Операция «Ганнерсайд»

Автор: Maks Дек 9, 2018

В годы Второй мировой войны нацистская Германия очень близко подобралась к изобретению атомной бомбы. Если бы разведки стран антигитлеровской коалиции всеми силами не тормозили ядерные программы Третьего рейха, супероружие, которым бредил фюрер, могло спасти его от поражения. Одной из важнейших целей союзников стал секретный завод в норвежском Веморке.

Немецкая школа

В начале 1930-х годов произошло сразу несколько важных прорывов в физике. Наука вплотную подошла к открытию деления ядра атома, или цепной реакции. В авангарде исследований находилась германская физическая школа. В декабре 1938 года Фриц Штрассман и Отто Ган впервые в мире осуществили искусственное расщепление ядра атома урана.

Одновременно была решена проблема замедления нейтронов, чтобы цепную реакцию превратить в управляемый процесс. Было открыто свойство так называемой тяжелой воды, или оксида дейтерия. Она отличается от обыкновенной воды лишь тем, что вместо двух атомов обычного легкого изотопа водорода (протия) каждая ее молекула содержит два атома тяжелого изотопа водорода (дейтерия).

Еще в 1934 году на заводе норвежской компании «Норск Гидро» в Веморке была построена первая в мире промышленная установка, которая вырабатывала до 12 тонн тяжелой воды в год. Правда, сначала это был просто побочный продукт производства удобрений. Однако вскоре заводом заинтересовались немецкие специалисты. Зачем им потребовалась тяжелая вода, тогда никто не задумывался.

В апреле 1939 года руководители Германии получили письмо профессора Гамбургского университета Пауля Хартека, в котором раскрывалась принципиальная возможность создания нового вида взрывчатого вещества. В нем говорилось, что «страна, которая первой сумеет овладеть на практике достижениями ядерной физики, приобретет абсолютное превосходство над другими».

Вскоре Министерство науки, воспитания и народного образования Германии провело под руководством профессора физики Абрахама Эзау совещание «о самостоятельно распространяющейся ядерной реакции». Среди прочих туда был приглашен Эрвин Шуман, руководитель исследовательского отдела управления вооружений сухопутных сил Третьего рейха.

Письмо Хартека было передано физику Курту Дибнеру из научного отдела управления вооружений. Уже в июне 1939 года его освободили от всех обязанностей, кроме работ по расщеплению ядра. Дибнеру разрешили собрать группу ученых, которых без рассуждений «выдернули» из их институтов, обеспечили финансирование и отдали в их полное распоряжение полигон Куммерсдорф под Берлином.

В июле 1939 года Дибнер организовал сооружение первой в Германии реакторной сборки. Немецкая ядерная программа находилась тогда примерно на той же стадии, что у современного Ирана до ее заморозки. У бельгийской фирмы «Унион Минер» была закуплена огромная партия урановой руды из Конго, из Веморка поступала тяжелая вода.

«Тетерев» и «Незнакомец»

Завод «Норск Гидро», производивший тяжёлую воду

Здание секретного завода «Норск Гидро» в Веморке, производивший тяжёлую воду

Первой забеспокоилась французская разведка, получившая данные о сделке с бельгийцами. Однако у Парижа не было собственной ядерной программы, и специалисты разведки «Бюро-2» просто не понимали истинных «масштабов бедствия».

Тем не менее перед началом немецкого вторжения в Норвегию в апреле 1940 года французы все же решили перестраховаться и вывезли с завода «Норск Гидро» запасы тяжелой воды. Они договорились с норвежцами, что в случае угрозы германской оккупации все оборудование будет взорвано, но хозяева завода или не захотели, или не смогли этого сделать. Таким образом немцы вскоре получили в свое распоряжение целехонькое производство.

Однако германские физики погрязли в теоретических спорах и в результате завели ядерную программу в тупик. Они рассчитывали замедлять нейтроны графитовыми отражателями, но не смогли получить графит надлежащей чистоты. В середине 1942 года немцы решили вернуться при конструировании реактора и расщеплении ядер к использованию тяжелой воды. Доктор Дибнер заручился поддержкой военных и вылетел в Веморк.

Все это время завод мирно производил удобрения. Он располагался на уступе горного плато Хардангер, вела к нему единственная дорога. Выше находилась электростанция, питавшая завод и небольшой поселок возле него. Немцы немедленно укрепили территорию, сделав эту часть горного массива практически неприступной. Охрана непосредственно производственных корпусов была поручена отдельному батальону СС. Внешний периметр находился под опекой горных егерей. От атак с воздуха завод в Веморке прикрывали крупные силы зенитной артиллерии.

Осенью 1942 года на плато Хардангер в рамках операции «Тетерев» были отправлены четыре разведгруппы, состоявшие из норвежских офицеров, для сбора информации о заводе «Норск Гидро» и возможных способах подхода к нему. Им удалось вступить в контакт с некоторыми сотрудниками завода и получить ценную информацию.

На ноябрь 1942 года была запланирована антигитлеровская операция «Незнакомец» ударной группы британских коммандос. От авианалета было решено отказаться, чтобы не подвергать риску окрестное население. Англичане должны были на планерах приземлиться недалеко от Веморка и взорвать электростанцию, обслуживавшую завод.

В состав группы входили 34 человека. Один бомбардировщик с прикрепленным к нему планером сбился с пути и повернул обратно. Второй дотянул до побережья Норвегии, но планер при посадке разбился. Все выжившие попали в плен к немцам. Так провалилась операция «Незнакомец». Но был и плюс: она была задумана и исполнена настолько топорно, что немцы даже не поняли, какова же была истинная цель десанта. А главное, остались в игре все четыре разведгруппы, заброшенные в Норвегию раньше.

Последняя попытка

Тем временем в руки американской разведки попали несколько высокопоставленных итальянских офицеров. Они дали ценную информацию по германской ядерной программе, хотя сами и недопонимали существо вопроса. Майор Мартин Каспере, например, сообщил, что управление вооружений рейха ведет работы по созданию принципиально нового взрывчатого вещества, по своей мощи в сотни раз превышающего все известные науке.

Также он рассказал, что германские ученые и военные в Африке вели изыскательские работы на предмет выявления месторождений некоторых тяжелых металлов. Кроме того, ему было известно и о важной роли в германских исследованиях тяжелой воды. Немцы пытались перенести ее производство из Норвегии в Северную Италию, но не смогли.

Союзники всерьез встревожились, однако не представляли, что можно сделать. В принципе им оставалось лишь еще раз попытать счастья в Веморке — все остальные объекты были для них недоступны. Американцы настаивали на бомбардировке. Британцы готовы были даже на масштабную десантную операцию с привлечением главных сил флота.

Однако руководитель Скандинавского отдела МИ-6 Йенс-Антон Поульссон смог убедить командование дать ещё один шанс диверсантам. Для этой цели были отобраны бойцы роты Линге, укомплектованной лучшими солдатами и офицерами Королевской армии Норвегии. Они уже выполнили несколько заданий на Скандинавском полуострове, прошли несколько этапов переподготовки по программам английских коммандос и добровольно вызвались на опасное задание.

Группу из семи военных возглавил командир роты Линге Иоахим Рённеберг. Некоторое время ушло на их дополнительную подготовку. Для занятий даже привлекли норвежского профессора физики Лейфа Тронстада, знакомого с заводом в Веморке и особенностями технологического процесса. Операция получила название «Ганнерсайд» — так называлась деревушка в Йоркшире, в которой родился разработчик плана диверсии коммандор Чарльз Эмбро.

Группа должна была вылететь в Норвегию, на парашютах приземлиться на лед озера Скриккен, соединиться с ожидающими их диверсантами и уничтожить завод. Пути отхода были намечены весьма условно — все участники понимали, что это может быть дорогой в один конец. На случай провала диверсантам выдали ампулы с цианистым калием.

Без шума и пыли

14 января грузовой самолет «Галифакс» доставил группу в нужное место. Приземление прошло успешно, немцы ничего не заметили. Через 3 дня отряд Рённеберга встретился с остальными диверсантами, которые успели подготовить отличную базу. На месте был скорректирован и маршрут. Пути, намеченные при планировании операции «Ганнерсайд», зимой оказались непроходимыми. Это сделало путь длиннее почти на 300 километров.

27 февраля группа остановилась недалеко от объекта атаки. Все лишнее снаряжение было зарыто в снегу, оставалось преодолеть абсолютно гладкие склоны холма высотой 150 метров, на котором и располагался завод. Однако немцы были там не местными и не успели изучить все коммуникации досконально. А профессор Тронстад рассказал диверсантам о запасном вентиляционном коллекторе, откуда можно было попасть как раз в цех с тяжелой водой.

Оставалась одна проблема: шахты были слишком узкими, и ползти по ним мог далеко не каждый. К тому же это пришлось проделывать в 30-градусный мороз в одних легких комбинезонах — иначе диверсанты рисковали застрять. Обратно их планировали выдергивать за страховочные тросы. Кстати, последние километры до завода предстояло проделать по руслу горной речки, по пояс в воде, чтобы не оставлять следов.

Около полуночи начали установку зарядов. К величайшему везению диверсантов, они ни разу не столкнулись с охраной.

Створ запасного коллектора перекрывала всего лишь проволока с табличкой на ней. В 01:00 прогремели взрывы. Цех тяжелой воды был уничтожен полностью.

Группа отходила двумя маршрутами: часть проделала 400-километровый путь в нейтральную Швецию, а часть — на север Норвегии, чтобы продолжать диверсионную деятельность. Потерь не было. Важнейший объект и запасы тяжелой воды были уничтожены, что называется, без шума и пыли. Это затормозило работы по созданию атомной бомбы минимум на 1,5 года.

Немцы восстанавливали завод 0,5 года. Усилили охрану, выселили из 15-километровой зоны всех местных жителей. Но 16 ноября 155 американских бомбардировщиков превратили все плато Хардангер в безжизненную пустыню. От завода «Норск Гидро» не осталось ничего.

В феврале 1945 года немецкие физики в лаборатории города Хайгерлоха были близки к созданию атомной бомбы как никогда. Их опыты дали блестящие результаты, но для изготовления действующего прототипа не хватило запасов тяжелой воды. 23 апреля в Хайгерлох вошли американские войска, что положило конец германской ядерной программе.

Истинный герой этой истории Иоахим Рённеберг скончался 21 октября 2018 года в возрасте 99 лет.

Борис ШАРОВ

 



, , , ,   Рубрика: Великая Отечественная

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,214 сек. Потребление памяти:8.42 mb