Раевские: всегда на линии огня

Автор: Maks Дек 1, 2021

Семейство Раевских не относилось к высшей аристократии. Его представители редко занимали высокие посты на государственной службе. Однако в XIX веке эта фамилия была известна всей России.

СМОЛЕНСКИЕ ШЛЯХТИЧИ

Подобно многим другим незнатным дворянским семействам, Раевские вели генеалогию от православных шляхтичей, переселявшихся в Московское царство из великого княжества Литовского.

В 1526 году на службу к Василию III прибыл князь Федор Мстиславский, в свите которого состоял шляхтич Иван Раевский. Сам князь имел права на удельное княжество, являвшееся частью Смоленских земель, которые литовцы подгребли под себя. И в смоленских корнях Раевских можно узреть нечто символическое: в 1812 году именно под Смоленском семейство обрело всероссийскую славу.

Потомки шляхтича закрепились при московском дворе, хотя выше стольника не поднимались. Фамилия Раевских встречается в дворянских Разрядных книгах Калужской, Таврической, Петербургской, Пензенской, Тамбовской, Тульской и Воронежской губерний.

Понятно, что речь идет о ветвях одного древа, но большинство этих ветвей особыми знаменитостями похвастать не могут. Поэтому поговорим лишь об одной — самой славной — ветви Раевских.

Здесь все начинается со стольника Артемия Ивановича Раевского, имевшего в браке с Евдокией Хрущовой двоих сыновей — Ивана и Семена. Оба они дослужились до полковничьего звания.

Семен (1689-1759) еще молодым офицером участвовал в Полтавском сражении и, как и отец, имел двоих сыновей. Их звали Дмитрий (1725-1758) и Николай (1741-1771). Оба пали на поле брани.

Дмитрий погиб в бою с пруссаками на территории Восточной Пруссии. Николай же с той войны вернулся и женился на Екатерине Николаевне Самойловой. Она приходилось племянницей гвардейцу Григорию Потемкину, который тогда еще не вошел в силу. Но когда войдет, он позаботится и о племяннице, и обо всех ее родственниках.

ЩИТ И МЕЧ РОССИИ

Супруга подарила Николаю Семеновичу сына Александра. Когда в 1771 году муж отправился воевать с турками, она снова ждала ребенка. Супруг с войны не вернулся — погиб при взятии крепости Журжа. И появившегося на свет мальчика в честь отца назвали Николаем.

Александра Николаевича и Николая Николаевича Раевских как родственников Потемкина пристроили в гвардию. В 1787 году оба они отправились на очередную войну с османами. Старший брат Александр (1769-1790), дослужившийся к 20 годам до подполковника, погиб при штурме Измаила, повторив судьбу своего отца, тоже павшего от турецкой пули.

Естественно, общее сочувственное внимание обратилось на младшего брата — Николая (1771-1829), который действительно не посрамил фамилии. После турок он воевал с поляками и персами, но настоящую славу стяжал в сражениях против французов. Именно про него Наполеон говорил, что из такого материала делаются маршалы.

Как командующий 7-м пехотным корпусом Николай Николаевич Раевский блестяще проявил себя во всех важнейших сражениях 1812 года — от боев за Смоленск до битвы у Красного. При Бородине самые ожесточенные схватки разыгрались на защищаемой его подчиненными «батарее Раевского».

Николай Николаевич РаевскийВ Заграничных походах Николай Николаевич командовал Гренадерским корпусом, который по престижности уступал только гвардии. В «Битве народов» под Лейпцигом Раевский получил тяжелое ранение в грудь, но поле брани не покинул. Закончил войну генералом от кавалерии и кавалером трех степеней ордена Св. Георгия. Продлись война еще годик — быть бы ему фельдмаршалом и полным георгиевским кавалером. Но в мирной жизни такие заслуженные вояки оказались не в чести. И Николая Николаевича отправили служить подальше от столиц, в считавшийся провинцией Киев.

В 1824 году Раевский подал в отставку, а беды, постигшие близких, окончательно его подкосили. Через пять лет он скончался. На его могиле в фамильной усыпальнице в селе Разумовка (территория современной Украины) выбита надпись:

Он был в Смоленске щит,
В Париже меч России.

В мирное время ни щит, ни меч России оказались не нужны.

ЗА СУПРУГОМ — В СИБИРЬ

Жена прославленного генерала — Софья Алексеевна Константинова — была дочкой библиотекаря Екатерины II Алексея Константинова (грека по национальности) и внучкой самого Михаила Ломоносова. Супругу она родила восьмерых детей, из которых, правда, двое умерли в младенчестве.

В 1820 году Александр Пушкин сопровождал семью Раевских в поездке на Минеральные Воды, обращая особое внимание на барышень. Младшая — 14-летняя Софья — поэта, кажется, не заинтересовала, а вот за тремя остальными — Екатериной, Марией и Еленой — он ухаживал.

Екатерина (1797-1885) родилась «под стенами Дербента», когда ее мать сопровождала своего супруга в походе на персов. Екатерина Раевская откликнулась на флирт Пушкина. По мнению некоторых исследователей, в его «донжуанском списке» она фигурирует как Екатерина Третья.

Вернувшись из Минеральных Вод, Екатерина вышла замуж за генерала Михаила Орлова, на чью 16-ю пехотную дивизию декабристы очень рассчитывали. Эти планы не осуществились, но Орлова арестовали за связь с заговорщиками и не наказали только благодаря заступничеству его брата Алексея Орлова, любимца Николая I. Правда, из армии Михаила Орлова все же изгнали и посоветовали поселиться подальше от двора.

Екатерину Николаевну за властный характер прозвали Марфой Посадницей. Овдовев, она занималась детьми и внуками. Ее сын Николай был женат на внучке новороссийского наместника Николая Репнина-Волконского. Дочь Анна вышла замуж за генерала Владимира Яшвиля.

Умерла Екатерина Николаевна в Царском Селе незадолго до своего 90-летия.

Другая дочь бородинского героя — Мария (1804-1863) — произвела на Пушкина самое сильное впечатление, но замуж вышла за князя Сергея Волконского.

Супруга арестовали по делу декабристов и сослали на каторгу. Мария, оставив полугодовалого сына, отправилась за ним вслед, за что была увековечена Некрасовым в поэме «Русские женщины» и режиссером Мотылем в фильме «Звезда пленительного счастья».

В ссылке Волконской приписывали роман с другим декабристом — Александром Поджио. Считалось, что именно он был настоящим отцом ее сына и дочери. Из ссылки супруги Волконские уехали по отдельности, хотя в Москве в 1856 году воссоединились.

Много нервов у Марии Николаевны отняло противодействие браку дочери Елены с чиновником Дмитрием Молчановым, которого она считала человеком беспутным. Брак все же состоялся, а когда зятя разбил паралич, она трогательно за ним ухаживала.

Смерть зятя, а затем и внука Александра окончательно добили Марию Николаевну. За ней самой в последние дни ухаживали дочь и Поджио. Дочь впоследствии еще дважды была замужем, а сын Михаил дослужился до заместителя министра народного просвещения.

Еще две дочери генерала Раевского — Елена (1803-1852) и Софья (1806-1881) — были фрейлинами императорского двора, но замуж не вышли и детей не оставили.

ОСНОВАТЕЛЬ НОВОРОССИЙСКА

Летом 1812 года г, по всей России ходили рассказы, как в битве при Салтановке генерал Раевский, чтобы поддержать дух солдат, вышел на линию огня вместе с двумя своими сыновьями — 16-летним Александром и 11-летним Николаем.

Сам генерал, видимо, опасаясь получить нагоняй от жены, говорил, что ничего подобного не было. Мол, Александр просто сопровождал его в качестве адъютанта, а Николай и вовсе собирал в лесу ягоды. Что там происходило на самом деле — сказать сложно, но уже с юности сыновья Раевского оказались окружены героико-романтическим ореолом.

Александр (1795-1868) пытался поддерживать этот ореол особенно усердно, а поскольку героики в мирной жизни не хватало, решил сделать ставку на романтику. Выбранный им образ циника и «рокового мужчины» производил большое впечатление на современников. Считается, что именно с него писал своего «Демона» Пушкин. Женщин Раевский, конечно, тоже впечатлял.

В начале 1820-х годов Александр Николаевич приударял за красавицей Елизаветой Воронцовой (урожденной Браницкой) — женой наместника Новороссии Михаила Воронцова. Она отвечала ему взаимностью, а для маскировки флиртовала с другим подчиненным супруга — влюблявшимся во всех подряд Пушкиным. В результате поэт навлек на себя гнев Воронцова и оказался в Михайловском.

Александра Раевского вскоре арестовали по делу декабристов, но оправдали и, дав чин камергера, назначили адъютантом к Воронцову. Страсть к жене начальника вспыхнула в нем с новой силой, и очень быстро он вылетел в отставку.

Забыв про имидж светского льва, Александр Николаевич занялся хозяйственными вопросами, навел жесткую экономию, вытянул имение Раевских из долгов и сделал его прибыльным.

В 1834 году, решив, наконец, завести семью, он женился на Екатерине Киндяковой и поселился в Москве. Однако супруга вскоре скончалась, оставив мужу трехнедельную дочь Александру. Отец в ней души не чаял, вырастил, выдал замуж за графа Ивана Ностица, но в 1863 году она (как и мать) умерла после родов. Безутешный отец пережил ее на пять лет. Все, что ему оставалось, — помогать родственникам, для которых он действительно многое сделал.

Удачнее сложилась судьба его брата Николая (1801 -1843) — того самого, который собирал под Салтановкой ягоды. С Пушкиным он познакомился и подружился, когда поэт был еще лицеистом. Подобно брату, Николай Раевский тоже оказался под арестом после восстания декабристов. И тоже был оправдан, причем извинения ему приносил сам император.

Николая назначили командовать тем самым Нижегородским драгунским полком, которым во время Дербентского похода командовал его отец. Сын не посрамил репутацию родителя.

Нижегородцы отлично проявили себя во всех важнейших сражениях Русско-персидской войны 1826-1828 годов и последовавшей почти сразу за ней войны с Турцией. В 28 лет Раевский стал генерал-майором и, продолжив службу на Кавказе, занялся созданием цепи укреплений вдоль Черноморского побережья. Из основанных им населенных пунктов особая слава выпала Новороссийску, где Николай Раевский и сегодня почитается как отец-основатель.

В 1841 году Раевский вышел в отставку. Двумя годами ранее он женился на фрейлине Анне Бороздиной, дочери заслуженного боевого генерала. В браке и семейной жизни был вполне счастлив, но скончался молодым, всего в 42 года, от рожистого воспаления.

ШАЛЬНАЯ ПУЛЯ

У основателя Новороссийска Николая Николаевича Раевского было два сына, и старшего тоже окрестили популярным в семействе именем Николай.

Овдовевшая мать сделала все, чтобы обеспечить отпрыскам счастливое будущее.

В детстве часто возила их за границу, а в России отдала на воспитание лучшим педагогам, в числе которых оказался и знаменитый историк Тимофей Грановский.

Впрочем, Грановский был лидером западников, а Николай Раевский (1839-1876) в Московском университете сблизился со славянофильским кружком Ивана Аксакова и на всю жизнь остался славянофилом. Однако с фамилией Раевский податься в науку или в общественную деятельность было бы странно, и он стал лейб-гусаром. Товарищи его уважали, начальство ценило, иначе бы в сравнительно молодом возрасте его не назначали четыре раза подряд временным командиром лейб-эскадрона его величества и не выбирали председателем полкового суда.

Но Раевскому блестящая жизнь гвардейца казалась скучной, и он добровольцем отправился в Среднюю Азию. Сражался храбро, получал награды, а попутно изучал край и писал труды по перспективам его экономического развития.

Чтобы показать, как надо хозяйствовать, Раевский в своих собственных крымских имениях организовал образцовое винодельческое хозяйство, а в Туркестане устраивал хлопковые и рисовые плантации, виноградники, шелкомотальни. Но бюрократическую стену эти проекты не пробивали.

Раевский снова увлекся славянофильством, а когда грянула сербско-турецкая война, вышел в отставку и отправился на Балканы. Сербской армией командовал другой русский волонтер и начальник Раевского по среднеазиатским походам — Михаил Черняев. Старому знакомому он тут же доверил отдельный отряд, который в битве при Алексинаце разбил правый фланг турок. Однако затем началась полоса неудач, и в бою 20 августа 1876 года Раевский пал от шальной пули. В Белграде его отпевали в присутствии сербского князя Милана, всех сербских министров и русского консула.

Учитывая, что Раевский пользовался успехом у женщин, ему приписывали любовные романы, один из которых мог вдохновить Льва Толстого на создание «Анны Карениной». Вронский ведь тоже уехал на Балканы, откуда, как можно предположить, не вернулся.

Многие сельскохозяйственные проекты Николая Раевского были доведены до конца его братом Михаилом (1841-1893), который тоже служил в лейб-гусарах, а за участие в Русско-турецкой войне получил золотое оружие «За храбрость».

Перейдя на штатскую службу, он служил в министерстве государственных имуществ, был президентом Императорского общества садоводства и обустроил имение Карасан, ставшее одной из жемчужин южного берега Крыма.

Женат он был на княжне Марии Гагариной, а из десятерых родившихся у них детей особо стоит выделить сына Петра и дочь Ирину.

РОДНЯ РОМАНОВЫХ И ГАБСБУРГОВ

Петр Михайлович (1883-1970) учился в Царском Селе, а потом, как отец и дядя, служил в лейб-гусарах.

Разобрав семейные документы, он опубликовал пятитомный «Архив Раевских», ставший настоящим подарком для историков. Участвовал в Первой мировой, а затем и в Гражданской войне, разумеется, на стороне белых. Эмигрировав во Францию, занимался исследованиями по истории российского дворянства. Умер в 1970-м — в том же году, что и Керенский. В Советском Союзе тогда отмечалось 100-летие Ленина.

Его сестра Ирина (1892-1955) первым браком была замужем за графом Александром Михайловичем Толстым. Осенью 1918 года супруг умер в Крыму, а вдова с двумя детьми отправилась в эмиграцию. В Германии она вышла замуж за другого эмигранта, хотя и не совсем русского, а скорее, русского немца.

Георг Александр Мекленбургский принадлежал к родственному Романовым Мекленбург-Стрелицкому герцогскому семейству. Но, поскольку брак его родителей Николай II объявил морганатическим, официально он именовался графом Карловым (этот титул ему дали немецкие родственники). В эмиграции Георг Александр стал официальным главой Мекленбург-Стрелецкого дома, хотя этот статус уже ничего не значил ни в России, ни в Германии.

Из-за русской жены и приверженности к католицизму нацисты не доверяли герцогу, а в конце войны даже отправили его в концлагерь, из которого он сумел выбраться. Ирина Михайловна стала ему надежной опорой, и до ее кончины они жили вполне счастливо (если не считать внешних невзгод). В браке родились четверо детей, включая следующего главу Мекленбург-Стрелицкого дома, носившего то же имя, что и отец.

После кончины супруги Георг Александр нашел себе новую спутницу жизни — эрцгерцогиню Шарлотту Австрийскую, дочь последнего австрийского императора Карла I. Так что, пускай и не по крови, но с Габсбургами Раевские тоже породнились.

Дмитрий МИТЮРИН

Загадки истории » Династии » Раевские: всегда на линии огня

,   Рубрика: Династии 80 раз просмотрели

Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:35. Время генерации:0,195 сек. Потребление памяти:9.64 mb