Взлёт и падение доктора Фёдорова

Автор: Maks Сен 18, 2019

Знаменитый на весь мир целитель глазных болезней Святослав Федоров стал офтальмологом случайно. В юности он мечтал стать летчиком, но нелепое происшествие, превратившее его в инвалида, поставило крест на летной карьере.

Федоров стал ведущим офтальмологом в мире, но в глубине души продолжал хранить юношескую мечту — подняться в небо за штурвалом. И исполнил ее спустя 54 года. Увы, по сути дело реализации этой мечты и привело его к трагической гибели.

Сын врага народа

Ныне о людях, живших в СССР, существует два диаметрально противоположных мнения. Кто-то, подчеркивая их косность и зашоренность, придумал для них язвительный термин «хомо советикус». А кто-то, подчеркивая их мужество и стойкость, вспоминает слова поэта Николая Тихонова: «Гвозди бы делать из этих людей». И наверное, те и другие правы. Люди в СССР были разными. Но Святослав Федоров однозначно был из тех, из кого можно было не просто делать, а ковать гвозди. Как только жизнь его ни била, а он от этого только «закалялся, как сталь».

Святослав родился в 1927 году в городе Проскурове (ныне Хмельницкий). Его отцом был красный командир, герой Гражданской войны, кавалер ордена Красной Звезды. Казалось бы, при таком отце Святославу можно было жить да радоваться, но получилось наоборот. Отец в 1938 году угодил под «чистку» в РККА, был арестован и по обвинению в участии в военном заговоре приговорен к 15 годам заключения. Так 12-летний Святослав Федоров превратился из сына героя в сына «врага народа». А на долю его семьи обрушились невзгоды.

После ареста главы семьи жена с сыном переехали в Новочеркасск.

А когда в 1941 году в этом городе их застала война, эвакуировались в Ереван. В 1944 году Федоров поступил в артиллерийскую спецшколу, но вскоре его перевели в спецшколу ВВС в Ростове-на-Дону. Но проучился молодой человек там недолго. В марте 1945 года, в тот момент, когда Святославу казалось, что жизнь налаживается: война близится к концу, он молодой, красивый, в форме летчика-курсанта, едет на праздничный вечер в училище, судьба опять нанесла ему жестокий удар. Неудачно спрыгнув с трамвая, Федоров лишился левой ступни.

Все мечты о небе обратились в прах, а вместо кабины самолета его теперь ждала больничная койка. В госпитале юный Федоров оказался среди инвалидов-фронтовиков. Мужчины, демонстрировавшие чудеса отваги на фронте, после увечий ломались морально. Глядя на них, Федоров решил доказать себе и всем, что инвалидность — это не приговор. Он даже победил в соревнованиях по плаванию среди полноценных спортсменов. Помыкавшись по больницам, Святослав Николаевич обрел новое призвание — медицину. В 1952 году он окончил Ростовский государственный медицинский институт.

Битва с системой

Офтальмолог Николай ФёдоровСоветская система не была идеальной. Было в ней и хорошее, и плохое. Молодым талантам она устраивала своего рода дедовщину. Но когда признавала их стойкость, проникалась уважением и создавала для них режим наибольшего благоприятствования.

Нечто подобное происходило и с Федоровым. В мединституте он специализировался в области офтальмологии. Еще во время обучения в интернатуре успешно провел свою первую самостоятельную операцию. И сумел спасти зрение слесарю, которому кусок железного зубила впился в глазное яблоко.

Но советская система была верна себе: будь ты хоть какой талант, но привилегий за это не полагается. После окончания института Федорова отправили работать врачом-окулистом в станицу Вешенская Ростовской области. Хотя, может быть, рациональное зерно в таком подходе существовало. Так называемая работа на земле давала бесценный жизненный опыт.

Стойкий характер Федорова позволил ему продолжить свое саморазвитие. В 1958 году он сумел защитить кандидатскую диссертацию. И вскоре был назначен заведующим клиническим отделением Чебоксарского филиала Государственного института глазных болезней имени Гельмгольца.

Там же в Чебоксарах Федоров заинтересовался научной проблемой имплантации искусственных хрусталиков. В журнале «Вестник офтальмологии» он наткнулся на статью, критикующую новый метод английского офтальмолога Гарольда Ридли по замене мутного хрусталика глаза искусственным, из пластмассы. Поскольку метод Ридли в СССР не признали, Святославу Николаевичу пришлось проверять его не в институте, а частным порядком. Один из пациентов рассказал ему о мастере «золотые руки» Семене Мильмане, работающем на Чебоксарском электроаппаратном заводе. И тот в качестве халтуры изготовил Федорову хрусталики из пластмассы. А Святослав Николаевич испытывал их на кухне служебной квартиры, имплантируя кроликам.

Результаты показались Федорову очень хорошими. В 1960 году в Чебоксарах он фактически на свой страх и риск провел первую в СССР операцию по имплантации искусственного хрусталика. Операция получилась успешной, Федоров фактически вернул зрение десятилетней девочке с врожденной катарактой. Но система жестко наказала его за инициативу и своеволие. Успешную операцию сочли «антифизиологической», а самого Федорова с треском выперли с работы.

Спасибо журналисту «Известий» Анатолию Аграновскому. Получив письмо от Федорова, он встал на защиту медика, хотя ему настойчиво рекомендовали не вмешиваться. Аграновский боролся не только печатным словом, но и сам вел переговоры с Министерством здравоохранения о восстановлении Федорова на работе. И чиновники пошли на попятную, правда, правоту Федорова они не признали, но назначили завкафедрой глазных болезней в АГМИ в Архангельске.

В 1962 году Святослав Николаевич совместно с офтальмохирургом Валерием Захаровым создал линзу Федорова — Захарова, один из лучших жестких искусственных хрусталиков в мире, но понадобилось еще пять лет, чтобы его перевели в Москву и дали ему возможность развивать его метод, создав лабораторию по имплантации искусственного хрусталика в 3-м Московском мединституте. В 1967 году Федоров стал имплантировать еще и искусственную роговицу.

Последний полет

По сути дела на закате СССР система наконец признала Федорова, который к тому времени уже считался мировым светилом офтальмологии, и позволила ему делать практически все, что душа пожелает.

Его Межотраслевой научно-технический комплекс (МНТК) «Микрохирургия глаза» стал своеобразной империей со множеством местных и зарубежных филиалов, с отелями и жилыми корпусами, предприятиями по выпуску медицинского инструмента, линз и оправ, а также подмосковным сельхозпредприятием «Протасово». МНТК имел собственный корабль «Петр Первый», на борту которого проводились операции в Средиземном море и Индийском океане, а также свои вертолет и самолет. Наконец-то Федоров исполнил мечту молодости — самостоятельно взмыть в небо, получив удостоверение на право управлять вертолетом.

2 июня 2000 года на принадлежавшем клинике вертолете «Еврокоптер Газель» Федоров возвращался с конференции из Тамбова. На борту, кроме него, находились пилот Анатолий Лобов, штурман Анвер Хусаинов и инженер МНТК Александр Спиридонов. Очевидцы видели, как «Еврокоптер» «повело» в небе, затем он начал резко терять высоту и упал, развалившись на куски. Все, кто находился на борту, погибли.

Олег ЛОГИНОВ

Аварию подстроили?

Официальная причина аварии — неисправность летательного аппарата. Однако многие сомневаются в правдивости этой версии. Например, вдова великого офтальмолога уверена, что катастрофу специально подстроили, чтобы завладеть огромными финансовыми активами МНТК «Микрохирургия глаза».



, ,   Рубрика: Версия судьбы

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,193 сек. Потребление памяти:8.71 mb