Мужчина её мечты

Автор: Maks Окт 13, 2020

Несколько лет назад в норвежских СМИ появилась информация о том, что экс-премьер страны Эйнар Герхардсен с 1957 года был агентом КГБ под псевдонимом Ян. Однако гораздо больший интерес у публики вызвали многочисленные публикации в СМИ о связи его жены Верны с советским разведчиком Евгением Беляковым.

«Это был видный и интересный мужчина. Большого роста, атлетического сложения, с копной густых непокорных волос на голове и огромными сильными руками. Капитан сборной КГБ по волейболу, он был любимцем коллег по работе. Говорил по-английски и немного по-норвежски. Был сообразителен и неплохо образован. Звезд с неба не хватал, но дело знал хорошо и в работе был заметен. Пользовался, о чем нетрудно догадаться, неизменным успехом у женщин», — рисовал портрет Белякова его бывший коллега, экс-разведчик ГРУ Евгений Иванов в своей книге «Голый шпион», которую он написал в соавторстве с журналистом Геннадием Соколовым.

Советский Джеймс Бонд

Автор, работавший в 1950-х годах заместителем военно-морского атташе советского посольства в Норвегии, рассказывал, что сдружился с разведчиком из КГБ и узнал о его романе с Верной Герхардсен, супругой премьер-министра Норвегии.

В 1954 году эта женщина побывала с визитом в СССР в составе делегации, как представительница руководства молодежной организации Норвежской рабочей партии. Они посетили несколько городов Советского Союза.

В сопровождавшей норвежцев группе оказался капитан госбезопасности Евгений Беляков. Выполняя задание, он почти неотлучно находился рядом с госпожой Герхардсен, оказывал ей знаки внимания, и однажды, во время романтической встречи в ереванской гостинице «Интурист», Верна не устояла перед его чарами… Это свидание было зафиксировано техотделом КГБ на фото- и видеопленку.

Затем они встретились уже в Норвегии, куда чекистское руководство перевело офицера в надежде на продолжение истории. Здесь любовникам создали все условия для романтических встреч. Резидентура сняла квартиру рядом с домом Герхардсенов. Впрочем, иногда они встречались у Верны. Белякова к ней возил на свидания лично шеф резидентуры КГБ в Осло генерал Богдан Дубенский. Он прятал разведчика на полу своего «Линкольна» за передними сиденьями машины. Время свиданий назначала Верна, связываясь с посольством СССР.

В ответ благодарная женщина «открыла канал для выхода советской внешней разведки на высшие эшелоны политической власти Норвегии. В Центр пошел беспрерывный поток первоклассной информации. В результате на связях с четой Герхардсен многие офицеры КГБ, работавшие в Осло в 1950-1960-е годы, сумели сделать себе карьеру и получить высокие правительственные награды». Так утверждал в своих воспоминаниях Евгений Иванов.

Эту информацию в СМИ подтверждали отставной полковник госбезопасности Карп Карапетян, с его слов обеспечивавший операцию в Армении, а также чекист-перебежчик Олег Гордиевский, не имевший к этому никакого отношения.

Слухи и небылицы

Верна ГерхардсенТак охарактеризовали в свое время эту историю генерал-чекист в отставке Виктор Грушко и бывший советский дипломат Юрий Дерябин. Они оба работали в посольстве СССР в 1950-е годы, были знакомы с премьер-министром Норвегии и его супругой лично.

Генерал отмечал, что Верна Герхардсен действительно встречалась с Беляевым, но только в присутствии Грушко, работавшего тогда переводчиком, иначе они просто не смогли бы общаться. Дело в том, что капитан КГБ абсолютно не говорил по-норвежски и не был силен в английском. Госпожа Герхардсен знала «инглиш» не лучше его, а по-русски не изъяснялась совсем. Как бы они могли сговориться на адюльтер — загадка…

Юрий Дерябин вспоминает, что Беляков был довольно частым гостем семьи Герхардсен. Он продолжил контакты с Верной, начатые в Армении, но также общался и с ее мужем при помощи переводчика Грушко. Это происходило на квартире премьера, в загородном доме, в молодежном лагере для советских пионеров и норвежских скаутов.

Также, по сведениям Дерябина, норвежская контрразведка довольно быстро узнала, что третий секретарь посольства СССР Евгений Беляков — сотрудник КГБ. За ним установили плотное наблюдение, постоянную слежку, его телефоны прослушивались. При такой «опеке» спецслужб устраивать любовные свидания было бы нереально.

Общению супруги с Беляковым по деловым вопросам Эйнар Герхардсен не препятствовал, так как доверял ей. К тому же чекист намекнул, что он близок к Никите Хрущеву. Однако за два года эта «близость» никак не проявилась и не пригодилась премьеру, а повышенное внимание советского шпиона к его семье стало утомлять. Помощник Герхардсена передал советскому послу просьбу шефа — убрать Белякова из Осло. Что и было сделано. На этом, по словам Юрия Дерябина, и закончилась «любовная история». Думается, что стать «девушкой советского Бонда» в Норвегии Верне бы просто не дали.

Но была ли вероятность того, что она вообще ответила на «чувства» Белякова в 1954 году в Армении? По мнению автора «Голого шпиона», из-за того, что Верна была намного младше своего супруга, «прежняя романтика в отношениях супругов отошла на второй план». Но Евгений Иванов упустил из виду, что госпожа Герхардсен была не скучающей молодухой, которая вышла замуж за стареющего политика, прельстившись его положением. Верна вместе с мужем участвовала в норвежском Сопротивлении в годы войны и рабочем движении после нее. Их объединяли общие взгляды на жизнь и трое детей. Возможно, Евгений и вызывал у нее симпатию, но не до такой степени, чтобы из-за него подставить под удар свое имя, положение, семью.

Кто вы — Верна Герхардсен?

Но тогда могла ли супруга премьер-министра быть агентом советской разведки?

По воспоминаниям генерала Грушко: «Верна была общительной личностью, которая никогда не скрывала своих взглядов и чувств, в том числе и встречаясь с иностранными представителями. Она доброжелательно относилась к своему окружению, не разделяя людей по каким-либо категориям. Со всеми, включая и нас, советских людей, она была ровна, вежлива. Ей был чужд снобизм. Врожденное чувство собственного достоинства Верны неизменно вызывало глубокое уважение у всех, кто ее знал.

Верна намного опережала свое время.

Она была решительной сторонницей улучшения отношений между Норвегией и Советским Союзом.

Именно она в самые мрачные, тяжелые периоды холодной войны способствовала пониманию и диалогу между нашими странами».

Юрий Дерябин дополняет ее образ: «По своему характеру госпожа Герхардсен была женщиной весьма волевой, сильной, с независимым характером… Во время аудиенции у британской королевы Верна отказалась сделать положенный по этикету книксен. А когда находилась в Москве, сопровождая мужа, приехавшего в СССР с официальным визитом, не приняла в качестве подарка от Хрущева роскошный палантин из соболей». Учитывая, что Герхардсен прислушивался к мнению жены, часто советовался с ней и находился под ее влиянием, по мнению Дерябина, потенциальные возможности Верны как жены главы правительства, конечно же, привлекали к ней внимание чекистов.

Однако, как вспоминал позднее шеф резидентуры в Осло, полковник КГБ (а не генерал) в отставке Богдан Дубенский: «Верна никогда не была нашим агентом, и мы никогда не подталкивали ее к черте, которую сама не хотела переступить. Но она была весьма полезным контактом, может быть, самым важным из тех, которые у нас были в Норвегии».

Вместо послесловия

В энциклопедии спецслужб «Внешняя разведка СССР», среди описаний успешных операций чекистов, нет ни слова о вербовке жены норвежского премьер-министра.

Тем не менее в разделе «Агенты советской внешней разведки» фигурирует… Верна Герхардсен (1912-1970). Говорится о том, что она «…в 1954 году сблизилась с Е. Беляковым, который с 1955 по 1958 год работал в резидентуре в Осло… Передавала ему информацию о политической ситуации в Норвегии. Контакт с нею был прекращен после отзыва Белякова из страны в 1958 году».

Олег ТАРАСОВ

Загадки истории » Специстория » Мужчина её мечты

, , , , ,   Рубрика: Специстория

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:45. Время генерации:0,134 сек. Потребление памяти:8.21 mb