Как сгорела Москва

Автор: Maks Июл 8, 2021

Пожары в Москве случались неоднократно. От огня столица страдала и при татаро-монголах, и при Наполеоне. Но не менее разрушительным оказался так называемый Великий пожар, случившийся в 1547 году. Ситуация осложнилась еще и вспыхнувшим после него народным восстанием… Как же развивались события в тот трудный год?

Во всем виновата бабка Анна

1547 год знаменателен еще и тем, что тогда венчался на царство Иван Грозный, который стал пассивным наблюдателем ужасного события. Ответственность за случившееся была возложена на ближний круг царя. Дело в том, что в тот период в Москве укрепился боярский род Глинских — родственников Елены, матери молодого правителя. Из-за того, что именно они оказывали большое влияние на Ивана IV, их невзлюбили представители других старинных московских родов.

Глинских считали выскочками — они имели татарские корни и перебрались в Москву только в самом начале XVI века, а до этого служили Великому княжеству Литовскому. Поэтому, когда начались пожары, сразу же поползли слухи, что это бабка царя, Анна Глинская, наколдовала огонь. Для этого, как говорили, она откапывала покойников, вынимала их сердца, высушивала и толкла в ступе, после чего смешивала с водой. И вот этой жижей бабка опрыскала всю Москву, отчего та и сгорела. Кто-то даже утверждад, что Анна Глинская превратилась в сороку и, облетев весь город, подожгла его. Говорили и о божественном наказании Москвы за то, что отец Ивана Грозного, Василий III, женился второй раз, отправив первую супругу в монастырь. Поводом для «развода» стало желание наконец-то обзавестись наследником, так и не появившимся в первом браке.

В общем, куда ни посмотри, везде виноваты Глинские. Во всяком случае, так утверждали их противники. Конечно, байки едва ли можно рассматривать всерьез, однако Великий пожар действительно вырос из цепочки разных событий и привел к серьезным последствиям.

Подковерная борьба

В обычное время правитель страны является верховным арбитром в спорах между знатными родами, которые конкурируют между собой за власть. Но после смерти сначала отца, а потом и матери малолетний Иван еще не мог выступить таким судьей. Поэтому подковерная борьба бояр обострилась, а регентство над юным правителем получили князья Василий и Иван Шуйские — совершенно чужие ему люди. В свою очередь повзрослевший Иван Васильевич продолжал полагаться на верных ему Глинских, полностью доверяя им и поручая боярам важнейшие государственные дела. Во многом именно поэтому на царе лежит ответственность за Великий пожар — родственники не справились с возложенными на них обязанностями.

12 апреля 1547 года сильный пожар начался на московском торге, уничтожив много лавок с товарами, а также на территории посада в Китай-городе. Каким-то образом огонь перекинулся на пороховой склад в одной из башен Кремля, и она взорвалась. 20 апреля сгорели лавки гончаров и кожевников, располагавшиеся за рекой Яузой. Но это была только предтеча огненного бедствия в Москве.

Город в огне

Москва. Великий пожар 1547 годаВсе очаги возгорания едва успели потушить к началу лета, но 21 июня из Крестовоздвиженского монастыря начался новый серьезный пожар, охвативший почти всю Москву, большая часть сооружений которой были деревянными. Ситуацию усугублял и бушевавший сильный ветер. По преданию, за день до начала бедствия в храм Воздвижения Креста пришел помолиться знаменитый юродивый Василий Блаженный. Стоя перед иконой, он плакал, а на следующий день якобы именно с этого места начался пожар. Горел даже Кремль: там запылали верх Успенского собора, крыша палат Ивана Грозного, двор царской казны, Благовещенский собор с его драгоценными греческими и русскими иконами, в том числе кисти Андрея Рублева, митрополичий двор и царская конюшня. Сгорели все боярские дома. Затем огнем был охвачен Китай-город, где догорели оставшиеся с весны не пострадавшие строения. Заполыхали улицы Тверская, Мясницкая, Дмитровка, Рождественка, Покровка.

Историк Николай Карамзин так описывает те события: «Вся Москва представила зрелище огромного пылающего костра под тучами густого дыма. Деревянные здания исчезли, каменные распались, железо рдело как в горнице, медь текла. Рев бури, треск огня и вопль людей от времени до времени был заглушаем взрывами пороха, хранившегося в Кремле и других частях города». Отметим, что порох тогда готовили для давно намеченного взятия Казани, но в тот раз он не пригодился, а лишь навредил.

По некоторым данным, в том московском пожаре сгорело 25 тысяч домов и 250 церквей, а погибли порядка 1700 человек, кто-то говорит и о 4000 жизней, точно сказать невозможно. В любом случае обе цифры очень велики для средневекового города. Царь с семьей и ближним кругом подданных уехал за город. Едва не погиб оставшийся в Москве митрополит Макарий, продолжая вести службу в задымленном Успенском соборе. Его вывели в Тайницкую башню Кремля, а когда и ее охватил дым, владыку попытались спустить на канате, но тот оборвался. Митрополит упал на Москворецкую набережную, но чудом остался жив.

Конец Глинским

Иван Грозный возложил вину за пожар на бояр — противников Глинских. Обвиненные князья, чувствовавшие себя хозяевами города, в свою очередь перекидывали ответственность на родственников царя. Они же подстрекали народ, говоря, что все беды в городе из-за Глинских. Обозленные, лишившиеся крова и всего имущества люди легко принимали на веру подобные утверждения. 26 июня толпа ворвалась в Кремль (Ивана Грозного там не было, он уехал в свое имение Воробьево). Прямо во время церковной службы в Успенском соборе был схвачен и убит дядя царя — Юрий Глинский. После этого его обвязали веревкой за ноги, как последнего преступника, выволокли на площадь перед собором и оставили там лежать.

Но на этом люди не успокоились. Возбужденная убийством нелюбимого боярина толпа направилась на поиски объявленных виновниками пожара «колдуньи» Анны и ее сына, Михаила Глинского — другого дяди царя. Последний в то время отсутствовал в Москве, находясь на службе в Ржеве, а княгиня Анна, скорее всего, успела бежать к нему из столицы, как только начались беспорядки. Не найдя Глинских в их имениях, толпа начала избивать их людей, а также разграбила боярское имущество. 29 июня народ отправился уже в царскую резиденцию в Воробьеве с требованием выдать им Михаила и Анну Глинских, полагая, что они укрылись там. По свидетельствам очевидцев, люди были вооружены так, как будто собрались идти на войну. Это зрелище напугало юного царя. Однако самодержец сумел убедить людей, что никаких Глинских в его резиденции с ним нет и он их не укрывает. Иван IV обещал толпе лично заняться наказанием «лихих людей» и исполнять, как положено, возложенные на него обязанности помазанника Божия. Бунтари поверили царю и отступили, хотя в самой Москве погромы еще продолжались.

До конца неясно, специально ли бояре-конкуренты подстрекали толпу идти в загородную царскую резиденцию. Возможно, кто-то надеялся таким образом ликвидировать самодержца чужими руками. Однако это только предположения. Но можно точно сказать, что Великий пожар 1547 года сильно повлиял на впечатлительного Ивана будущего Грозного. Бедствие заставило его пересмотреть взгляды на управление государством. Он отстранил от важных решений род Глинских, но не позволил другим боярам перехватить власть. Вместо этого царь приблизил к себе достойных, умных, но не самых родовитых людей — протопопа Сильвестра, постельничего Алексея Адашева и уцелевшего после падения митрополита Макария. Они, а также первая жена Ивана Грозного Анастасия Романовна, благотворно влияли на правителя, обеспечив не только Москве, но и всей стране 13-летний период процветания. К тому же после пожара царь повелел жителям столицы иметь на крышах домов, а также во дворах емкости с водой. Это положительно сказалось на безопасности города.

Дмитрий СКРИПЧЕНКО

, ,   Рубрика: Катастрофы и катаклизмы 272 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Best-Hoster.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:34. Время генерации:0,179 сек. Потребление памяти:9 mb