Мина под «Союз нерушимый…»

Автор: Maks Дек 15, 2022

Принято считать, что в 1922 году, при создании СССР, Ленин заложил под него «мину», которая рванула во времена Горбачева. Отчасти это соответствует действительности, но в оправдание Ильичу следует сказать, что сделал он это, руководствуясь отнюдь не какими-то дальними расчетами. Главным для председателя Совнаркома Ленина было стремление поставить на место генерального секретаря ЦК ВКП(б) Сталина.

Только при Брежневе к гражданам СССР пришло понимание, что реальным главой страны является не ее, так сказать, конституционный глава (председатель Президиума Верховного совета) и даже не глава правительства (Совета министров, до этого Совета народных комиссаров — Совнаркома), а именно генсек партии.

Первый среди равных

Сталин, реально получивший почти самодержавную власть только в 1929 году, генсеком стал намного раньше — 3 апреля 1922 года, а в 1934 году формально понизился в должности до одного из четырех (наряду с Сергеем Кировым, Андреем Ждановым и Лазарем Кагановичем) секретарей ЦК. Главой же правительства Иосиф Виссарионович стал только в марте 1941 года. Получается, что почти семь лет (1934-1941) формально он был лишь одним из членов высшего руководства, хотя и страна, и мир прекрасно понимали, кто является вождем СССР — единственным и неповторимым.

Ленин же, чье лидерство после Октябрьского переворота тоже не подвергалось сомнению, по партийной линии был лишь одним из членов Политбюро, а вот по государственной линии являлся именно главой правительства — сначала российского, а после образования СССР — союзного. Правда, по причине тяжелой болезни, в качестве главы Совнаркома СССР он ничего сделать не успел. Зато в создании нового государства Ильич действительно поучаствовал, да так, что заложил под него ту самую пресловутую «мину».

Чтобы понять ее механизм, обратимся к сентябрю 1922 года, когда встала речь о создании на руинах Российской империи новой страны, в названии которой слово «Россия» не фигурировало вообще, а главным был эпитет «социалистические».

А грузины против…

Гражданская война на указанный момент еще не закончилась (последние белогвардейцы были изгнаны с Дальнего Востока в октябре), но близилась к завершению с очевидным исходом. С формальной точки зрения большевики находились у власти в четырех независимых социалистических государствах — Российской, Украинской и Белорусской советских социалистических республиках (РСФСР, УССР, БССР), а также Закавказской Советской Федеративной Социалистической республике (ЗСФСР). Последняя представляла собой федерацию, наскоро сконструированную из трех государств — Грузии, Армении и Азербайджана. РСФСР, кстати, тоже была федерацией, включавшей разного рода автономии, возникшие в ходе Гражданской войны. Но «слабым звеном» стала именно ЗСФСР, точнее, один из участников трио — Грузия.

Почему же так получилось?

В Армении и Азербайджане в 1917-1921 годах у власти находились «нормальные» националисты. В Грузии же Красной армии пришлось изгонять социал-демократов меньшевиков — то есть формальных однопартийцев «Ленина и Компании», только принадлежавших к другой фракции.

На смену им к власти пришли грузинские большевики, унаследовавшие амбиции своих меньшевистских однопартийцев. Нарком по делам национальностей и генсек Сталин (Джугашвили) эти амбиции фиксировал, их опасался и, когда именно ему поручили готовить проект создания будущего СССР, постарался на юридическом уровне исключить для национальных образований саму возможность выходить из Союза.

Исходя из этого он и составил план «автономизации». Суть его заключалась в том, что нации, конечно же, получат возможности для развития своей культуры и автономию в местах своего компактного проживания, но выходить из состава Союза такие конституционные субъекты смогут только по решению общесоюзного парламента (будущего Верховного совета).

В Белоруссии местному партийному руководству даже не пришло в голову спорить с Москвой по этому поводу. Председатель украинского Совнаркома Христиан Раковский (сам, кстати, болгарин) заявил, что республики должны вести самостоятельную внешнюю политику и иметь собственные армии, но даже в Киеве голосов в его поддержку не раздалось. А занимавший пост первого заместителя Раковского Михаил Фрунзе, надо полагать, объяснил своему шефу, что, как командующий украинской Красной армией, он с такой постановкой вопроса не согласен.

За ишака ответишь!

Фактическим главой ЗСФСР являлся первый секретарь Закавказского крайкома ВКП(б) грузин Серго Орджоникидзе, который план автономизации грузина Джугашвили пылко поддерживал.

Однако грузинское республиканское руководство(Буду Мдивани, Филипп Махарадзе, Михаил Окуджава, Виссарион Ломинадзе) взбунтовалось, поставив вопрос о формировании национальных армий и передаче в ведение республик продовольственного вопроса. Эти требования подкреплялись и конкретными демаршами. Без согласования с Москвой в аренду британской Standard Oil были сданы нефтяные резервуары Батуми, что выглядело совершенно не по-большевистски. Вдобавок грузинские власти перекрыли границы для беженцев из голодающих российских губерний, что было и не по-большевистски, и не по-человечески.

19 октября 1922 года ЦК компартии Грузии пошел еще дальше, потребовав ликвидировать ЗСФСР как «искусственное» образование» и заявив, что каждая из трех закавказских республик должна вступать в будущий союз самостоятельно, да еще и с правом выхода. Звучало это цинично, поскольку в феврале 1921 года Грузинская ССР фактически поглотила социалистическую Абхазию, предоставив ей куцую «договорную» автономию, и тогда грузины напирали на необходимость бороться с «пережитками национализма». Теперь же они вещали нечто прямо противоположное, указывая на необходимость пестовать малые нации.

Понятно, что руководитель «искусственного образования» Орджоникидзе согласиться с такой постановкой вопроса не мог и по должности, и как человек Сталина.

Ленин и СталинПолитический конфликт усугубился личной обидой, после того как один грузинский партиец по фамилии Кобахидзе, узнав, что на какой-то пирушке Серго подарили коня, публично обвинил московского гостя в коррупции. Более того, он вроде бы даже развил лошадиную тему, обозвав Орджоникидзе «ишаком Сталина».

Не ясно, дал ли товарищ Орджоникидзе товарищу Кобахидзе просто пощечину или сразил его хуком в челюсть, но в Кремль ЦК Грузии сообщил об «избиении» и в полном составе подал в отставку, разумеется, отправив жалобу еще и Ленину.

Посланный для разбора конфликта Феликс Дзержинский полностью принял сторону Орджоникидзе, что вызвало у Ильича поток ярости по отношению к «националам» (в данном случае — поляку и грузину), которые ведут себя хуже, чем «великорусские держиморды».

По настоянию Ленина в Тифлис отправили еще одного проверяющего — осторожного Льва Каменева. Но пока он ехал, 13 декабря здоровье Ильича резко ухудшилось. Днем ранее, раздраженный активностью Ильича и отвечавший перед ЦК за его здоровье, Сталин поскандалил с Крупской, которая записывала указания своего супруга и рассылала их представителям партийного руководства.

В ответ на реплику Крупской о том, что она, как жена, лучше знает потребности своего супруга, Сталин вспылил: «Мы еще посмотрим, какая вы жена Ленина», — и вроде бы добавил какую-то грубость.

Мужу Крупская говорить об этом не стала, но отправила жалобу по партийной линии Каменеву. Тот положил жалобу под сукно, возможно, потому, что в свете резкого ухудшения здоровья Ленина жена действительно не очень-то хорошо следила за его режимом. К тому же Каменев совершенно не хотел ссориться со Сталиным и при расследовании «грузинского инцидента» поддержал его креатур — Орджоникидзе и Дзержинского.

Между тем в ночь с 22-го на 23 декабря вследствие нового удара у Ленина полностью парализовало правую ногу и руку. Через неделю после паралича Ленина, 29 декабря 1922 года был подписан, а на следующий день ратифицирован договор об образовании нового государства — Союза Советских Социалистических республик (СССР).

И как раз 30 декабря тяжелобольной Ленин надиктовал Крупской свою работу «К вопросу о национальностях или об «автономизации»», содержание которой фактически ставило крест на сталинском плане.

Ильич напирал на необходимость «возместить так или иначе своим обращением или своими уступками по отношению к инородцам то недоверие, ту подозрительность, те обиды, которые в историческом прошлом нанесла им правящая великодержавная нация».

В практическом же плане это означало призыв согласиться с требованиями грузинского руководства.

Бой до могилы

В данном случае Ильичом двигала не обида за Крупскую (о конфликте которой со Сталиным он еще не знал), а стремление поставить на место генсека. Ведь заняв техническую, по сути, должность, Сталин взял под контроль аппарат ЦК, занимаясь расстановкой кадров и определяя, какие вопросы, в каком порядке выносить на обсуждение высшего руководства (ЦК и Политбюро).

Более того, параллельно со статьей об автономизации Ленин диктовал и «Письмо к съезду», в котором открытым текстом призывал сместить Сталина, поскольку он «слишком груб, и этот недостаток, вполне терпимый в среде и в общениях между нами, коммунистами, становится нетерпимым в должности генсека».

Знал ли Сталин о письме, не ясно, но статья об автономизации означала, что Ленин готов объявить ему войну, а бросать вызов самому Ильичу он все-таки посчитал слишком рискованным.

В результате новая советская Конституция составлялась именно в духе ленинских указаний, окончательно хороня концепцию автономизации.

Сталин рассчитывал укрепить свои позиции, хотя бы устроив публичную порку членам грузинского ЦК на XII съезде партии. Однако Ленин, немного придя в себя, тоже готовился метнуть несколько дротиков в еще недавно милого ему Кобу.

Неизвестно каким путем, но Ильич узнал о конфликте трехмесячной давности и 5 марта 1923 года составил гневное послание: «Уважаемый т. Сталин! Вы имели грубость позвать мою жену к телефону и обругать ее. Хотя она Вам и выразила согласие забыть сказанное, но, тем не менее, этот факт стал известен через нее же Зиновьеву и Каменеву. Я не намерен забывать так легко то, что против меня сделано, а нечего и говорить, что сделанное против жены я считаю сделанным и против меня. Поэтому прошу Вас взвесить, согласны ли Вы взять сказанное назад и извиниться или предпочитаете порвать между нами отношения».

Сталин, конечно же, извинения принес, конфликт формально оказался исчерпан, и письмо с призывом убрать его с поста генсека было оглашено уже после смерти Ленина, на XIII съезде (май 1924 года). Этот удар из могилы был генсеку уже не страшен.

Но и в принятой после смерти Ленина Конституции СССР (31 января 1924 года) право выхода союзных республик уже оказалось зафиксировано.

От четырех к шестнадцати

В дальнейшем число союзных республик увеличивалось.

В состав РСФСР на правах автономной входила Туркестанская Советская республика, объединявшая обширные, местами густонаселенные и многонациональные регионы Средней Азии. В 1924 году из Туркестана выделили две новые союзные республики — не очень большую, но густонаселенную Узбекскую и малонаселенную, но обширную Туркменскую.

Через пять лет из состава Туркменской ССР вычленили, на правах союзной республики, бывшую Таджикскую автономию.

Еще более масштабное переформатирование имело место в 1936 году, в преддверии ратификации новой сталинской конституции. ЗСФСР, как в свое время и настаивали грузинские большевики, была разделена на три самостоятельные союзные республики. Аналогичный статус получили и две бывших автономии РСФСР — Казахская и Киргизская.

Появление еще четырех республик — Эстонской, Латвийской, Литовской и Молдавской — было связано с территориальными расширениями 1940 года. Только Эстония, Латвия и Литва стали социалистическими из бывших буржуазных республик, а Молдавия была образована из юго-западного кусочка Украинской ССР, к которой прибавили оккупированную румынами в 1918 году и возвращенную после сталинского ультиматума Бессарабию.

1б-й союзной республикой в том же 1940 году стала Карело-Финская, составленная из Карельской автономии РСФСР и отвоеванного в ходе Зимней войны клочка Финляндии.

После Второй мировой войны отношения Москвы и Хельсинки постепенно наладились. Финнов решили больше не дразнить и в 1956 году слово «Финская» из названия республики убрали, а саму ее понизили в статусе до одной из автономий в составе России.

Это был единственный за всю догорбачевскую историю СССР случай, когда количество союзных республик сократилось.

Дмитрий МИТЮРИН

  Рубрика: Историческое расследование 205 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:48. Время генерации:0,245 сек. Потребление памяти:9.38 mb