Как съесть собаку

Автор: Maks Сен 8, 2022

Принято считать, что собакоедение (кинофагия) — это особая восточноазиатская кулинарная прихоть. В бывшем СССР данное явление встречается в местах проживания корейской диаспоры. На Сахалине обычай есть собак позаимствовали у корейцев и некоторые русские жители острова. И вообще, в истории коренных народов России собакоедение — не такая уж экзотика.

Собака — чуть ли не первое из одомашненных животных, хотя непосредственной пользы от собак у древних людей было немного. В качестве сторожей и помощников пастухов четвероногие «друзья человека» зарекомендовали себя позднее. Изначально же преобладала, скорее, «санитарная» функция. Волки и шакалы прибивалась к человеческим стоянкам, поедая пищевые отбросы и очищая тем самым местность.

Есть версия, что собаку приручили специально в качестве животного, необходимого для жертвоприношений. А более смелые гипотезы рассматривают первых одомашненных собак «как источник белковой пищи». Подтверждения этому встречаются в разных частях света, в том числе и в северной Евразии.

В качестве жертвы

При раскопках городищ Сибири археологи нередко находят следы жертвоприношений собак. Например, древний бронзолитейщик из поселения Тух-Эмтор (Томская область) захоронил в пристройке своего жилища зубы и кости собаки возрастом 6-8 месяцев. Рядом лежал бронзовый кинжал. Как полагают археолог Юрий Кирюшин и географ Алексей Малолетко, мастер мог принести собаку в жертву перед началом работ. А в Усть-Полуйском святилище железного века в Ямало-Ненецком автономном округе была найдена груда сразу из 15 собачьих черепов.

Память о древней практике сохранилась в сибирском фольклоре. В хантыйском предании побежденный богатырь-самоед просит, чтобы на месте его гибели принесли в жертву «хвостатых шерстистых собак». Самоедский (нганасанский) обычай вешать и топить собак в качестве подношения силам природы подтверждают и этнографы. Нивхи и нанайцы на Дальнем Востоке были уверены, что собака — более угодная духам жертва, чем любая другая. В этом можно видеть известное многим народам «замещение» человеческого жертвоприношения. Неслучайно аборигены Сибири в знак уважения часто хоронили собак по человеческому обряду.

От чисто жертвенных практик прямой путь лежал к ритуальной кинофагии. Так, охотники-орочи на Амуре после приношения собаки духу-хозяину тайги Дуся эзэни съедали часть жертвенного животного.

«Некоторые ученые считают, что ритуал съедения собаки орочи заимствовали у нивхов, известных древних кинофагов», — отмечает историк Сергей Березницкий.

Следующим этапом было непосредственное разведение собак с целью употребления в пищу. В 2009 году много шума в СМИ наделали утверждения археолога Баира Дашибалова о том, что предки бурятского народа, вероятно, не брезговали собачатиной. Основания для этого мнения исследователю дали раскопки памятников курумчинской культуры, существовавшей в Прибайкалье в Vl-Х веках. На гуннском Иволгинском городище кости собак были обнаружены рядом с костями «мясного» скота — овец, коз, быков. Доля собачьих костей составляла 29,5%. Как ни оскорбительно для современных кочевников обвинение в собакоедстве, подтверждение тому находится в китайских летописях, которые свидетельствовали о древних монголах: «В качестве домашних животных у них годятся собаки и свиньи, их откармливают и поедают».

Кинофагия у тунгусов

У тунгусов обычай собакоедения изначально, по-видимому, тоже возник как ритуальный. Члены русского посольства в Китай Избрант Идес и Адам Бранд в конце XVII века рассказывали об эвенках: «Самым отвратительным здесь является следующий обычай: когда кто-нибудь из них должен торжественно поклясться в чем-либо, то вместо клятвы на словах он должен вонзить нож под левую переднюю ногу собаки и высосать из нее всю кровь, пока та не сдохнет». Подобную сцену Идес и Бранд наблюдали в Нерчинске.

Современные тунгусы, живущие на северном побережье Байкала, собачью кровь уже не пьют. Но как свидетельствует антрополог Владимир Давыдов, «феномен собакоедения» наблюдается в селах Холодное и Уоян в Северо-Байкальском районе Бурятии. Жители этих сел считают кинофагию тунгусской национальной традицией. Собачье мясо пробовали практически все жители данных сел, а некоторые эвенки-селяне едят его дважды в неделю, оправдывая это пользой для здоровья.

Владимир Давыдов и его соавтор Вероника Симонова не склонны усматривать в тунгусском обычае собакоедения влияние древних нравов. Они полагают, что данная практика возникла под влиянием социально-экономических условий советского и постсоветского времени. Старожилы рассказывают о том, что раньше эвенки не ели псов. А собачье мясо они «распробовали» в 50-60-е годы XX века, когда в деревнях поселились бывшие зэки ГУЛАГа, страдавшие от болезней легких. Считалось, что мясо и жир собак излечивают от туберкулеза. От сугубо «медицинского» употребления собачатины эвенки со временем перешли к кулинарному. Тем более что собаки в этих местах не требуют откорма, а добывают пищу самостоятельно.

Милые кости

Останки собаки на раскопкахСобакоедение имело место и у народов, живших в европейской части России. Археологи нашли признаки употребления собак в пищу жителями неолитической стоянки «Замостье-2» в Московской области. На костях, найденных здесь, присутствуют следы срезания мяса. Но восточные славяне, пришедшие на эту территорию тысячелетия спустя, уже вряд ли застали общины кинофагов.

Православие не содержит прямых запретов на поедание собак, но под влиянием ветхозаветных законов бытовало представление о собачатине как о «нечистом» мясе.

В связи с этим настоящей загадкой для филологов остается русское выражение «он в этом деле собаку съел», впервые зафиксированное в письменном виде в пушкинскую эпоху. Одно из объяснений внутренней формы этого фразеологизма дает филолог Валерий Мокиенко. По народным представлениям, в собаку могла обращаться нечисть, владеющая тайными знаниями. Соответственно, человек, имевший те же знания, в метафорическом смысле «съел собаку». На Псковщине было известно выражение «беса съесть» с тем же самым значением. За данными языковыми реалиями угадывается какая-то колдовская практика. Но исторические корни поговорки о съеденной собаке учеными не выяснены.

На севере России бытовала история про мужиков из деревни Псоедь, которые якобы на охоте случайно вместо зайца поджарили пса. А в районе Петрозаводска местных жителей дразнили «боскоедами», то есть собакоедами. Поводом считался инцидент, случившийся, по версии дореволюционного этнографа Сергея Максимова, в одной из деревень Шелтозерско-Бережной волости Петрозаводского уезда Олонецкой губернии. Дело было накануне свадьбы. Пока хозяйка хлопотала с угощением, новорожденные щенки нечаянно упали с печи в щи.

«Собрались свадебные гости, подали шти — показались собачьи морды, уши и лапы; все разбежались и всем рассказали», — пересказывал Максимов байку, описанную в «Олонецких губернских ведомостях» в 1860 году.

Обращает на себя внимание тот факт, что событие случилось именно на свадьбу. С точки зрения этносов-кинофагов, собачье мясо благотворно влияет на мужскую потенцию. Поэтому можно предположить, что щенки угодили в щи вовсе не случайно. А «магическое» блюдо, предназначенное для жениха, попросту в суматохе попало не на тот стол.

Жители России едят собак в форс-мажорных обстоятельствах. Так, в блокадном Ленинграде горожане подчистую уничтожили «друзей человека» (как, впрочем, и кошек). Кроме того, русские разделяют с другими народами представления о целебных свойствах собачьего жира. В 2016 году на «Первом канале» обсуждали историю пса по кличке Черныш, жившего в городе Юрга Кемеровской области. Сначала раненую собаку спасли волонтеры, а затем ее забрали из приюта две девушки. Впоследствии Черныш был убит и разделан сожителем одной из девушек. В эфире программы «Мужское / Женское» юргинец объяснил, что расправился с собакой ради нутряного жира, необходимого для его брата, больного туберкулезом.

Антон ТАМБОВЦЕВ

  Рубрика: Праздники, нравы и традиции 142 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:49. Время генерации:0,263 сек. Потребление памяти:9.37 mb