Гибель в огненной избе

Автор: Maks Сен 21, 2020

За свою многовековую историю человечество изобрело множество способов казнить людей, в том числе крайне изощренных. Но, наверное, самый дорогой и трудоемкий способ придумали в России. Это было сожжение в срубе.

Забота о зрителях

Казнь сожжением применялась на Руси прежде всего для колдунов и еретиков. Как и на Западе, у нас отправляли на костер и ведьм, только в меньших масштабах. Порой этот вид казни применялся также для изменников и поджигателей.

Сожжение осуществлялось разными способами. Например, жгли в клетках. Немецкий дворянин Альберт Шлихтинг, проведший в Москве семь лет в качестве переводчика личного врача Ивана Грозного, писал, что в деревянной клетке сожгли еретика Башкина «за лютеранство».

Жгли и в железных клетках. Этот вид казни осуществлялся, можно сказать, по европейскому образцу. Складывали костер возле столба, к которому цепями привязывали приговоренного, а потом поджигали. Но сожжение в срубе — это эксклюзивный российский способ казни.

Английский дипломат Джайлс Флетчер, живший в России в 1588-1589 годах, с удивлением описывал диковинную казнь, очевидцем которой стал: «Муж и жена… были сожжены в Москве, в маленьком доме, который нарочно для того подожгли».

Сруб делался из бревен, нередко он представлял собой настоящую избушку с дверьми и крышей. Впрочем, на дверях и крыше часто экономили: просто опускали приговоренного в бревенчатую загородку, наполненную паклей и смолой, а потом поджигали. Иногда связанного смертника бросали внутрь уже горящего сруба.

Сожжение в срубе как вид казни появилось в Московской Руси в XVI веке, но широко стало применяться только в следующем столетии. В XVII веке эта казнь была предусмотрена «за богохульство, за волховство, за чернокнижничество». Поэтому и жгли в срубах преимущественно ведьм, колдунов и тех, кто был не согласен с официальной церковью.

Так, в 1647 году по указу царя Алексея Михайловича шацкий воевода Григорий Хитрово казнил супругов Терешку и Агафьицу в срубе, обложенном соломой. Они обвинялись в том, что с помощью заклинаний уморили до смерти нескольких крестьян.

В Тотьме в 1674 году при многочисленных свидетелях была сожжена в срубе женщина Феодосья. Она якобы наводила на людей порчу. В 1671 году князь Долгорукий сжег в срубе старуху, обвиненную в колдовстве. Таких казней проводилось довольно много. Отчасти потому, что старались и светские, и духовные власти. По сообщению немецкого историка, благочестивый патриарх Иоаким отпраздновал Пасху 1685 года сожжением в срубах девяноста раскольников.

Естественно, такой вид казни требовал немалых затрат. Ведь нужно было предварительно построить сруб. Зато имелось и преимущество (если в данном случае вообще уместно говорить о преимуществах). Сожжение в срубе не предусматривало публичной демонстрации жестокости, как, например, аутодафе в Испании, а берегло чувства зрителей, поскольку процесс пожирания огнем человеческой плоти был скрыт от посторонних взоров.

Этот вид казни — при желании — можно даже назвать гуманным. Из-за задымления в срубе человек быстро терял сознание и умирал, уже не чувствуя боли.

Мятежный протопоп

Самыми известными сожжениями в срубах стали казни старообрядцев.

Известно, что истово верующие люди зачастую абсолютно нетерпимы к любой другой вере. Протопоп Аввакум был ревнителем древнего благочестия, патриарх Никон — сторонником новшеств. Они затеяли ожесточенный спор. Главный вопрос заключался в том, сколькими перстами креститься. Крылатой стала фраза Аввакума: «Лучше бо человеку не родиться, нежели тремя персты знаменатися».

Патриарх Никон долго пытался перевоспитать Аввакума. Упорствующего протопопа лишали сана, ссылали — ничего не помогало. 15 лет Аввакум просидел в земляной келье Пустозерского острога. За это время Пустозерск (город на Крайнем Севере, на территории нынешнего Ненецкого автономного округа) превратился в центр пропаганды старообрядчества. Причем раскольники выступали не только против официальных церковных иерархов, но и против светской власти. Царь Федор Алексеевич опасался, что проповеди Аввакума приведут к бунту, и приказал отправить протопопа на костер. 14 апреля 1682 года главный идеолог старообрядчества был сожжен в срубе «за великие на царский дом хулы». Вместе с ним приняли мученическую смерть его ближайшие сподвижники — Епифаний, Лазарь и Федор.

Через семь лет таким же способом казнили немецкого писателя и проповедника Квирина Кульмана. В юности он тяжело болел, и у него начались видения. Кульману казалось, что за его спиной постоянно витают два ангела. Они и нашептали ему, что бог хочет объединить иудаизм, ислам и христианство в одну религию, а Квирин должен сообщить об этом всему миру.

Кульман отправился проповедовать новое учение по всему свету. Он скитался по Англии, Франции, Голландии, Швейцарии и даже пытался в Константинополе обратить в свою веру турецкого султана.

В конце концов проповедник добрался до Московии. Здесь ему не повезло: на него накропал донос главный пастор московской немецкой общины Иоахим Мейнеке. Еретик Кульман, дескать, не уважает царскую власть.

Это было серьезное обвинение. Квирина Кульмана пытали, а 4 октября 1689 года сожгли в срубе на Красной площади в Москве. Заметим, что в это время власть уже принадлежала Петру I.

«Спокойно взошла на край хижины»

Сожжение в срубе Алёны АрзамасскойВ срубах жгли не только колдунов и вероотступников. Такой казни, к примеру, удостоилась соратница Степана Разина Алена Арзамасская. Эта простая казачка была личностью незаурядной. По свидетельству современников, она отличалась недюжинной силой и непревзойденной меткостью при стрельбе из лука. Причем лук был настолько тугой, что, когда солдаты пленили ее, никто из них не смог его натянуть.

Уже в молодые годы Алена стала вдовой и приняла постриг в женском Николаевском монастыре в Арзамасе. Но когда началось восстание Разина, она сбросила монашеские одежды, собрала отряд в несколько сотен человек и овладела городом Темниковым, которым управляла более двух месяцев.

Однако 4 декабря 1670 года Темников был взят царскими войсками, которыми командовал воевода Юрий Долгоруков. Алена укрылась в церкви и отстреливалась из лука до последней стрелы, убив семь или восемь солдат. Когда стрелы закончились, она отшвырнула лук и саблю и припала к церковному алтарю. Ворвавшиеся в церковь солдаты взяли ее в плен. Алену подвергли страшным пыткам, а потом сожгли в срубе. Немец Иоганн Фриш писал: «Через несколько дней после казни Разина была сожжена монахиня, которая, находясь с ним (заодно), подобно амазонке, превосходила мужчин своей необычной отвагой… Ее мужество проявилось также во время казни, когда она спокойно взошла на край хижины, сооруженной по московскому обычаю из дерева, соломы и других горючих вещей, и, перекрестившись и свершив другие обряды, смело прыгнула в нее, захлопнула за собой крышку и, когда все было охвачено пламенем, не издала ни звука». Существует легенда, что власть, дабы народ забыл о сподвижнице Степана Разина, запретила под страхом смерти употреблять само имя Алена. После этого возникло заблуждение, что Алена — производное от Елены. А на самом деле это никакое не производное, а нормальное старорусское имя.

Старший бес Ерохта

Последний в России приговор к смертной казни через сожжение в срубе был вынесен в декабре 1762 года в Яренске. Тогда за колдовство осудили 52-летнего зажиточного крестьянина Андрея Козицына. Глава местной крестьянской общины донес, что Козицын навел порчу на пятерых женщин. На допросе крестьянин признался, что в 1752 году на Пасху вступил в союз с нечистой силой, после чего получил в подчинение нескольких бесов, старшего из которых звали Ерохтой. Этих бесов Андрей якобы напускал на односельчан.

Самое удивительное, что признание Козицына было получено без применения пыток. Его трижды пытали уже после признания. Несчастному крестьянину нанесли 71 удар кнутом, но он упорно стоял на своем по части связей с нечистой силой. В то время считалось, что трехкратная пытка снимает все сомнения в правдивости показаний. Но Козицына стали пытать и в четвертый раз. Два часа он провисел на дыбе и получил еще 25 ударов плетью, но показаний не изменил.

Козицына осудили на «казнь смертную сжением в срубе». Но еще раньше императрица Елизавета Петровна ввела мораторий на смертную казнь. Поэтому Архангельская губернская канцелярия не утвердила приговор Козицыну. Его высекли, вырвали ему ноздри, поставили на лице клеймо и отправили на каторгу. Наказание он отбывал в Нерчинске на серебряных рудниках. Считалось, что страшнее этого ничего не может быть.

Впрочем, в 1770-е годы на Камчатке все-таки сожгли в срубе колдунью-камчадалку. Но не по решению суда, а по приказу коменданта Тигильской крепости Тимофея Шмалева. Это было последнее сожжение в срубе в российской истории.

Олег АЛЕКСАНДРОВ

, , ,   Рубрика: Праздники, нравы и традиции

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:45. Время генерации:0,121 сек. Потребление памяти:8.19 mb