Пришелец из Персии

Автор: Maks Июн 29, 2019

Редкий случай, когда историю образца холодного оружия можно проследить буквально от рождения до выхода из обращения. Бебут — как раз один из таких примеров. Хотя у него имеются более древние предки, но все же в известной нам форме он появился в четко установленное время. И просуществовал не так уж долго, хотя и успел оставить о себе заметную и добрую память.

История этого кинжала абсолютно туманна и не изучена. Вроде бы в древнем Иране был некий изогнутый клинок, который носили на бедре и называли behbud. У персов его переняли тюрки, исправившие название на bekbut (bek — «бедро» или «нога»). Уже оттуда он попал на Кавказ, где стал использоваться наравне со знаменитыми камами. А там недалеко было и до русской армии, которая в силу обстоятельств провела на Кавказе немало времени.

Проблема с расчетами

Стоит заметить, что воевали русские не только с турками и немирными горцами, но и с персами, так что изогнутые кинжалы, длиной около полуметра, вполне могли частично быть заимствованы напрямую оттуда. Так или иначе, но к началу XX века их можно было встретить главным образом в неуставном обмундировании офицеров и казаков. Хотя прямые и тяжелые камы были все-таки популярнее, но кривые бебуты смотрелись более угрожающе. С ними любили фотографироваться или носить при парадных мундирах. Но и в бою изогнутый клинок мог сыграть решающую роль. А потому вскоре на офицерскую моду обратили внимание официальные высокие чины.

Дело в том, что к началу XX века в армии обнаружилась вполне очевидная проблема. На вооружение стали поступать скорострельные артиллерийские орудия. Чтобы они стреляли в должном темпе, быстро двигаться были обязаны и солдаты расчета. И в этом им, как оказалось, изрядно мешали положенные по уставу шашки. До поры до времени все вроде бы было продумано — артиллерийские шашки были на 10 сантиметров короче обычных кавалерийских. Но в новых условиях оказалось, что даже с ними бегать слишком быстро солдаты не могут. Более того — известны несчастные случаи, происходившие из-за того, что шашки попадали в колеса пушек. Особенно тяжело приходилось кавалерийским расчетам, которые должны были постоянно вскакивать в седло и столь же молниеносно спешиваться, чтобы перемещать орудия с места на место. Оставлять расчеты без вспомогательного холодного оружия было нельзя. А потому был поставлен вопрос о том, что должно прийти на смену шашкам.

В 1902 году на рассмотрение комиссии Главного артиллерийского управления был предложен проект замены шашки на бебут. Несмотря на то что комиссия единодушно признала неудовлетворительным качество артиллерийской шашки и 25 из 30 ее членов проголосовали за введение бебута, итоговое решение все же оказалось отрицательным. Подвело стремление к идеалу. В ходе обсуждения возникла мысль, что неплохо бы дать артиллеристам такое оружие, которое изначально было бы приспособлено для использования в качестве шанцевого инструмента. Звучало вполне разумно. А потому вместо бебута решили ввести тесак с пилой на обухе или удобный топорик. Дело было за малым — разработать проект, утвердить его и запустить в производство.

Жандармы и пулеметчики

БебутКак несложно догадаться, от бюрократического решения до реального воплощения времени прошло немало. Точнее, разумная, в общем-то, идея о тесаках так и не была воплощена вообще. Так что артиллерийские расчеты продолжали мучиться с шашками. Про бебут, однако, не забыли. В 1907 году согласно императорскому указу им стали вооружать нижних чинов жандармерии, за исключением вахмистров и трубачей. А в 1908-м им вооружили пулеметные команды, для которых вопрос мобильности тоже был весьма актуален.

Только к 1909 году бебут наконец добрался до тех, для кого изначально предназначался, — до артиллеристов. При этом в официальных документах он нигде бебутом не назывался, оставаясь просто «кривым кинжалом». Примечательно при этом, что казакам носить бебут официально так и не разрешили. Хотя любимые ими камы в свое время узаконили и унифицировали. Впрочем, в казачьих войсках по факту каждый носил, что хотел.

Уставной бебут имел следующие параметры. Вес — около 750 граммов, длина — до 60 сантиметров, из которых 44 составлял клинок шириной 35 миллиметров. Выпуском занимались Златоустовский, Ижевский и Артинский (самые редкие экземпляры) заводы.

Оправа обтянутых кожей ножен первоначально замышлялась нейзильберовой (из сплава меди, никеля и цинка). Но затем, из соображений экономии и целесообразности, белый металл заменили на желтый — латунь. Простая деревянная рукоять не имела украшений. На устье ножен и оковке рукояти выбивался номер полка, в котором служил владелец этого оружия.

Отмененный, но не забытый

Изогнутый клинок затачивался по-разному — с одной или двух сторон. При этом его габариты позволяли вполне эффективно наносить как рубяще-режущие, так и колющие удары. Причем держать кинжал было равно удобно как прямым, так и обратным хватом. Главной претензией к боевым качествам бебута, как правило, являлся малый вес, якобы не позволявший нанести сильный удар. Но смещенный на клинок центр тяжести усиливал поражающие свойства. Показательно, что в 1910 году бебут, помимо всего прочего, стал оружием конных разведчиков пехотных полков. Бесполезную вещь вряд ли выдавали бы тем, кто отправлялся на самые ответственные и опасные задания.

Хотя пилу на обух или другие элементы шанцевого инструмента бебуту так и не придали, он был полезен как в бою, так и в походе. Им удобно было обрубить мешающие ветки или выкосить бурьян на позиции под пулеметное гнездо.

Официально бебут стоял на вооружении до 1917 года. Но и в Красной армии его не перестали использовать. Естественно, воинские подразделения, перешедшие на сторону красных, сохраняли все свое вооружение. Например, достоверно известно, что бебуты носили на поясе знаменитые латышские стрелки.

Вспомним опыт жандармского корпуса, когда летом 1918 года новая власть сделала бебут официальным оружием пеших сотрудников милиции (дружинников революционной охраны). Конная милиция при этом сохранила шашки. Однако практически сразу после Гражданской войны кривой кинжал русских артиллеристов оказался забыт и снят с вооружения. Бебуты остались в собственности отставных военных и постепенно превратились в семейные реликвии, многие из которых сохранились до нашего времени.

Виктор БАНЕВ

 

Морская биография

Забавная путаница наблюдается в том, что авторы художественной литературы порой дают бебут в руки бойцам советской морской пехоты. Причем грешат этим как не очень известные, так и вполне маститые авторы. Например, современный писатель Игорь Штокман в книге «Дворы», где он делится своими детскими воспоминаниями о войне, описывает такую ситуацию: «Но над ним, офицером этим, уж навис, занес руку с тесаком-бебутом наш моряк, морская пехота… матросский тесак вот-вот вопьется в горло врага…» Лев Кассиль в повести «Дорогие мои мальчишки», посвященной советским юнгам, описывает ожесточенную схватку с фашистами: «Стесненные узким пространством рва, десантники пытались выкарабкаться из него, но цепкие мальчишки повисали на ногах, стаскивали немцев обратно, душили, прыгали с налету, кололи штыками, матросскими ножами-бебутами». Можно, конечно, все это списать на авторскую небрежность, но на самом деле все гораздо интереснее. По некоторым свидетельствам, на флоте во время Великой Отечественной войны бебутами неофициально называли вполне себе уставные ножи разведчика НР-40, сделанные по образцу ножей-финок. И продержалось это прозвище вплоть до 1950-х годов. Не исключено, что здесь имелось влияние ветеранов Первой мировой войны, которые видели настоящие бебуты. Так что писатели лишь повторяли за моряками хоть и неверное, но расхожее название.



, , ,   Рубрика: История оружия

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:61. Время генерации:0,211 сек. Потребление памяти:8.23 mb