Неистовая Артемизия

Автор: Maks Мар 2, 2019

В течение долгого времени людей больше интересовала судьба итальянской художницы Артемизии Джентилески, чем её картины. В XX столетии её подняли на щит западные феминистки. Но в последние годы её живопись оценили по достоинству: не самую выдающуюся картину Джентилески «Автопортрет в образе святой Екатерины» в 2017 году продали на парижском аукционе за 2 360 600 евро.

Артемизия Джентилески прожила всего 60 лет — с 1593-го по 1653 год. До нас дошли 82 её картины. При этом семь из них иллюстрируют историю Юдифи, которая обезглавила ассирийского военачальника Олоферна, на четырёх — Сусанна, которая чуть не поплатилась жизнью за отказ вступить в связь с почтенными старцами, на семи — раскаявшаяся блудница Мария Магдалина. Вообще, на большей части полотен, написанных Артемизией, — женщины, которые жестоко отомстили своим обидчикам; женщины, победившие зло; женщины, ставшие жертвами мужских козней. Откуда такая зацикленность на страданиях именно женщин?

Чтобы узнать ответ на этот вопрос, следует обратиться к судьбе самой художницы.

Участь подмастерья

Она появилась на свет в Риме, в семье художника Орацио Джентилески. У живописца были и сыновья, которые пробовали себя в искусстве. Но без всякого успеха. А вот именно дочь — Артемизия — демонстрировала выдающийся художественный талант. Когда девочке исполнилось 12, её мать умерла. Отец женился снова, но все свои надежды на лучшее будущее он связывал именно с дочерью.

Орацио старательно учил Артемизию всему, что знал сам. Но знания, которые он мог ей передать, оказались более чем ограниченны. Дело в том, что в XVII столетии католическая церковь видела в женщине только мать и жену. И уж, во всяком случае, не представителя такой элитарной профессии, как живописец. Синьор Джентилески попросту готовил себе помощницу, которая должна была где-то что-то подмазать-подкрасить, если её отец не справлялся с крупными заказами.

Артемизия хотела большего — стать самостоятельным художником и зарабатывать этим на жизнь. Но пока ей приходилось следовать отцовскому плану. А Орацио тем временем собрался делать карьеру большого живописца.

С этой целью он свёл знакомство с Агостино Тасси, флорентийским художником, который имел выходы на самого папу римского. В тот момент глава католической церкви смог привлечь огромные средства для строительства дворцов в Риме и, соответственно, на их роспись. Тасси был наглым и грубым провинциалом, который выдавал себя за потомственного аристократа. Джентилески смог втереться к нему в доверие, и тот согласился расписывать дворец Паллавичини-Роспильози вместе с Орацио. Именно отец представил Артемизию Тасси и предложил Агостино обучить девушку основам перспективы. Так юная Джентилески стала ученицей Тасси.

Скандал на весь Рим

А дальше… А дальше случился чудовищный скандал, о котором в течение некоторого времени, не переставая, судачил весь Рим.

Орацио обвинил Агостино в том, что тот изнасиловал и обесчестил его дочь. Процесс длился семь месяцев. Во время разбирательства Артемизия подверглась унизительным допросам, процедурам и даже пыткам: в те времена самыми достоверными считались доказательства, полученные именно с применением физического насилия.

Вообще-то, Джентилески хотел не столько наказания для Тасси, сколько его женитьбы на Артемизии. В те времена насильник или совратитель, чтобы избежать наказания, мог добиться того, чтобы его преступление рассмотрели как случай, именуемый nozze di riparazione, и вступить в брак с жертвой собственного преступления, тем самым покрывая грех. Но тут-то и выяснилось, что Тасси давным-давно женат (позже его обвинили в организации убийства собственной супруги).

Он, в свою очередь, пытался уличить Артемизию в распутном поведении. В итоге Агостино отсидел в тюрьме немногим более полугода. С синьоритой Джентилески они больше не виделись. А репутация юной художницы осталась запятнанной навсегда — на девушку римляне показывали пальцами. Её считали развратной и испорченной: на суде Артемизия по глупости простодушно призналась, что в течение нескольких месяцев делила ложе с Тасси, он был ей приятен, и она ждала от него серьёзных шагов…

Нетрудно догадаться, что испытала юная Артемизия во время и после позорного разбирательства. Ведь её не просто подвергли публичному остракизму. Девушку предал и мужчина, которого она любила, и отец, желавший из корыстных целей выдать её за этого лгуна и предателя. Теперь для Джентилески осталось только искусство — оно по крайней мере её не предало.

Юдифь, Магдалина, Эсфирь…

Артемизия Джентилески В перерыве между судебными заседаниями Артемизия написала свою, пожалуй, самую известную картину «Юдифь, обезглавливающая Олоферна». Юдифь кисти художницы разительно отличается от образа, который мы привыкли видеть на большинстве полотен. Караваджо изобразил героиню еврейского народа как изящную белокурую аристократку, которая испытывает ужасную дурноту, обезглавливая врага. Юдифь Джорджоне выглядит отрешенной и умиротворённой. Юдифь Джентилески — полная женщина простонародного вида, похожая на мясничиху.

Она с явным остервенением обезглавливает ассирийца. Из шеи Олоферна хлещет кровь. Вообще, тема обезглавливания мужчины возвратилась к Артемизии не только в истории Юдифи. Художница нарисовала Саломею с головой Иоанна Крестителя. Женщина хотела мести и наказания для предателя.

Другая тема — тема соблазнения — также стала одной из самых главных в творчестве Артемизии. Вирсавия, жена военачальника Урии, на которую положил глаз сам царь Давид, появилась на полотнах её кисти семь раз. Джентилески чувствовала себя пассивной жертвой соблазнителя-злоумышленника.

Иногда Артемизия хотела жалости и сочувствия — тогда она рисовала Марию Магдалину.

Временами Джентилески мечтала видеть себя сильной и независимой — и на её полотнах появлялись образы Юдифи, Клеопатры и Эсфири.

Все творчество Артемизии вращалось вокруг выдающихся женщин — героинь мифов. Так глубоко и полно женскую роль в мифологии до этой художницы XVII века в искусстве не анализировал никто.

Тем временем реальная жизнь девушки не стояла на месте. Отец её задался целью выдать Артемизию замуж. И выдал. За некоего Стиаттеси. С ним художница спешно практически бежала из Рима во Флоренцию.

Город на реке Арно в XVII веке был столицей наук и искусств. Там синьора Стиаттеси почувствовала себя по-настоящему независимой женщиной. Ей покровительствовал сам всесильный Козимо Медичи. Она переписывалась с Галилеем. И, конечно, много работала.

В то время женщина практически не могла стать живописцем — и не только потому, что женщинам запрещали расписывать храмы и дворцы, а это были самые денежные заказы. Художницы могли писать пейзажи, натюрморты и портреты на заказ. Этим можно было жить. Но ни подписывать договоры с заказчиками, ни даже покупать краски они права не имели — даже в весьма демократичной Флоренции. Так что муж стал для Артемизии кем-то вроде её технического директора — так его бы называли сегодня.

Но, несмотря на ограничения, художница смогла добиться того, что её признали историческим живописцем. Она стала единственной женщиной — членом Флорентийской академии живописи.

Карьере не помешало рождение четверых детей.

В Рим Артемизия вернулась победительницей — Вечный город упал к её ногам. В столице художница рассталась с мужем — очень мирно. В те времена подобный фактический развод с супругом был явлением экзотическим.

После расставания с мужем Артемизия родила внебрачную дочь, имя отца которой не разглашала. В те времена люди всеми способами избавлялись от внебрачных детей. А художница преспокойно воспитывала незаконного ребёнка так, как будто родила его от мужа. И в этом также состоял её бунт против общества.

В последние годы смелая и независимая Артемизия много перемещалась по Европе, ища и выгодных заказов, и признания, и новых знаний в области живописи. Ей надо было обеспечить достойное существование младшему ребёнку. И это ей удавалось: клиентами Артемизии были Людовик XIII, Мария Медичи, герцог Баварии, английский король Карл I приглашал её в Лондон.

К сожалению, год смерти художницы называют лишь условно. Известно только, что умерла она в Неаполе. Скорее всего, от чумы.

Творчество Артемизии Джентилески в полной мере оценили лишь в XX веке

Мария КОНЮКОВА



,   Рубрика: Женщина в истории

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,193 сек. Потребление памяти:8.42 mb