Как рухнула «стража на Рейне»

Автор: Maks Мар 2, 2022

Операция со странным названием «Подлинное» («Веритэбл») стала последним наступлением западных союзников против Германии, потребовавшим от них серьезных боевых усилий.

Поскольку основная борьба разыгрывалась в междуречье Мааса и Рейна, элементы водной инфраструктуры — мосты и шлюзы — самым непосредственным образом повлияли на исход битвы.

Передышка после Арденн

Окончательно план будущего наступления командующий англо-американскими войсками в Европе генерал Дуайт Эйзенхауэр (по прозвищу Айк) согласовал к середине января 1945 года.

Начатая Красной армией Висло-Одерская операция развивалась настолько успешно, что Гитлеру пришлось срочно свертывать нагнавшее такого страха на союзников наступление в Арденнах.

Айк, впрочем, не собирался радоваться, сидя на месте, тем паче что, будучи хорошим стратегом, он уловил преимущества сложившейся ситуации. Вермахт на Западном фронте в ходе Арденнского наступления действительно выдохся, а теперь еще должен был перекинуть часть своих сил для отражения советского натиска. И Айк выбрал самый логичный в данной ситуации вариант — самому перейти в наступление, но не в Арденнах, а севернее — в бассейне Мааса (примерно по линии бывшей голландско-немецкой и частично бельгийско-немецкой границы).

Конечная цель заключалась в том, чтобы выйти к Рейну, который Наполеон называл естественной границей Франции на востоке. Немцы с этим не соглашались, но считали реку своего рода оборонительным рубежом, что отразилось в песне эпохи Наполеоновских войн «Стража на Рейне». В гитлеровской Германии эта песня была популярна, а к 1945-му еще и обрела дополнительную актуальность.

Звучит присяга, плещет вал,
Знамена ветер полоскал:
На Рейн, на Рейн, готов любой
Немецкий Рейн закрыть собой!

Выбранная Айком схема наступления во многом повторяла методы подзабытого уже самими немцами блицкрига, когда ударные группировки прорывали вражескую оборону и, действуя по сходящимся направлениям, захватывали в котел крупные силы противника.

В данном случае этим группировкам не требовалось даже смыкать «клещи» — достаточно было прижать противника к Рейну, чтобы он испытал на себе все прелести окружения.

Блицкриг Айка и Монти

Удар с севера на юго-восток от Арнема предстояло нанести 1-й канадской армии Грэхэма Крирара. Удар с юга на северо-восток — от Венло — возлагался на 9-ю американскую армию Уильяма Симпсона. Вместе они входили в 21-ю группу армий британского фельдмаршала Бернарда Монтгомери (Монти), причем между ними находилась еще и 2-я британская армия Майкла Демпси, задача которой заключалась в том, чтобы активно мешать немцам проводить перегруппировки.

Союзникам здесь противостояла группа армий «Н» Йоханнеса Бласковица из 25-й полевой и 1-й парашютной армий. Такое диво, как «парашютная армия», было сформировано весной 1944 года на базе частей люфтваффе и вместо эффектных парашютно-десантных операций использовалось как обычная пехота.

Готовясь к «Подлинному», Монти как обычно доводил Айка до белого каления своими непомерными требованиями по части снабжения и подготовки резервов. Но, в общем, располагая примерно трехкратным превосходством над противником, в будущее британский фельдмаршал смотрел довольно уверенно. Эйзенхауэр же смотрел на вещи еще и шире и понимал, что в случае успеха наступления союзников Бласковиц будет взывать о помощи к своему южному соседу — командующему прикрывавшей Саар группой армий «В» Вальтеру Моделю. В германских верхах у Моделя было лестное прозвище «пожарник фюрера», и к тому же вверенная ему группировка состояла аж из четырех армий — 7-й и 15-й полевых, 5-й танковой и 6-й танковой армии СС, которой командовал любимец фюрера Йозеф («Зепп») Дитрих. И чтобы Модель не дергался, в помощь Бласковицу Айк мог сделать только одно — ударить 12-й американской группой армий Омара Брэдли (в составе 1-й, 3-й и 15-й армий).

Как будут развертываться события на этом участке, предсказать было сложно, но Айка вполне устроило бы и простое сковывание Моделя. Ведь в случае успешного наступления 21-й группы Монти, выйдя к Рейну, навис бы над неприятелем, и тогда самым разумным решением Моделя стала бы добровольная эвакуация всех немецких войск на восточный берег.

С другой стороны, было очевидно, что по соображениям политическим Гитлер бы подобное решение не одобрил, а значит, обрек бы значительную часть своих войск на уничтожение. Что ж, Айка такой вариант тоже устраивал.

Но прежде всего следовало разобраться с оставшимся от предыдущих операций «Кольмарским мешком» в Эльзасе, причем здесь в первом эшелоне выпустили недавно вернувшихся в лоно антигитлеровской коалиции французов.

Из мемуаров Эйзенхауэра «Крестовый поход в Европу»: «Наличие этого немецкого аппендикса на важном участке нашего фронта все время раздражало меня, и я решил, что его нужно ликвидировать без промедления. Французская 1-я армия начала наступление 20 января, но в условиях скверной погоды не добилась особого успеха. Кольмарскую группировку окружали два французских корпуса, но, решив раз и навсегда избавиться от этой занозы, я выделил дополнительные силы… Американский корпус и два французских корпуса атаковали одновременно. Немецкая оборона быстро развалилась. Кольмарская группировка сдалась 3 февраля, а к 9 февраля те из немцев, которые остались в живых в этом районе, были изгнаны за Рейн. В этой операции потери противника в живой силе составили более 22 тысяч человек, большие потери он понес и в боевой технике».

Итак, аппендикс ликвидировали, после чего задача 6-й группы армий союзников сводилась к тому, чтобы сковывать вражескую группу армий «Г» в Эльзасе и Лотарингии.

Когда Эйзенхауэр надел каску

Теперь на авансцену вышли армии Крирара и Симпсона, которые 8 февраля рванули вперед по сходящимся направлениям.

Наступлению предшествовали традиционные бомбовые удары, которым немцы ничего, в сущности, не могли противопоставить. В силу подавляющего численного превосходства англо-американцев, впечатлить их могли только реактивные самолеты люфтваффе, количество каковых (реально участвовавших в боях) не превышало сотни. Бомбы союзников нанесли серьезный ущерб германским мостам и паромным переправам. Досталось и немецкому переднему краю, так что четыре канадские дивизии как нож сквозь масло прошли через позиции единственной немецкой дивизии, защищавшей подступы к лесу Рейхсвальд.

Однако в самом лесу канадцы застряли. Предыдущую пару недель шел снег, а затем грянула оттепель. И здесь выяснилось, что не только в «дикой» России, но и в «цивилизованной» Германии дороги в период распутицы могут превращаться в непролазные топи. Некоторые участки местности удавалось преодолевать лишь танкам-амфибиям. Да еще к месту событий пешком прибыли немецкие парашютисты. В общем, продвижение канадцев по шоссе Геннеп-Гох напоминало прогрызание.

Помочь могло все никак не начинавшееся наступление Симпсона. Эйзенхауэр утверждает, что Монти происходящее даже радовало, поскольку тот понимал — когда янки, наконец, ударят, отвлекшимся на канадцев немцам мало не покажется. Впрочем, скорее можно предположить, что Монти сильно ругался.

Причина задержки Симпсона имела вполне уважительный характер. Фронт наступления ему перекрывала река Рур, а расположенные на ней дамбы находились в руках-немцев.

Из мемуаров Эйзенхауэра: «Брэдли приказал Ходжесу силами 1-й армии как можно быстрее овладеть этими дамбами. 4 февраля 5-й корпус 1-й армии перешел в наступление. На шестой день после упорных боев дамбы были захвачены. Но даже и тогда наши трудности с дамбами не закончились, так как немцы заблокировали шлюзы в таком положении, чтобы выливавшаяся из резервуаров вода в течение нескольких дней поддерживала паводковый уровень воды в реке».

Согласно германскому генералу Курту фон Типпельскирху, ситуация обстояла несколько по-другому. Начавшееся еще 5 февраля (то есть до главного наступления) движение американцев в сторону дамб немцев насторожило. И они решили проблему радикально, открыв Урфтскую плотину, через которую осуществлялось регулирование уровня воды в реке Рур. И тут американцы уперлись в широкую водную гладь, преодолеть которую имевшимися в наличии плавающими средствами, да еще под огнем неприятеля, было невозможно. Пришлось, что называется, ждать у моря погоды — пока уровень воды не спадет в силу климатических факторов.

Начать наступление американцам удалось только 23 февраля, что стало своего рода подарком советским союзникам ко дню Красной армии. Форсировав реку Рур и захватив плацдарм на восточном берегу, войска Симпсона через два дня расширили его до 16 км в глубину и 32 км по фронту.

Менхенглайдбах стал первым захваченным американцами крупным немецким городом. Из воспоминаний Эйзенхауэра: «Когда я и Симпсон въезжали в город вскоре после его захвата, я впервые увидел реактивный самолет. Это был немецкий истребитель, летевший на очень большой высоте. Все зенитные орудия, какие имелись поблизости, открыли по нему интенсивный огонь, и очень скоро вокруг нас начали падать осколки разорвавшихся снарядов. Впервые за всю войну здесь я надел стальную каску».

«Совершенно непредвиденный успех»

Мост Людендорфа через Рейн. 1945 годОстановить янки пыталась все та же 1-я парашютная армия, которая 26 февраля получила еще один удар от канадцев в районе юго-восточнее Клеве. Монти всадил сюда своего рода танковый клин и вбивал его все глубже, чем сильно помогал действовавшим у Венло американцам. Наконец, 3 марта передовые отряды двигавшихся по сходящимся направлениям союзных армий соединились в районе Гельдерна.

Из книги Типпельскирха: «Гитлер не разрешил своим войскам отойти с левого берега Рейна на том основании, что тогда транспорты с углем из Рура не смогут больше по реке Липпе выходить в канал Дортмунд-Эмс. Он приказал 1-й парашютно-десантной армии захватить плацдарм на участке Крефельд, Везель и во что бы то ни стало удержать его. Против отхода на восточный берег Рейна были приняты драконовские меры. Ни один солдат, ни одна машина или повозка, ни одно орудие не имели права без разрешения штаба армии переправляться через реку в тыл. Благодаря ходатайству генерал-полковника Бласковица удалось, наконец, смягчить этот бессмысленный приказ и получить разрешение переправлять через реку требующую ремонта боевую технику, непригодный к использованию транспорт, раненых и больных».

Разумеется, положение окруженной 1-й парашютной армии все это никак не облегчило. В ночь на 10 марта остатки ее разбитых дивизий смогли переправиться через Рейн, взорвав за собой мост в районе Везеля.

Айк характеризовал упрямство противника как «глупое» и, в общем, был прав, поскольку за всеми этими упорными боями немецкое командование упустило момент, когда отвлекающее давление 12-й группы армий Брэдли тоже перешло в полноценное наступление. Вперед вырвалась примыкавшая к южному флагу Симпсона 1-я армия Кортни Ходжеса, передовые части которой утром 7 марта вышли к Рейну у Ремагена.

К их удивлению, находившийся здесь мост Людендорфа немцы не взорвали. Точнее — один небольшой заряд вражеские саперы все же рванули, после чего откатились под ударом штурмовой группы бригадного генерала Уильяма Хоуга.

О неожиданной удаче сообщили Брэдли, который методично выполнял план, составленный, исходя из тезиса о том, что все мосты через Рейн будут уничтожены, а следовательно, войскам союзников нужно просто зачищать вражеские форпосты на левобережье. Теперь Брэдли решил, что план нужно корректировать, ловя, так сказать, за хвост птицу удачи. Через мост были направлены все имевшиеся под рукой пять дивизий, за двое суток занявшие плацдарм глубиной 4 километра.

Из воспоминаний Эйзенхауэра: «Это было для меня одним из радостных событий за все время войны. Крупный успех в войне обычно можно предвидеть за многие дни или недели, но когда он фактически приходит, командующие и штабы уже не принимают его в расчет и погружены в разработку планов последующих операций. Этот же успех оказался совершенно непредвиденным. Мы пересекли Рейн по стационарному мосту, традиционный оборонительный барьер на пути к центру Германии оказался пробитым».

Немецкая авиация, делая все возможное, бомбила мост, и к 17 марта он наконец рухнул от многочисленных повреждений. Однако американцы к тому времени навели наплавной мост.

При этом немцы еще продолжали цепляться за левобережье, пока 24 марта союзники не прибегли к одному из крупнейших в войне воздушному десанту.

Участие в нем приняли около 3 тысяч транспортников и планеров, прикрываемых 3 тысячами истребителей. Параллельно 3,3 тысячи бомбардировщиков наносили удар по немецким позициям. Этот десант численностью 21 тысяча человек овладел лесным массивом севернее Везеля, открыв дорогу к промышленному сердцу Западной Германии — Рурской области.

Как и Красная армия, англо-американские войска вышли на победную финишную прямую.

Дмитрий МИТЮРИН

  Рубрика: Главное сражение 118 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:44. Время генерации:0,229 сек. Потребление памяти:9.05 mb