Скажи нам правду, атаман!

Автор: Maks Мар 23, 2022

На голосе Ефима Копеляна в СССР выросло много поколений. А вот в лицо актера узнает не каждый. Слава пришла к нему поздно, во второй половине жизни. И он старался наверстать упущенные роли, не жалея своего здоровья…

Имя Ефима Копеляна прогремело на весь Советский Союз в 1967 году, после выхода легендарного фильма Эдмонда Кеосаяна «Неуловимые мстители». Отрицательный образ так удался актеру, что алкаши на улице тыкали в него пальцем, а мальчишки забрасывали снежками.

Долгий путь к славе

«Атаману Бурнашу» уже стукнуло 55 лет. У него за плечами было около 30 фильмов и несколько десятков ролей в театре. Кеосаян непременно хотел снять Ефима Захаровича в своем фильме, но роли для него не находилось. По первоначальному сценарию главным злодеем в «Неуловимых мстителях» был батька Махно, но Копелян не подходил по типажу. Режиссер решил позвать актера на роль Лютого и специально ездил к Копеляну уговаривать его сниматься. После многочисленных споров худсовет утвердил актера, хотя для своего героя Копелян был явно староват. Потом Махно заменили на Бурнаша, которого должен был сыграть Ролан Быков. Но Быков отказался, и в итоге атамана во всех трех фильмах сыграл Ефим Копелян. Этот персонаж принес ему славу, которой актер упорно добивался почти тридцать лет.

По словам коллег, к своему признанию Копелян относился двойственно. Внимание поклонников на улице его напрягало, и он предпочитал передвигаться по городу на машине. Но и на автозаправке рабочий постоянно с ним здоровался и просил автограф, а однажды подошел и сказал: «Я с таким удовольствием посмотрел ваш творческий вечер, товарищ Стржельчик!» Копелян разозлился, но смолчал. Никакого творческого вечера у него, конечно же, не было, а актер Владислав Стржельчик был его соседом. Однажды Копелян посадил Владислава Игнатьевича в машину и привез к заправщику: «Вот, смотри и запоминай! Это — Стржельчик, а я — Копелян!»

В Ленинград 17-летний Ефим приехал из родного минского города Речица сразу после окончания школы и устроился рабочим на завод «Красный путиловец». Позже ему удалось поступить на архитектурный факультет Института пролетарского изобразительного искусства, где уже учились два его старших брата. К слову, в еврейской семье Копелянов было шестеро сыновей. Мать занималась домом, а отец продолжал семейное дело — трудился на лесозаготовках.

До революции дед Ефима по материнской линии Мордух Хацкелевич Френкель был самым богатым человеком в Речице: он владел лесопильным заводом, поставляющим древесину для строительства мостов военному ведомству. В 1917 году Копеляны потеряли все: семейный бизнес, недвижимость, финансовые средства. Родители Ефима перебрались в маленькую съемную квартирку, а их роскошный дом экспроприировали в пользу секретаря обкома. Эти страницы своей биографии актер скрывал, как и метаморфозы со своей фамилией.

По отцу фамилия актера звучала как Каплан. Безграмотные паспортистки переиначили ее сначала в Коплан, затем — в Копелян. Так еврей превратился в армянина. Впрочем, в СССР для карьерной лестницы актера это сыграло на руку. В карьере Копеляна даже возник трагикомический эпизод. Высшие партийные чиновники Армении заказали биографический фильм про революционера Камо и заявили, что в главной роли видят исключительно актера армянского происхождения. Например, Копеляна. Когда Ефим Захарович прибыл на «Арменфильм», выяснилось, что у него нет ни капли армянской крови.

Ефим Закадрович

Голодные студенческие годы в Ленинграде Копелян вместе с однокурсниками-архитекторами часто бегал играть в массовках на спектаклях Большого драматического театра. Платили копейки, но хоть какие-то деньги. Но внезапно халтура так увлекла молодого человека, что Ефим захотел стать профессиональным актером. Он оставил институт и поступил в театральную студию при БДТ. Педагог и режиссер БДТ ценил Копеляна, но в то же время понимал, что ему чего-то не хватает. «Через двадцать лет будет актером!» — смеялся преподаватель и оказался прав. После окончания учебы Копелян остался в родном театре и был ему верен до последних дней жизни. Коллеги Ефима Захаровича актеры Сергей Юрский и Кирилл Лавров говорили, что играть на одной сцене с Копеляном — это блаженство.

Он был задействован во многих спектаклях, и все же до громких ролей ему предстояло дозреть. С возрастом Копелян огрубел, заматерел, обзавелся сединой — и на него вдруг, как из рога изобилия, посыпались роли военных, купцов, министров. «Я до сорока лет в театре за кулисами в домино играл. Никому не был нужен… Считалось, что у меня нет ни внешности, ни голоса, ни темперамента, — горько усмехался Копелян. — И вдруг все это откуда-то нашлось!» Актер не заболел звездной болезнью, но стремился наверстать упущенное: хватался за каждое предложение и в театре, и в кино, и на телевидении. Деньги наконец-то появились, а здоровья такая работа на износ, конечно, не прибавляла…

Говорят, еще до съемок «Семнадцати мгновений весны» Татьяна Лиознова обещала Ефиму Копеляну роль Штирлица. Но верховному руководству не понравилась идея, что советского разведчика будет играть еврей. Главную роль отдали «истинному арийцу» Вячеславу Тихонову, а Копеляну режиссер обещала одну из ролей немецких офицеров, однако и тут худсовет его кандидатуру не утвердил.

Ефим Захарович обиделся на Лиознову, но Татьяна Михайловна не отступала. Она переделала весь сценарий фильма о разведчиках и специально для Копеляна вписала туда голос за кадром, озвучивающий мысли Штирлица. Ефим Копелян действительно обладал красивым баритоном — приглушенным, вкрадчивым, завораживающим. До фильма о разведчике он уже блестяще озвучил несколько кинокартин, в том числе «Семь нот в тишине», «Встречи с Горьким» и «Память».

«Его голос звучит так, будто он знает больше, чем говорит!» — уверяла Лиознова. Но как уговорить Копеляна?.. Татьяна Михайловна лично несколько раз звонила в Ленинград, но актер не подходил к телефону. Тогда режиссер просила ему передать, что его кандидатура утверждена и она лично «коленнопреклонно» просит его приехать в Москву. Ефим Захарович был джентльменом и отказать даме не смог. Каждый вечер после спектакля в ленинградском драм-театре Копелян мчался на вокзал, садился в поезд и утром был в столице.

«Работать с ним было сплошным наслаждением, — вспоминала Татьяна Лиознова. — Он приезжал и, хотя был только что с поезда, всегда успевал побриться и переодеться в белоснежную рубашку, ни разу не изменил себе».

Звучащий за кадром голос Копеляна в тандеме с красиво молчащим лицом Тихонова превратили заказанную сверху картину про разведчиков в культовый фильм. Кинокартина имела грандиозный успех, а Копеляна прозвали Ефимом Закадровичем. Его популярность взлетела до небес, а друзья-актеры смеялись: только Копелян мог прославиться фильмом, в который его не взяли! Между тем все уважали талант актера и говорили, что он может сыграть даже телефонный справочник. Ценили и то, что Копелян не участвовал в интригах и умел радоваться успехам коллег.

Театральный роман

Если актерский путь Копеляна был тернистым, то с личной жизнью ему повезло, как никому. Однажды в коридоре БДТ он встретил молоденькую брюнетку, от одного взгляда на которую у него замерло сердце. Актер уже десять лет служил в театре, а актриса Людмила Макарова только что зачислилась в труппу. Видя, как Копелян залихватски подкрутил ус, она рассмеялась, поправила прическу и молча пробежала мимо. Они еще долгое время переглядывались при случайных встречах, прежде чем Копелян сделал над собой усилие и заговорил с красоткой.

Ефим КопелянЕфим Захарович не был ловеласом и не умел красиво ухаживать. Поначалу они в любую погоду гуляли по Ленинграду, любуясь красотами города. А потом он спросил, есть ли у Люды с собой паспорт. Поучив утвердительный ответ, он повернул к ЗАГСу на Фонтанке. К тому времени Копелян успел развестись со своей первой супругой, актрисой Татьяной Певцовой, с которой прожил в браке пять лет.

На дворе стоял май 1941 года. О начале войны они узнали посреди Каспийского моря. Ефим и Людмила вместе с театральной труппой плыли на барже на гастроли в Баку. Людмила Макарова заболела тифом, поэтому эвакуироваться не смогла и осталась в Ленинграде. Ушедший в ополчение Копелян навещал ее в Боткинских бараках при первой же возможности, вместо гостинцев принося весь свой солдатский паек. Поправившись, Люся устроилась в Театр Балтийского флота, с которым побывала и на кораблях, и на подводных лодках. Копеляну также приходилось выступать повсюду: и в землянках, и на аэродромах. Машин не хватало, поэтому на выступление актеры шли пешком, под бомбежками. Доходили не все — поэтому прямо на ходу приходилось перекраивать пьесы или заменять погибших товарищей.

Пережив блокаду Ленинграда, супруги верили, что впереди у них только счастье. Они вернулись в родный БДТ, где его прозвали Старык, а ее — Люсинда. Всем они казались идеальной парой.

С более-менее сытой жизнью к Макаровой вернулся и ее озорной нрав. Она подтрунивала над набиравшим популярность супругом, ревновала его к поклонницам. Коллеги признавались, что иногда Люсинда впадала в такую ярость, что могла расцарапать «своему Фимочке» лицо. Копелян тоже ревновал жену, но был более сдержанным. К тому же он всегда чувствовал острые углы и вовремя любой конфликт обращал в шутку. В целом Ефим Захарович был образцом верного мужа и отличного семьянина. Он не изменял жене на гастролях, пил всегда в меру, не скандалил и не дебоширил. Единственной его страстишкой была игра в карты.

С гастролей Ефим Захарович присылал супруге телеграммы или длинные письма. «Все они напоминали признание в любви длиной в жизнь», — признавалась Макарова. Она тайно хранила их в комоде, не подавая и виду, как много они для нее значат.

Инфаркт из-за сына

В 1948 году появился на свет долгожданный сын Кирилл. Он пошел по стопам родителей и стал актером БДТ. Талантливый и музыкальный, молодой человек подавал большие надежды. Кирилл Копелян нашел себя в пародиях и писал тексты для известного юмориста Виктора Чистякова.

Но творчество занимало не все место в жизни сына Копеляна. Попав в дурную компанию, Кирилл начал беспробудно пить. Однажды без спроса взял машину отца и разбил ее вдребезги. Кирилл ввязался в пьяную драку и получил сильную травму. В больнице Кирилл Копелян впал в кому. Молодой человек вернулся в сознание, но на всю жизнь остался инвалидом на попечении родителей. Людмила оставила театральную карьеру и стала ухаживать за сыном.

Ефим Захарович тяжело переживал трагедию сына. На нервной почве у него открылась язва желудка и случился инфаркт. Поправлять здоровье Копелян отправился в больницу под Ленинградом. Два месяца актер соблюдал предписания врачей, а потом заскучал без работы. Эту тоску заметила в его глазах жена Людмила, когда приехала навестить Фиму.

Людмила Иосифовна вспоминала: «Он был бледен, но ни на что не жаловался. В больнице было довольно холодно, неуютно, и я ему сказала: «Слушай, поедем домой, хватит тебе здесь лежать!»» Но привычка любое дело доводить до конца заставила Копеляна отказаться. Он обещал потерпеть до конца лечения. Отнес в палату фрукты и сменное белье и отправился провожать жену на остановку. Это был последний раз, когда Людмила видела мужа. Спустя три часа она добралась до дома. «У подъезда — почти вся труппа и врач наш из БДТ. Говорит осторожно: с Фимой хуже стало, — делилась Макарова. — Тут я глянула на Стржельчика. Он стоял молча, весь какой-то… И я все поняла… Фима умер от второго инфаркта… Ему было шестьдесят два года…»

Выяснилось, что после расставания с женой Копеляну стало плохо. А в больнице осталась одна медсестра — все врачи на праздники уехали по домам. Когда удалось дозвониться до скорой, было уже поздно… Узнав о смерти Копеляна, Георгий Товстоногов вздохнул: «Из театра ушла совесть…»

Знакомые предлагали вдове подать на врачей в суд, но Людмила Иосифовна отказалась: Фиму-то уже не вернешь… Чтобы не сойти с ума, она вернулась в театр. Вышла на ту же сцену, где недавно, в день похорон Копеляна, стоял гроб с ее мужем. Собрав все силы, актриса попросила коллег не высказывать ей жалости и блестяще сыграла свою роль. Ефим Захарович ею бы гордился.

Марина СОБОЛЕВА

УСЫ КАК ПРИЗНАК СТИЛЯ

Никто и никогда не видел Ефима Копеляна без усов. Они идеально вписывались в каждую его роль. Актер рассказывал: «Сбрил я их как-то, но Георгий Александрович Товстоногов не оценил. «По-моему, — говорит, — вы сразу потеряли индивидуальность». Естественно, я за свою индивидуальность очень испугался и решил срочно обрести ее вновь».

  Рубрика: Кумиры 190 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:44. Время генерации:0,201 сек. Потребление памяти:9.01 mb