Подвиг Рязани

Автор: Maks Окт 24, 2022

Когда в 1237 году орды монгольских кочевников двигались на завоевание всего мира, дорогу им преградила свободная Русь. Точнее — отдельные русские княжества, погрязшие во взаимных сварах и роковой беспечности.

ПОХОТЛИВЫЕ КОЧЕВНИКИ

Первой под удар монгольского «катка» попала Рязань — ближайший к степи крупный город Древней Руси. Но прежде чем идти войной, монголы предложили рязанцам сдаться по-хорошему.

В Рязань прибыло посольство от предводителя монголов — Бату-хана (в русском варианте — Батыя). Послы предъявили требования рязанскому князю Юрию Игоревичу: ежегодно отдавать десятую часть доходов княжества и поставлять бойцов в монгольское войско. Кроме того, монголы собирались определять, кто будет сидеть на княжеском престоле Рязани. Если один не понравится, то снимут и поставят другого.

Условия были, конечно, дерзкие, особенно последнее (летописцы называли его «татарская воля во князьях»). Но, желая спасти Рязанскую землю от губительного нашествия, рязанский князь решил поторговаться. Для этого он направил к Бату-хану послов во главе со своим сыном — княжичем Федором.

Послы прибыли в ставку Батыя, которая в тот момент располагалась на берегу реки Воронеж. Но затея с посольством закончилась трагически. К прежним требованиям монголов прибавилось новое: отдать «на ложе» Батыю дочь или сестру великого князя. Это должно было служить знаком покорности и подчинения.

Великий создатель монгольского государства — беспощадный Чингисхан — так объяснял своим соратникам смысл жизни для настоящего мужчины: «Величайшее наслаждение и удовольствие для мужа состоит в том, чтобы победить врага, вырвать его с корнем и захватить все, что тот имеет… В том, чтобы превратить животы его прекрасноликих супруг в подстилку для сна; в том, чтобы смотреть на их розоцветные ланиты и целовать их, а их сладкие губы цвета спелой ягоды сосать!»

Вдохновившись заветами отца-основателя своей империи, монголы вознамерились отведать сладких губ русских женщин. Но на требование отдать в гарем завоевателю свою сестру или тетю княжич Федор ответил отказом. Тогда разозленные монголы зарезали и самого княжича, и всю его свиту.

Позднее русские летописи приукрасили эту историю. Они утверждали, будто Батый требовал «на ложе» саму жену княжича Федора — Евпраксию. Якобы похотливый монгольский вожак был наслышан о ее красоте, вот и решил затребовать княжну себе в гарем.

Надо заметить, что в походе развратного монгольского хана сопровождали семь его прекрасных жен. Их отобрали из всего огромного гарема правителя, который остался в азиатских степях — тащить с собой в поход столько женщин было бы неразумно. Но и без женской ласки во время войны джихангир («повелитель вселенной» — так монголы льстиво называли своего хана) тоже обходиться не мог. Поэтому он взял с собой, так сказать, мобильный походно-полевой гарем.

В него вошли лучшие мастерицы своего дела: семерка красавиц из Монголии и покоренного Китая. Монгольские воины завистливо называли их «семь звезд Бату-хана». И вот теперь нахальный завоеватель вздумал пополнить свой гарем восьмой — русской женой!

«Дай мне, князь, познать жены твоей красоту», — сказал хан Федору (по версии русского летописца). Княжич, конечно, отказал: «Не прилично нам, христианам, тебе, нечестивому царю, водить жен своих на блуд. Если нас одолеешь, то и женами нашими будешь владеть».

После этого хан и велел убить русских послов. По легенде, юная Евпраксия, узнав о гибели мужа, вместе с сыном-младенцем бросилась с крыши терема на землю.

И она, и ее сын разбились насмерть. Позднее рязанцы перенесли их останки в храм Николы Корсунского.

НЕПОБЕДИМЫЙ СУБЭДЭЙ

Итак, война стала неизбежной. Но монголы не спешили вторгаться на Русь. Они ждали, когда разыграются самые сильные и свирепые морозы и избавят их от вечной русской проблемы: ужасного бездорожья. И лишь в декабре, когда холода окончательно сковали почву, Бату-хан повел свои орды на покорение вольной Рязани.

Русские князья привыкли решать исход войны в полевом сражении. Поэтому рязанский князь вывел войска навстречу монголам — к реке Воронеж. В ходе упорной схватки рязанцы потерпели предсказуемое поражение. Слишком неравными были силы — и количественно, и качественно.

Детали битвы, увы, до нас не дошли. Но вполне логично предположить, что монголы и в этот раз действовали по своему излюбленному шаблону. А именно: после первого наскока неприятеля они обращались в притворное бегство. Противники устремлялись в погоню. Монголы же, увидев, что враги уже достаточно углубились в подготовленную ловушку, разом разворачивали коней, всей своей массой наваливались на разобщенные силы неприятеля и уничтожали их подчистую.

Видимо, так же произошло на реке Воронеж. Часть русских полков (та, что стояла в резерве) смогла избежать гибели. Они успели отойти и укрыться за стенами Рязани. Вскоре к стольному граду Рязанского княжества подошла вся огромная армия Бату-хана.

Когда мы говорим о «Батыевом нашествии», стоит учитывать, что сам Батый выполнял в походе, скажем так, представительские функции. А подлинное руководство монгольскими войсками осуществлял старый соратник Чингисхана — непобедимый Субэдэй. Этот страшный человек сокрушил последовательно половцев, Волжскую Булгарию, Русь, Польшу, Венгрию и вывел монгольские войска к границам Германии и Италии.

Несомненно, это был один из величайших полководцев Средневековья. Но, по иронии судьбы, его имя оказалось заслонено фигурой летописного «хана Батыя». Хотя Бату-хан в походе делал лишь то, что советовал Субэдэй, ведь военный авторитет этого «пса Чингисхана» был непререкаем.

ХАШАР — ЖИВОЙ ЩИТ

Так или иначе, поседевший в походах Субэдэй стоял у стен Рязани. Он тотчас же приказал возвести вокруг города деревянный частокол. Это делалось для того, чтобы ни один человек не ускользнул из осажденного города (а также чтобы никто в него не смог проникнуть извне).

После этого захватчики стали готовить штурм. Понимая, что атака русской крепости будет делом кровавым, монголы решили использовать свое бесчеловечное изобретение — хашар.

Изначально хашаром называлась трудовая повинность для постройки оросительных каналов или больших зданий. При монголах же хашар стал означать использование пленных в качестве рабочей силы и живого щита при осаде крепостей.

Монголы под угрозой немедленной смерти заставляли пленников идти на штурм городских стен. По словам очевидца, «если пленные возвращались, не доставив прикрытия к стене, им рубили головы. Поэтому они были настойчивы».

Расчет кочевников был жесток и циничен. Количество стрел, камней, кипящей смолы и прочих боеприпасов в блокированной крепости небезгранично. Так пусть лучше все эти стрелы и камни неприятель израсходует, убивая своих же соплеменников.

Кроме того, хашар помогал монголам сохранить свои силы. Осажденные выбивались из сил, отбивая атаки хашара. А когда защитники города уже начинали валиться с ног от усталости, в бой вступали свежие, отдохнувшие монгольские воины.

Судьба людей, согнанных в хашар, была ужасна. Средневековый хронист писал: «Если кто сражался только для вида или даже пытался потихоньку бежать, то татары, настигнув их, убивали. Если же они храбро сражались и побеждали, то никакого вознаграждения не получали. И так они обращались с пленниками своими, словно с рабочим скотом».

ПЛЕННИКИ В КОТЛАХ

Таким образом, монголы бросали в атаку хашар, обстреливали Рязань из камнеметов, пытались сломать укрепления стенобитными орудиями. Но упорные рязанцы и не думали сдаваться. Тогда кочевники решили применить последнее средство: поджечь город.

Поджечь? Но чем? У захватчиков не было под рукой горючих веществ. Но монголов это не остановило.

В один из дней рязанцы увидали большие костры. К ним монголы подводили русских пленников. На глазах защитников города кочевники зарезали сотни несчастных русичей.

Оцепенев от ужаса, жители Рязани смотрели, как захватчики разрубают трупы пленников на части и бросают в железные котлы, подвешенные над огнем. Хорошо горящий человеческий жир — вот что было нужно монголам! И не нужны ни смола, ни сера, ни «греческий огонь»! А главное: сырье для изготовления этих адских снарядов — беззащитные пленные — всегда под рукой.

Итальянский путешественник Плано Карпини, побывавший в Монголии в 1246 году, писал: «Они обычно берут жир людей, которых убивают, и выливают его в растопленном виде на дома, и везде, где огонь попадает на этот жир, он горит, так сказать, неугасимо».

Вот и сейчас, у стен Рязани, монголы кипятили разрубленные трупы в котлах — вываривали из них жир. Затем этот жир переливали в глиняную посуду…

В стены рязанских укреплений полетели горшки, разбрызгивающие при ударе горящую жидкость. Потушить этот огонь было невозможно. Под прикрытием такой «артподготовки» на штурм города пошли уже собственно монгольские силы: сытые, отдохнувшие, безжалостные.

На стенах Рязани закипел отчаянный бой. Русские воины, держа в руках длинные топоры, рассекали голову всякому, кто показывался из-за кромки стены. Другие рязанцы хватали жерди и сталкивали прочь вражеские осадные лестницы. Рязанские женщины сражались рядом со своими мужьями и отцами. Они бросали камни, выливали ведра кипящей воды и смолы на штурмующих.

К полудню первый штурм был отбит. Но это было только начало. Монгольские атаки повторялись днем и ночью в течение пяти суток.

ЖИВЫЕ ПОЗАВИДУЮТ МЕРТВЫМ

Рязанцы стояли насмерть. Но с каждым часом их становилось все меньше и меньше. И некому было заменить павших.

Женщины и подростки становились на место убитых мужчин. Но что они могли поделать против огромной орды, которая, как стая саранчи, лезла на приступ! Силы монголов казались неисчерпаемыми: они посылали в бой все новые и новые отряды.

Кочевники неутомимо лезли на стены: хан обещал щедрую награду тому, кто первый взойдет на укрепления «урусов». Кроме того, монголы знали, что взятый город согласно традиции будет отдан им на разграбление. Каждый хотел проникнуть в Рязань раньше своих товарищей, чтобы первым поживиться рязанскими богатствами.

Вместе со штурмующей толпой к городским стенам подползли и несколько таранов. Это были толстые бревна с железными наконечниками, подвешенные на прочных цепях. Русские пленники, понукаемые ударами кнута, раскачивали бревна и долбили ими рязанскую стену.

Всякий пленный русич, который пытался бежать или работать вполсилы (не желая воевать против своих же братьев), тотчас падал с разрубленной головой. Монголы не знали жалости и сострадания.

Пять дней героически сражались защитники Рязани. Но стенобитные машины и ужасные монгольские «зажигалки» неумолимо приближали страшный конец.

Мать рязанского князя Агриппина, а также многие городские женщины и девушки отправились в соборную церковь. Именно здесь они решили встретить неминуемую смерть. Епископ и священники пели молитвы, утешая рыдавших и отчаявшихся.

В ночь с 20 на 21 декабря 1237 года монголы проломили городские стены, ворвались в Рязань и устроили резню. Князь Юрий Игоревич погиб в уличных боях. Монголы заходили в дома и рубили всех — от мала до велика. Ждать от них пощады не приходилось.

Старая Рязань

Музей-заповедник Старая Рязань

Кочевники разломали двери храма, где укрывалась княгиня Агриппина. Священников и малолетних детей изрубили. Здание подожгли.

Летописец рассказывал о тех страшных минутах трагическим тоном: «Княгиню Агрипену, матерь князя, з снохами и с прочими княгинеми мечами иссекоша, а епископа и священнический чин огню предаша, а во граде многих людей, и жены, и дети мечами иссекоша, а иных в реке потопиша».

Эти страшные строки умалчивают о том, что легко восстановить логическим путем. Уничтожив всех способных к сопротивлению мужчин, озверевшая орда не только грабила и убивала. Монголы, которые перед этим долго стояли на границах Руси и ждали наступления холодов, набрасывались без разбору на беззащитных женщин, девушек и девочек. Но их, конечно, не хватало на всех воинов бесчисленной азиатской орды.

И мало кто без содрогания может представить себе, что происходило из-за этой нехватки на пылающих улицах Рязани. Древние летописцы (с деликатностью, присущей всей русской культуре), затрагивая тему половых бесчинств монгольских воинов, ограничились одной скупой фразой: «И многое поругание бысть добрым женам и девицам пред матерьми и сестрами».

СКЕЛЕТЫ ИЗ ЗАПОВЕДНИКА

Монголы практически полностью истребили население Рязани. Известный памятник древнерусской литературы — «Повесть о разорении Рязани Батыем» — так описывает итог кровавого штурма: «Не осталось там ни стонущего, ни плачущего: ни отца и матери по детям, ни ребенка по отцу и по матери, ни брата по брату, ни по родным, но все вместе мертвыми лежали».

Попавших в плен рязанцев монголы зарубали топором или секирой. Массовые казни происходили методично и хладнокровно: пленных разделили между монгольскими командирами — сотниками, а те поручали каждому солдату умертвить не менее десяти человек.

Эти страшные рассказы средневековых хронистов подтверждены археологическими раскопками. Известный археолог Владислав Даркевич, проводивший раскопки братских могил жертв монгольского нашествия, писал: «Много детских захоронений, от грудных младенцев до 6-10 лет. Это рязанцы, которых завоеватели истребили поголовно, многих уже после взятия города… Найден скелет беременной женщины, убитый мужчина прижимал к груди маленького ребенка. У части скелетов проломлены черепа, на костях следы сабельных ударов, отрублены кисти рук».

После нашествия монголов Рязань перестала существовать. На ее месте остались лишь трупы да обугленные головешки. Новый рязанский князь сделает своей столицей город Переяславль-Рязанский, который позже стал именоваться Рязанью.

Так что Рязань, которая сейчас благополучно существует, это совсем не тот город, который штурмовал Батый. А древняя, домонгольская Рязань уже быльем поросла. Там сейчас археологический заповедник Старая Рязань, где и поныне откапывают все новые и новые скелеты тех, кто в декабре 1237 года погиб, но не покорился ордам Батыя.

Марат КУРАМШИН

  Рубрика: Главное сражение 163 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:48. Время генерации:0,212 сек. Потребление памяти:9.37 mb