Брат на брата

Автор: Maks Авг 13, 2020

Князь Владимир Старицкий, двоюродный брат Ивана Грозного, погиб в годы опричного террора. Историки до сих пор спорят, кем он был — опасным заговорщиком или невинной жертвой мнительного царя?

Железная маска

Далеко не всегда отношения московских великих князей с родственниками были добрыми.

Василий Темный вел изнурительную войну со своими двоюродными братьями — Василием Косым и Дмитрием Шемякой.

Иван III ссорился с родными братьями — Андреем Большим и Борисом. Братья даже поднимались на вооруженную борьбу против великого князя. В итоге Андрей Большой закончил свои дни в тюрьме, там же провели большую часть жизни его дети — Иван и Дмитрий.

В конце правления Ивана III разгорелась нешуточная борьба между внуком великого князя Дмитрием и сыном от второго брака Василием. В результате Василий III наследовал отцу, а внук погиб в заточении.

Когда в 1533 году Василий III умер, великим князем стал его сын Иван, вошедший в историю с прозвищем Грозный. Но тогда он еще не был Грозным, ему было всего три года. Бразды правления взяла в свои руки его мать — Елена Глинская.

Маленький ребенок на престоле — это всегда опасность мятежей и переворотов. В данном случае опасность олицетворяли собой два дяди, два сына Ивана III — Юрий и Андрей.

Юрий был удельным князем Дмитровским. Пока его старший брат — Василий III — оставался бездетным, Юрий считался наследником престола. Это длилось 25 лет. Естественно, князь успел привыкнуть к роли наследника и не очень хотел отдавать власть своему малолетнему племяннику.

Бояре, группировавшиеся вокруг Елены Глинской, опасались, что Юрий поднимет мятеж, и решили, как говорится, действовать на опережение. Они арестовали князя Юрия, бросили его в темницу и уморили голодом.

Столь решительные действия, разумеется, не обрадовали второго дядю — Андрея, удельного князя Старицкого. Он — не без оснований — не ждал от Елены Глинской ничего хорошего. Андрей демонстрировал лояльность, но при этом подумывал о бегстве в Литву. В 1537 году на Старицу двинулись московские полки во главе с Иваном Овчиной Телепневым-Оболенским, фаворитом Елены Глинской. Князь Андрей двинулся в сторону Литвы, но по дороге передумал и пошел на Новгород, рассылая грамоты и приглашая дворян поступать к нему на службу.

Это был уже настоящий мятеж, хотя, по сути дела, вынужденный. Андрею Старицкому удалось собрать значительный отряд, но он не рискнул вступить в бой с Овчиной. Вместо боя князь направился в Москву, чтобы выпросить прощение у Елены Глинской.

Прощения не последовало. Князя «посадили в заточение на смерть», надев на него «шляпу железную» — видимо, нечто воде железной маски.

Присяга младенцу

Князь Владимир СтарицкийЧерез полгода Андрей Старицкий умер. Его жена Ефросинья и сын Владимир еще несколько лет просидели в тюрьме. В 1541 году бояре Шуйские, опекуны Ивана Грозного, простили Старицких и вернули им конфискованный ранее Старицкий удел.

Тем временем Иван Грозный подрос, женился, венчался на царство и начал править самостоятельно. У царя был младший брат Юрий, глухонемой и слабоумный, которого никто не воспринимал всерьез. А вот двоюродного брата — Владимира Старицкого — как раз воспринимали. И видели в нем претендента на престол. Это его в конечном счете и погубило.

Владимир Андреевич был человеком вялым и недалеким, хотя и не таким полуидиотом, каким он показан в знаменитом фильме Эйзенштейна «Иван Грозный»,

Поначалу отношения между царем и его двоюродным братом складывались вполне нормально. Но в 1553 году Иван Грозный тяжело заболел. Он просто-напросто находился при смерти. И потребовал от бояр принести присягу своему сыну Дмитрию (не путать с царевичем Дмитрием, родившимся гораздо позже и погибшим в Угличе).

Сыну не исполнилось и года. Многие бояре не хотели, чтобы царем оказался младенец. В этом случае страну ждало правление регентов, на первый план вышли бы Захарьины, родственники царицы Анастасии, жены Ивана Грозного и матери Дмитрия.

Бояре полагали, что было бы гораздо лучше, если бы престол занял 20-летний Владимир Старицкий. Надо признать, что Старицкие полностью разделяли эту точку зрения. Владимир Андреевич и его мать Ефросинья отказались присягать младенцу Дмитрию. Более того, они вызвали в Москву свои удельные войска и пытались переманить бояр к себе на службу.

Дело шло к государственному перевороту. Однако большинство бояр не поддержало Старицких и присягнуло Дмитрию. Присягнуть пришлось и князю Владимиру, и Ефросинье. Именно она, волевая и целеустремленная, была душой заговора. Она мечтала видеть на троне своего сына. К тому же Ефросинья помнила о гибели своего мужа и желала отомстить.

Дьяк пишет донос

Мятеж Старицких кончился, так и не начавшись. Иван Грозный выздоровел, но запомнил нанесенную ему обиду. Забывать обиды было вообще не в характере царя.

Но в молодые годы Иван Грозный не всегда был скор на расправу. Он простил Владимира Старицкого и даже сделал его опекуном своего сына Ивана (того самого, которого, по некоторым данным, царь убьет в припадке гнева).

Однако жесткое правление Ивана Грозного вызывало недовольство. Царь боялся, что бояре могут учинить смуту и выдвинуть претендентом на престол князя Владимира Андреевича.

В 1562 году знатный дворянин Борис Хлызнев-Колычев перебежал на сторону литовцев. Перебежчик был ближним человеком у Владимира Старицкого. Естественно, Иван Грозный начал подозревать двоюродного брата в измене.

А в следующем году на Владимира Андреевича поступил донос. Его автором был Савлук Иванов, служивший у старицких князей дьяком и угодивший в тюрьму.

Дьяк уверял, что Владимир Андреевич посадил его в темницу, боясь разоблачений. Дескать, князь задумал какие-то «неисправления и неправды».

Возможно, дьяку просто надоело сидеть в тюрьме, вот он и решил обрести свободу таким образом. Так или иначе, Иван Грозный отнесся к доносу серьезно и учинил следствие.

Царь конфисковал удельные земли Владимира Андреевича, а судьбу князя доверил решать высшему духовенству. К сожалению, мы не знаем, в чем именно обвиняли старицкого князя. Духовенство приняло компромиссное решение: Владимир Андреевич виновен в «неправдах», но его надо простить.

Иван Грозный так и поступил. Впрочем, он не простил мать Владимира — Ефросинью. Ей пришлось постричься в монахини. Царь вернул Старицкому конфискованный удел, но вскоре произвел обмен: забрал удел, а Владимиру Андреевичу дал Дмитров, Звенигород, Стародуб и Борисов. Это были неплохие города, но Владимир Старицкий лишился своего удельного войска.

«У Земских лопнуло терпение!»

Но и без войска князь оставался бельмом на глазу царя. В 1565 году Иван Грозный ввел опричнину. Знать выражала недовольство. Бояре понимали, что отменить опричнину можно
только одним способом: сместить Ивана Грозного с трона.

В 1567 году созрел заговор. «У земских лопнуло терпение! — пишет немец-опричник Генрих Штаден. — Они начали совещаться, чтобы избрать великим князем князя Володимира Андреевича».

Об этих планах заговорщики сообщили самому князю. Владимир Андреевич не пришел в восторг. Наоборот, он испугался. И выдал заговорщиков Ивану Грозному.

Казалось бы, царь должен был испытывать благодарность. Ничего подобного: Грозный понимал, что любые недовольные всегда будут обращать взоры на Владимира Старицкого. Царь решил избавиться от двоюродного брата.

В 1569 году опричники арестовали дворцового повара Моляву. У него нашли порошок, объявленный ядом. Под пыткой Молява дал показания: меня, мол, подкупил Владимир Андреевич, чтобы отравить царя.

Судьба Владимира Старицкого была решена. Его отозвали из Нижнего Новгорода, где он находился с войсками. На подъезде к Москве лагерь князя окружили опричники. Малюта Скуратов и Василий Грязной объявили Владимиру Андреевичу, что царь считает его не братом, а врагом.

Иван Грозный не захотел казнить родственника — он заставил его выпить яд. Также царь казнил жену князя, доводившуюся двоюродный сестрой Андрею Курбскому. Вскоре была убита и Ефросинья — ее то ли утопили, то ли отравили угарным газом.

Получается, что Владимир Старицкий был и заговорщиком, и невинной жертвой. Его прощали, когда он действительно строил заговоры, и умертвили, когда он был ни в чем невиновен.

Князь был лишь пешкой в чужих руках, но шахматная партия оказалась слишком жесткой.

Глеб СТАШКОВ



, , ,   Рубрика: Заговоры и мятежи

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:47. Время генерации:0,125 сек. Потребление памяти:8.12 mb