвергнувшее Бланта настоящему остракизму, напрочь отторгая того, кто еще недавно был уважаем и всюду принят.

Однажды он был освистан в кинотеатре. С ним прерывали знакомства. А его старый любовник Джон Гаскин, устыдившись их связи, предпринял попытку самоубийства. Возможно, такая реакция соотечественников на дела давно минувших дней стала причиной инфаркта, сразившего Бланта в 1983 году. А может быть, просто настало время отойти ему в иные пределы, держать ответ перед Тем, в Кого он, похоже, не верил.

Борис ВОСТЕР

Бежать отказался

В 1951 году, когда опасавшиеся ареста Гай Бёджерс и Дональд Маклейн сбежали в СССР, Бланту предложили последовать за ними, он отказался, заявив: «Я очень хорошо знаю, как живет ваш народ. Для меня подобная жизнь невыносима и немыслима». На этом его шпионская карьера оборвалась, но сам он жил еще долго и вполне счастливо. А вот Гай Бёджерс, так и не сумев прижиться на новом месте, запил от тоски и умер в 1963 году.



,   Рубрика: Специстория

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,552 сек. Потребление памяти:10.31 mb