Морское семейство

Автор: Maks Мар 24, 2022

Среди представителей старинного дворянского рода Сенявиных были и воеводы, и губернаторы. Но по-настоящему эту фамилию прославили моряки.

ПЯТЬ БРАТЬЕВ СЕНЯВИНЫХ

По фамильному преданию, Сенявины происходят от польских шляхтичей. В начале XVI века из Литвы в Московию выехал некий Алехна Сенява. Его единственный сын Иван носил уже преобразованную на русский манер фамилию Сенявин (встречалось и написание Синявин). В Смоленском наместничестве он получил вотчину, кроме того, во владение ему пожаловали несколько соседних деревень.

Первые Сенявины были людьми уважаемыми, всецело преданными своей новой родине. Особо следует выделить Матвея Федоровича Сенявина, который во время Смуты дважды побывал в литовском плену. В 1618 году он отличился при обороне Москвы от войск польского королевича Владислава, за что был пожалован вотчиной в Боровском уезде. Его потомки в основном также избирали военное поприще.

Двое представителей семейства сложили головы в боевых походах: Лев Григорьевич Сенявин погиб в 1656 году в кампании против поляков, Дементий Иванович был убит через 15 лет в бою с мятежниками Степана Разина.

В качестве воевод представители семейства в XVII веке отметились в Волоке Ламском, Тобольске, Кузнецке, Серпейске. Но гораздо ярче Сенявины проявили себя в следующем столетии. При Петре I из представителей семейства известность приобрели пятеро сыновей болховского воеводы Акима Ивановича Сенявина.

Старший из братьев — Ларион — в 1685 году был включен в отряд Федора Головина, посланный на Дальний Восток, чтобы установить после конфликта с китайцами границу по Амуру — желательно миром, но при необходимости с применением силы.

В 1689 году был заключен Нерчинский договор. Головин вернулся в Москву и вскоре стал канцлером, а Сенявин остался в Сибири, где и продолжал службу, перемещаясь из одного в города в другой. Где-то он воеводствовал, где-то занимался организацией новых заводов.

В 1721 году его, наконец, перевели в Европейскую Россию — сначала на незначительные должности в Смоленской губернии, а затем поставили управляющим Бахмутскими соляными заводами. Добыча соли резко увеличилась, так что она даже пошла на экспорт.

Уходя на покой, должность коменданта Бахмутской провинции Ларион Акимович сдал своему брату Федору, который до этого, кстати, служил в Петербурге под началом еще одного брата — Ульяна.

В КОМАНДЕ ПЕТРА ВЕЛИКОГО

Федор больших высот не достиг, а вот Ульян Акимович был деятелем более серьезного масштаба. Службу он начал в потешном Преображенском полку, а когда игры выросшего Петра I закончились и полк превратился в отборную воинскую часть, стал бомбардиром Особой роты.

В 1703 году русские войска взяли крепость Орешек. После этого Ульян Сенявин возглавил кораблестроительные работы на созданной неподалеку верфи. А в 1707 году его назначили обер-комиссаром созданной в Санкт-Петербурге Канцелярии городовых дел, осуществлявшей контроль за возведением городов и крепостей по всей стране. Ответственность немалая, но Ульян Акимович вполне оправдал доверие монарха. Именно под его руководством строились бастионы Петропавловской крепости и город-порт Кронштадт, причем ход работ Сенявин обсуждал лично с Петром I.

Ульян Акимович получил самые широкие полномочия. «Что хочешь делай, только побыстрее», — говорил ему царь. Но связь с нечистым на руку Александром Меншиковым стоила Сенявину карьеры. В 1729 году Ульяна Акимовича обвинили в перерасходе казенных материалов, истраченных на строительство дворца светлейшего князя.

Подследственному выставили счет на 1200 рублей. Он подал прошение с жалобой Петру II и был освобожден от уплаты этой колоссальной по тем временам суммы. Но вскоре после скандала Ульян Акимович отошел от дел и тихо скончался.

Четвертый из братьев — Иван Акимович, по прозвищу Меньшой, — также начал карьеру в потешном полку. В 1697 году его отправили для изучения морского дела в Амстердам, где он по собственному желанию поступил простым матросом на корабль голландского флота. Вернувшись в Россию, был произведен в боцманы. В 1702-1704 годах, как и Ульян Акимович, работал на судостроительных верфях, занимался оснасткой кораблей. Позже принимал активное участие в Северной войне и даже попал в плен к шведам. Освободившись, получил звание поручика.

Море, безусловно, было призванием Ивана Акимовича. Карьера шла в гору, по случаю Ништадтского мира со шведами его произвели в капитаны 1-го ранга. Потом назначили главным командиром Астраханского порта, где он намеревался провести преобразования, но преждевременная смерть 27 августа 1726 года не позволила планам осуществиться.

Его сыновья Иван и Николай также избрали военную карьеру. Причем младший — Николай Иванович Сенявин (1725-1796) — стал вице-адмиралом и главным командиром Кронштадтского порта, который когда-то построил его дядя Ульян.

ЭЗЕЛЬСКИЙ ПОБЕДИТЕЛЬ

Дальше всех в чинах продвинулся младший из пяти братьев Сенявиных — Наум Акимович. Он не учился за границей, а приобрел познания в военно-морском деле на русских судах. Участвовал во многих стычках со шведами и одно время сопровождал Петра I во всех поездках. Также Сенявин занимался закупкой кораблей на европейских верфях и доставкой их в Россию.

Но главным достижением Наума Акимовича стала одержанная в мае 1719 года победа у острова Эзель. К тому времени российский флот уже имел опыт побед над шведами, причем сражение при Гангуте в 1714 году было достаточно серьезным. Однако тогда русские моряки действовали на гребных судах, Сенявин же наглядно продемонстрировал, что они могут вполне успешно сражаться и под парусами.

Возглавляемый им отряд из шести кораблей атаковал три шведских военных судна и после часового боя заставил их сдаться. Петр I через один чин произвел Сенявина сразу в капитан-командоры. После Ништадтского мира Наум Акимович получил чин шаутбенахта (контр-адмирала). А ведь в это время высшие чины в русском флоте занимали сплошь иностранцы.

Наум Сенявин дослужился до вице-адмирала и командующего галерным флотом. В 1737 году, во время очередной войны с Турцией, стал начальником Днепровской флотилии, но совершить новых подвигов не успел, скончавшись во время эпидемии чумы.

Его сын — Алексей Наумович Сенявин (1722-1797) — начал службу во флоте сразу с чина мичмана. Этот аванс, полученный в знак уважения к заслугам отца, он с лихвой отработал. По поручению Екатерины II он занимался строительством на Дону нового типа судов, которые должны были нести службу в условиях мелководья и тесно взаимодействовать с сухопутными войсками. «Новоизобретенные корабли» оказались очень удобными в эксплуатации и сыграли существенную роль в войне с Турцией 1768-1774 годов. Сенявин, командовавший Донской и Азовской флотилиями, также добился существенных успехов и был произведен в адмиралы.

ТОВАРИЩИ МИНИСТРОВ

Сын Алексея Наумовича — Григорий Алексеевич Сенявин (1767-1831) — служил при своем отце флигель-адъютантом, потом набирался опыта в Англии. Вернувшись, принял командование фрегатом «Брячислав» и участвовал в сражении со шведами при Гогланде (1788). Командуя другим крупным фрегатом — «Победославом», — он отличился и в других важнейших сражениях той русско-шведской войны — Эландском, Красногорском, Выборгском.

Уже после выхода в отставку Григорий Алексеевич был награжден орденом Св. Георгия 4-й степени. Но его сыновья уже не пошли по военно-морской линии.

Иван Григорьевич Сенявин (1801-1851) служил в гвардии, принял участие в войне против турок 1828-1829 годов. По завершении боевых действий перешел на гражданскую службу. Был новгородским, а затем московским губернатором. Затем занял пост товарища (заместителя) министра внутренних дел и оставался на нем до самой своей кончины.

Кстати, эта кончина оказалась не слишком славной — Иван Григорьевич покончил с собой. На роковой шаг его толкнули долги, наделанные при организации различных коммерческих предприятий.

В браке с баронессой Александрой Васильевной д’Огер у него родилось три сына и четыре дочери, не оставивших, впрочем, особого следа в истории.

Брат Ивана Григорьевича — Лев Григорьевич Сенявин (1805-1862) — также выбрал административную карьеру. В 1817 году вступил в службу Министерства финансов, но вскоре перевелся в Азиатский департамент Министерства иностранных дел, где с 1841 года занимал должность директора. Дослужился до чина тайного советника и должности товарища министра иностранных дел, а одно время даже временно управлял министерством.

После кончины Николая I и начала «эпохи великих реформ» Лев Сенявин вышел в отставку. Женат не был и наследников не оставил.

Вернемся к адмиралу Алексею Наумовичу Сенявину. Помимо сына Григория у него было четыре дочери.

Младшая — Анна (1763-1820) — осталась бездетной и ничем особо не отметилась. Старшая — Анастасия — вышла замуж за Василия Нелидова и родила дочь Марию, которая стала супругой Владимира Адлерберга, занимавшего пост министра императорского двора при Николае I и Александре II.

Третья сестра — Мария (1762-1822) была супругой директора императорских театров Алексея Нарышкина, известного светского льва, бонвивана и остроумца.

Еще одна дочь адмирала — Екатерина (1761-1784) — поступила во фрейлины и стала любимицей Екатерины II. Затем она вышла замуж за дипломата Семена Воронцова. Увы, Екатерина Сенявина умерла очень рано, в 23 года, в Венеции от чахотки. Ее сын Михаил Воронцов впоследствии был наместником в Новороссии и на Кавказе. Он пользовался огромной популярностью у современников, ценивших его за широкий кругозор, выдающиеся административные способности и просвещенность.

Сестра Михаила Воронцова — Екатерина — вышла замуж за английского аристократа лорда Джорджа Херберта и сделалась хозяйкой известного светского салона.

НА НОЖАХ С УШАКОВЫМ

В общем, не слишком знатная семья Сенявиных породнилась со сливками аристократии, причем не только российской. Но прославили семейство все-таки моряки. О самом известном из них — Дмитрии Николаевиче Сенявине (1763-1831) — мы и поговорим поподробнее.

Дмитрий Николаевич СинявинИз пяти братьев Сенявиных (Ларион, Ульян, Федор, Иван, Наум) самым незначительным был Федор. Его сын — Николай Федорович — в молодости служил флигель-адъютантом у своего двоюродного брата Алексея Наумовича Сенявина.

Выйдя в отставку в чине премьер-майора, Николай Федорович обратился к более влиятельном родичу с просьбой посоветовать, куда бы пристроить своего сына Дмитрия. Кузен посоветовал Морской кадетский корпус, пообещав, надо полагать, и свое покровительство.

Таким образом, будущий адмирал Дмитрий Сенявин поступил в корпус по блату и поначалу учился плохо. Так плохо, что его постоянно пороли. Но Алексей Наумович Сенявин устроил юному родственнику страшный нагоняй, и тот взялся за ум, выйдя в число лучших кадетов.

Получив звание мичмана, Дмитрий Николаевич в 1781-1782 годах участвовал в дальних плаваниях, побывал в Португалии и Бразилии. Продолжил службу в Азовской флотилии. Став лейтенантом, поступил под командование контр-адмирала Фомы Макензи, который считается основателем Севастополя. Затем Сенявин оказался в свите Григория Потемкина — наместника Новороссии.

В 1787 году началась русской-турецкая война. Сенявину повезло: его отправили доложить Екатерине II о взятии Очакова. Гонец, принесший эту счастливую весть, получил золотую табакерку, усыпанную бриллиантами.

Кроме того, Дмитрий Николаевич отличился в битве при Фидониси, выигранной благодаря Федору Ушакову. Однако отношения двух талантливых флотоводцев складывались очень непросто. Ушаков был начальником, а Сенявин — подчиненным. Но должного почтения он не испытывал. Из-за конфликта с Ушаковым Сенявин однажды даже оказался под арестом. Выпустили его только после того, как он принес командиру извинения. Ушаков, впрочем, Сенявину не мстил, а напротив, продвигал его по службе.

В 1799 году они вместе громили французов на Ионических островах. По возвращении на родину Сенявин командовал флотом в Ревеле (Таллине). А когда в 1805 году началась новая война с Наполеоном, Дмитрий Николаевич возглавил посланную в Средиземное море эскадру.

ОПАЛЬНЫЙ ГЕРОЙ

В 1806 году комбинированными ударами флота и высаживаемых с кораблей десантов он очистил от французов значительную часть Далмации, включая нынешнее черногорское побережье в районе Бокка-ди-Каттаро.

Из-за начавшейся войны с Османской империей флот перешел к берегам Малой Азии и Греции, где Сенявин одержал две самых крупных свою победы — в Дарданеллах и при Афоне. Однако летом 1807 годе эскадра была отозвана на Балтику, поскольку Наполеон заключивший с Александром I мир в Тильзите, пообещал также приложить усилия к окончанию русско-турецкой войны.

Карьеру Дмитрия Николаевича погубил так называемый «лиссабонский инцидент». Сенявин повел корабли в Балтийское море. Эскадра пришла в Лиссабон, и здесь русский флотоводец попал в очень щекотливое положение. Город был взят французами, но блокирован с моря англичанами (между ними продолжалась война).

От моряка Сенявина теперь требовалось дипломатическое искусство, чтобы спасти русскую эскадру, оказавшуюся между двух огней. Дмитрий Николаевич получил приказ: корабли ни в коем случае не должны достаться англичанам.

Тем временем французов выбили из Лиссабона. Сенявин заключил с британцами соглашение: эскадра временно направляется в Англию. Это вызвало недовольство Александра I. Вернувшийся в Россию Сенявин попал в опалу. Его отправили командовать Ревельским портом.

В 1812 году Дмитрий Николаевич просил, чтобы ему доверили проведение какой-нибудь боевой операции. Вместо этого его послали в бессмысленное плаванье к берегам Англии. Через год Дмитрия Николаевича вообще отправили в отставку.

Николай I вернул Сенявина на службу, назначив командующим Балтийским флотом и произведя в адмиралы. Это стало, пусть и запоздалым, но все же признанием заслуг одного из величайших российских флотоводцев.

Ксения МИТЮРИНА

  Рубрика: Династии 198 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:44. Время генерации:0,206 сек. Потребление памяти:9.05 mb