Право на счастье

Автор: Maks Сен 5, 2020

Большую часть XVIII века Россией правили императрицы. Но ведь не всем представительницам прекрасного пола довелось украсить голову императорской короной. Как же жили в это время обычные женщины?

Прощание с теремом

Петр I решительно ломал привычный уклад русской жизни. Это сказалось и на положении женщин.

Допетровское время — это эпоха Домостроя. Женщина считалась этаким придатком к мужчине. Женский идеал — тихая, скромная, работящая. Больше, собственно, ничего не требовалось.

Все иностранцы, побывавшие в России, отмечали, что женщины живут затворницами. Австрийский дипломат XVI века Сигизмунд Герберштейн писал: «Положение женщин весьма плачевно. Московиты не верят в честь женщины, если она не живет взаперти и не находится под такой охраной, что никуда не выходит. Заключенные дома, они только прядут и сучат нитки».

На самом деле иностранцы преувеличивали. Взаперти, в теремах, жили аристократки — царицы, царевны, боярыни. У крестьянок и простых горожанок теремов не было. Они работали в поле, торговали на рынках, а не сидели в четырех стенах.

Складывалась странная ситуация: чем выше был социальный статус женщины, тем более убогой и неполноценной оказывалась ее жизнь. Например, боярыни никогда не участвовали в пирах и застольях вместе с мужчинами. А вот обычные горожанки вовсю веселились наравне с мужьями.

Зато «эмансипация», начавшаяся при Петре I, наоборот, затронула именно верхи общества.

В 1699 году секретарь австрийского посольства Иоганн Корб описал русский праздник, в котором впервые участвовали представительницы прекрасного пола. Правда, мужчины и женщины находились в разных комнатах. И женщины лишь «смотрели на танцы и шумные забавы, раздвинув немного занавеси».

Так продолжалось недолго. Вскоре участие женщин в праздниках и танцах стало не просто возможным, но и обязательным. Петр I сначала обязал их посещать Ассамблеи, а потом и ночные балы.

Раньше незамужних девушек старались никому не показывать. Теперь царь-реформатор требовал, чтобы их вывозили в свет.

Поначалу русские дамы с ужасом и недоверием смотрели на европейские забавы. Но довольно быстро они привыкли. Более того, им понравилось.

Физика для благородных девиц

Женщины воспринимали новшества даже охотнее, чем мужчины. «Особенно дамы танцевали с большим удовольствием», — отмечал голштинец Фридрих Вильгельм Берхгольц. Он же на одном из праздников увидел «до тридцати хорошеньких дам, из которых многие мало уступали нашим в приветливости, хороших манерах и красоте». Кроме того, они хорошо знали иностранные языки. А ведь еще 25 лет назад женщины смотрели на «шумные забавы» через «занавеси».

К середине XVIII века балы и танцы стали излюбленным времяпровождением женщин. Чуть позже в число излюбленных забав вошло и посещение театра. Разумеется, речь идет не о простых людях, а о богатых и знатных.

Впрочем, и тогдашний «средний класс» — например, гвардейские офицеры — организовывал танцевальные вечера. Мужчины платили за вход, женщины пропускались бесплатно — с карманными деньгами у дам были проблемы. Менялись и представления об идеальной женщине. Мужчины больше не мечтали о тихих и скромных. Им хотелось видеть рядом с собой умных женщин, способных поддерживать разговор.

Для этого пришлось озаботиться образовательными проблемами. В 1764 году появился Смольный институт благородных девиц. Там преподавали языки, литературу, а также математику и физику.

Вскоре открылось и отделение «для мещанских девиц».

Еще раньше появились частные пансионы для девушек. Пансионами в основном руководили иностранцы. Но наиболее распространенным оставалось домашнее образование. В конце XVIII века некоторые иностранцы уверяли, что в России «женщины образованы лучше мужчин». Тем не менее возможностей проявить себя у дам было немного. Скажем, государственная служба оставалась для них закрытой. Парадокс: женщина могла стать императрицей и управлять страной, но не могла управлять губернией или канцелярией.

Вековые традиции никуда не делись. Как и раньше, главным в жизни женщины, даже знатной, был брак и последующее воспитание детей. Конечно, дам, близких к императорскому двору с его роскошью и нередко развратом, интересовало совсем другое. Но это были исключения, а не правила.

Малолетние невесты

Подневольный брак был в Российской империи обычным деломСемейная жизнь в XVIII веке тоже стала не совсем такой, как раньше. В допетровскую эпоху браки заключались исключительно по воле родителей. Мнения невесты никто не спрашивал — оно попросту никого не интересовало. Собственно говоря, невеста чаще всего и не видела жениха до свадьбы.

При Петре I ситуация изменилась. Царь рассуждал прагматично: брак без любви часто оказывается бездетным, что, говоря современным языком, ведет к демографическому кризису. Поэтому при заключении брака стоит поинтересоваться мнением жениха с невестой.

Царь ввел новую законодательную норму: сначала молодожены должны обручиться, а уже потом, через некоторое время, венчаться. Чтобы была возможность узнать друг друга. Невеста, как и жених, получала право расторгнуть обручение.

Также Петр I запретил насильственно выдавать девушек замуж. За это полагался штраф.

К сожалению, традиции оказались сильнее законодательства. Берхгольц вспоминал забавный случай в церкви. Священник спросил новобрачных, добровольно ли они вступают в брак. «Во всей церкви раздался громкий смех». Оказалось, что «жених оба раза отвечал и за себя, и за невесту».

Нововведения Петра I об обручении и добровольности брака не прижились и в 1775 году были отменены. Про крепостных и говорить не приходится — здесь царил произвол помещиков. Скажем, великий полководец Александр Суворов распорядился, что все его крепостные девушки должны в 15 лет выйти замуж. И выходили — с помещиком не поспоришь.

Ранние браки вообще были в порядке вещей — и не только у крестьян. В 1714 году Петр I установил минимальный брачный возраст для девушек — 17 лет. Но этот указ не соблюдался, и в 1774 году Синод понизил возрастную планку до 13 лет.

Бывало, что девочек выдавали замуж и раньше. Датский посол Юст Юль, например, гостил у воеводы, жене которого не исполнилось 12 лет. Знаменитый мемуарист Андрей Болотов сватался к 12-летней невесте.

Среди крестьян иногда наблюдалась противоположная картина. Англичанин Уильям Кокс, побывавший в России при Екатерине II, писал: «Во многих семьях отец женит своего восьми или девятилетнего сына на девушке гораздо старше его с целью иметь лишнюю работницу, между тем сам сожительствует со своей снохой и нередко имеет от нее детей».

И все же — несмотря на всяческие безобразия — в XVIII веке получает право на жизнь и брак по любви. По этому поводу можно даже рассказать душещипательную историю. Одна женщина не могла вынести разлуку с мужем. И тогда она переоделась в мужское платье и под видом денщика повсюду следовала за полком, в котором служил ее благоверный.

Розги для сына

Воспитанию детей все женщины, независимо от сословия, придавали огромное значение. Вообще, если можно говорить о бесправии жен, то матери в русских семьях всегда пользовались уважением и почетом. Даже взрослые дети сохраняли тесную связь со своими матерями — в этом было отличие России от Западной Европы.

Опять же, пример. Причем несколько анекдотический.

Взрослый сын-офицер проигрался в карты и вернулся домой пьяным. Мать вошла к нему в комнату с лакеями, «заставила их сына держать, а сама выпорола, так что он день от стыда и боли пролежал не вставая». Такая вот специфическая материнская любовь.

Но если материнская любовь вечна, то любовь между супругами, прямо скажем, переменчива. Расторгнуть брак в XVIII веке, как и до этого, было непросто.

Дать развод могли только церковные власти. Правда, в 1722 году Святейший синод придумал новую норму -«временное разлучение».

Супруги могли не жить друг с другом, но не имели права заключить новый брак.

Как известно, Петр I избавился от первой жены — Евдокии Лопухиной — более простым способом: он насильно постриг ее в монахини. И это был не единичный случай. Многие мужья заставляли надоевших им жен уходить в монастырь.

Государство пыталось бороться с такой практикой и ввело ограничения — замужняя женщина могла стать монахиней, только достигнув 50-летнего возраста.

Однако вернемся к разводам. Главным основанием для развода была супружеская измена. Но мужчины и женщины находились в неравном положении. Женские прошения с обвинением мужей в прелюбодеянии почти никогда не удовлетворялись.

Характерно, что жалобы жены на «смертные побои» вообще не являлись основанием для развода.

К концу XVIII века сложилась новая практика — супруги официально не разводились, но разъезжались. Это нечто вполне цивилизованное.

Если же говорить в целом, то статус женщины в «век императриц» повышался. Но это главным образом касалось привилегированных сословий. Основная масса населения — крестьяне продолжали хранить традиции, которые сегодня могут показаться нам дикими.

Михаил АЛЕКСЕЕВ



, , , , ,   Рубрика: Праздники, нравы и традиции

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:47. Время генерации:0,181 сек. Потребление памяти:8.13 mb