Взлёт и падение Петра Шелеста

Автор: Maks Окт 6, 2021

И Никита Хрущев, и Леонид Брежнев относились к Украине по-особому, как к малой Родине и, так сказать, своей кузнеце кадров, но как только в украинском руководстве начинало попахивать сепаратизмом (чаще говорили «буржуазным национализмом»), реакция следовала незамедлительно. Примером тому судьба первого секретаря ЦК КП Украины Петра Шелеста.

Никита Хрущев родился в Курской губернии, то есть практически на пограничье с губерниями малороссийскими, а первые шаги по партийной линии делал в пролетарском Донбассе. Женат был на Нине Кухарчук, украинке.

Правда, во всех анкетах писался «русский», и когда в 1938 году его решили продвинуть в первые секретари Киевского обкома, он от такой чести поначалу отказывался, заявляя, что украинским языком не владеет. Аргумент был серьезным, поскольку украинизация в республики то замедлялась, то ускорялась, но, в сущности, вплоть до гитлеровского вторжения никогда не сворачивалась.

Эффективный менеджер

Интересно, что отец Леонида Брежнева тоже родился в Курской области и перебрался на Екатеринославщину (будущая Днепропетровскую область), чтобы работать на металлургическом заводе. Его знаменитый сын в некоторых документах обозначался как украинец. Сам же Леонид Ильич, обрисовав в мемуарах свою родословную, сделал вывод: «Таким образом, по национальности я русский, по происхождению — коренной пролетарий, потомственный металлург».

Но и для него Украина была краем родным, поскольку партийную карьеру (с перерывом на войну) он делал в Днепродзержинске, Днепропетровске и Запорожье. И когда Брежнев готовил свержение Хрущева, привлечением к заговору украинских товарищей он озаботился не в последнюю очередь.

В 1963 году Хрущев забрал к себе в Москву первого секретаря украинского ЦК Николая Подгорного, а Украину оставил на Петра. Брежнев должен был симпатизировать Шелесту, поскольку биографии их были во многом схожими.

Петр Ефимович родился 14 февраля 1908 года и был всего на год с небольшим старше Леонида Ильича. Первый этап партийной карьеры проделывал в соседней с Днепропетровской Харьковской области. Как и Брежнев, перед войной служил в танковых частях, получив офицерское звание. Но Брежнева с началом Великой Отечественной войны отправили на фронт. Шелест же, работавший в Харьковском горкоме секретарем по оборонной промышленности, занимался эвакуацией, а затем осел в тех местах, куда были эвакуированы производственные мощности харьковских заводов, — сначала в Челябинске, потом в Саратове.

В Саратове Шелест шел по авиационной линии, будучи парторгом ЦК (то есть как бы надзирающим) на авиационном заводе №306. В 1948 году был переведен в Ленинград, теперь уже директором на авиазавод №272.

С берегов Невы Петра Ефимовича перебросили в Киев, причем произошло это в разгар «Ленинградского дела», катком проехавшегося по всему тамошнему руководству.

По Шелесту каток не проехал, и в Киеве он заступил на аналогичную директорскую должность на авиазаводе №473 (впоследствии холдинг «Антонов»).

Уже после кончины Сталина, как сейчас говорят, эффективного менеджера назначили вторым секретарем Киевского обкома. Хрущев к нему давно приглядывался, и Шелест его не разочаровал, усердно разоблачал «культ личности». В итоге в 1957 году взошел на следующую ступень, став первым секретарем Киевского обкома.

Отсюда оставался один шаг до того, чтобы возглавить Украину в качестве первого секретаря республиканского ЦК, и в 1963 году Шелест этот шаг сделал.

На волне «золотой» пятилетки

Главу Украины Николая Подгорного Хрущев забрал в Москву на должность председателя Президиума Верховного совета ССР, а занимавшего этот пост Брежнева передвинул во вторые секретари ЦК, то есть в свои заместители по партии. При этом Никита Сергеевич как-то не учел, что Брежнев и Подгорный хорошо знали друг друга и быстро спелись, что стало одним из ключевых факторов в успехе антихрущевского заговора. Другим важным фактором стало присоединение к стану заговорщиков региональных руководителей, включая в том числе и Петра Шелеста.

Именно он 13 октября 1964 года на заседании Президиума первым начал атаку против Хрущева, критикуя его за «волюнтаристский» стиль руководства.

Много лет спустя в предсмертном бреду Шелест шептал: «Не трогайте Никиту Сергеевича!» — то есть, сделав правильный политический выбор, свое отступничество он все же воспринимал как предательство. Хотя с точки зрения рациональности действовал Петр Ефимович правильно. Фонтанируя административными новациями, Хрущев довел экономику до кризисного состояния. Требовались какие-то прорывные решения. Слава богу, в СССР начались так называемые косыгинские реформы. Восьмая пятилетка (1966-1970) получила неофициальное прозвище «золотая». И Украина с ее бурно развивавшейся промышленностью стала рекордсменом по многим показателям не только в абсолютных (все же вторая по размерам и населению республика СССР), но и в относительных цифрах.

Считая свои позиции железобетонными, Шелест сделал первый шаг, давший противникам возможность обвинить его в «буржуазном национализме». В представленной в Политбюро записке он настаивал на том, чтобы республиканским органам предоставили право самостоятельно вести внешнеэкономическую деятельность.

Брежневу идея не понравилась, а главный идеолог СССР Михаил Суслов и глава правительства Алексей Косыгин припомнили Шелесту и другие «националистические перегибы», включая украинские вывески в Севастополе. Жестче всех Шелеста «песочил» бывший шеф КГБ Александр Шелепин, обвинивший в перегибах не только Шелеста, но и курировавшего Украину Николая Подгорного.

Впрочем, выпад аккуратно замяли, а Шелесту кулуарно сделали строгое внушение, чтобы не подставлялся со своим национализмом и не подставлял старших. Но подправить складывающуюся «националистическую» репутацию было уже трудно.

Под тенью забытых предков

Пётр Шелест и Никита Хрущёв1960-е годы были временем подъема диссидентского движения, и на Украине это движение, естественно, носило «самостийную» окраску. Профилактические аресты нескольких таких диссидентов привели к скандалу, грянувшему 4 сентября 1965 года на премьере фильма «Тени забытых предков». С протестными заявлениями выступили Вячеслав Черновол, Василий Стус, Иван Дзюба, причем их заявления были поддержаны и режиссером премьерного фильма Сергеем Параджановым, и лингвистом Михайлиной Коцюбинской, принадлежавшей к семье, идеологически канонизированной в качестве борцов за советскую власть на Украине.

Как бы вдогонку Иван Дзюба еще и прислал в ЦК письмо «Интернационализм или русификация?», доказывавшее, что украинский язык в республике притесняется, и нашпиговал его цитатами из классиков марксизма-ленинизма.

Аккуратную поддержку самостийникам оказывал председатель Союза украинских писателей Олесь Гончар. И Шелест в связи с этим якобы даже звонил Подгорному с вопросом: «Что делать? Если нас с тобой даже расстреляют, никто слова не скажет, а посадишь Гончара, весь мир всполошится».

О том, чтобы сажать Олеся Гончара, речи не было, но ситуация вокруг него сложилась скандальная. Написанный им роман «Собор» был посвящен возрождению исторической памяти нации, а сюжет крутился вокруг Троицкого собора в Новомосковске Днепропетровской области. Первый секретарь Днепропетровского обкома Алексей Ватченко узнал себя в главном отрицательном персонаже и поднял шум. Уже отпечатанный с текстом романа тираж журнала «Отчизна» конфисковали, перевод романа на русский остановили.

Шелест сумел разогнать нависшие персонально над собой тучи, своевременно отосланным в Кремль «сигналом» пересказав донос начальника Тернопольского управления КГБ Леонида Ступака. Тот сообщал о визите в область представителей центрального аппарата КГБ и о разговорах, суть которых сводилась к следующему: «Москвичи Брежнева не любят и как государственного деятеля всерьез не принимают. Говорят, что он случайный человек, пришел к власти в результате дворцового переворота, потому что его поддержали доверчивые люди. Ни умом, ни организаторскими способностями не блещет, хозяйства не знает. Он интриган и артист, но не для большой сцены, а для провинциальных подмостков. Можно только удивляться, что человек с такими личными качествами оказался во главе ЦК КПСС…»

Брежневу этот «сигнал» дал возможность сместить с поста председателя КГБ Владимира Семичастного, заменив его Юрием Адроповым. Шелест же в феврале 1968 года получил звание Героя Социалистического Труда.

В 1968 году как руководитель республики, граничившей с Чехословакией, Шелест участвовал в предшествующих вводу войск событиях, вел себя как «ястреб», хамил чехословакам на переговорах — в общем, верность идеалам коммунизма демонстрировал старательно.

Да еще и украинские диссиденты словно бы дали задний ход. Дзюба выступил с покаянным заявлением, Гончар от эскапад воздерживался, а в 1973 году подписал письмо советских писателей с осуждением Сахарова и Солженицына.

Но главная проблема Шелеста заключалась в том, что для Брежнева он являлся не его человеком, а человеком Хрущева. И сделать что-нибудь с этим было невозможно.

Персональный пенсионер

В 1970 году Шелест выпустил верноподданническую книгу «Украина наша Советская», в которой недруги попытались отыскать «буржуазный национализм», а поскольку он не отыскивался, цеплялись к каким-то мелким нюансам.

Доходило до смешного: обращали внимание, что украинская аббревиатура книги «УкраÏно наша Радянська» звучит как УНР — так же звучала аббревиатура Украинской народной республики Симона Петлюры. Вдобавок снова, пускай по мелочи, стали напоминать о себе самостийники, Дзюба, например, выступил с очередным антимосковским опусом.

В копилку истинных и мнимых националистических прегрешений Шелеста добавились его хлопоты по созданию посвященного запорожцам музея-заповедника, выпуск краеведческого многотомника «История городов и сел Украинской ССР», попытки защитить обвиняемых в националистических уклонах писателя и режиссера Ивана Виграновского и писателя Ивана Драча. Правда, когда речь не шла об украинской тематике, Шелест выступал с самых правоверных «интернационалистских» позиций, обнаруживая, например, «еврейский националистический уклон» в поэзии Евгения Евтушенко. Но это не помогало.

Брежнев уже видел его преемника в лице своего товарища по Днепропетровску Владимира Шербицкого, занимавшего с 1965 года пост председателя республиканского Совмина. Когда в 1971 году Щербицого ввели в Политбюро, Шелест понял, что это знак — двух представителей Украины в партийном ареопаге многовато.

И в мае 1972 года Брежнев кулуарно предложил Петру Ефимовичу покинуть Украину, где «и он всем надоел, и ему все надоело». Шелесту ничего не надоело, но отказываться не полагалось. И он согласился переехать в Москву.

В общем, был на Украине первым, а в столице СССР стал тоже первым, но лишь одним из пяти замов Косыгина. Естественно, оторванный от родной почвы Шелест не имел в столице никакого веса и написал в апреле 1973 года заявление об уходе на пенсию. Заявление удовлетворили сразу же с присвоением ему статуса пенсионера союзного значения.

На самом деле сил и энергии у Петра Ефимовича еще хватало, и с 1974 года он еще десять лет продуктивно работал начальником опытно-производственного конструкторского бюро на авиационном заводе в Подмосковье.

В Киеве же воцарился брежневский «днепропетровский» клан, рулившей республикой до самой перестройки. И в «буржуазном национализме» по поводу и без его представителей не обвиняли.

Петр Ефимович приветствовал создание независимой Украины и в 1993 году приезжал в Киев, но для республики к тому времени он стал человеком чужим, что, видимо, сам чувствовал.

Скончался Петр Шелест 22 января 1996 года в Москве, хотя похоронили его все-таки в Киеве на Байковом кладбище.

Дмитрий МИТЮРИН

ПОСТРАДАЛ ЗА КАБАНЧИКА

Рассчитывая на безоговорочную поддержку украинского руководства, Хрущев в 1954 году в честь 300-летия «воссоединения Украины с Россией» переподчинил Крым Киеву. Первым секретарем украинского ЦК на тот момент был Алексей Кириченко — человек грубовато-прямолинейный. Говорят, что должности своей он лишился из-за чрезмерной прямолинейности — как-то поспорил с Хрущевым на охоте по поводу того, чей выстрел свалил кабанчика. Место Кириченко тут же занял работавший ранее у него заместителем приятель Брежнева Николай Подгорный.

Загадки истории » Дворцовые тайны » Взлёт и падение Петра Шелеста

, , ,   Рубрика: Дворцовые тайны 89 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Best-Hoster.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:32. Время генерации:0,759 сек. Потребление памяти:10.87 mb